фан-сайт игры Mafia: the City of Lost Heaven
   radio             


Оглавление

Новости
Немного истории
Секреты и приколы
Видеогалерея
Моддинг Мафии
Расширенная версия Mafia
Пишем скрипты для Mafia
Как делать ADDin`ы
Доступ к DTA файлам
Чемпионат по игре
The Alive mod v.16
Пришелец-алхимик
Телохранители
Пушка броневика
Продавцы машин
Грязные гонки
Голем (памятник)
Супер-телохранители
Миссия в порту
Террорист-смертник
Ресторан Сальери
Сельская местность
Alive Mod Evolution 18.0
Секреты Аливе мода
Скачать Alive mod
Юморная страничка
Наш музей Мафии
Альфонсо Капоне
Бонни и Клайд
Джон Диллинджер
Машины той эпохи
Оружие той эпохи
Музыка из Мафии
Если хотите помочь
Благодарности
Кладовочка



15.02.2015

Mafia: The City Of Lost Heaven. Предыстория.


Часть 2. Братская война.


3 сентября 1929.
Антонио Фернандес:
Я вдохнул свежий воздух нового города и отправился подальше от парохода, который меня сюда привез. Жизнь, кажется, немного налаживалась, так что я позволил себе широкую улыбку. Лост-Хэвен, так назывался город, в который я приехал. Я не знал о нём ничего, кроме названия, зато я был свободен от груза прошлого. Жизнь моя шла не по правильному пути, что меня ничуть не беспокоило, но зато беспокоило других людей, которым я насолил. Но здесь им до меня не добраться. Всю свою жизнь можно начать сначала.
Так уж вышло, что по происхождению я испанец, думаю, можно не говорить, как их недолюбливают здесь. Что быть менее пристыженным порой приходится называться итальянцем, хоть их тоже недолюбливают, но немного меньше. Вполне естественно, что, пытаясь втереться в компанию итальяшек, я однажды узнал о том, что знать не следовало. О криминале. Нет, не о простых бандитах, которых пруд пруди в каждом городе нашего времени, а о настоящей организации, теневом правительстве нашего времени, о Мафии. По глупости своей я попытался на этом знании нажиться и теперь с трудом унёс ноги, но, все же, я жив и в голове мои знания приумножились. Посмотрим, сможет ли этот город подарить мне что то большее, чем фетровую шляпу...
- Осторожнее, амиго! - увернувшись от ящика, сказал я в след раббочему, после чего направился к выходу.
- Что, огрести захотел, полукровка? - Небогатый и нетрезвый американец злобно на меня посмотрел, едва протиснув голову через огромный ящик.
- Огребешь ты от начальника за испорченный товар. - весело откликнулся я и подсёк хама. Тот повалился, из ящика полетели банки, вроде консервов, а я сбежал в толпу, через пару минут уже и позабыв о происшествии.
Около забора, недалеко от выхода, стояла парочка охранников и тихо переговаривалась, однако, обрывок диалога я всё же уловил.
- …Надо бы скорее заканчивать тут всё, а то босс рассердится…
- Работы ещё много, ему людей не хватает…
О ком это они? Может, стоит посмотреть, кто тут ведёт свою политику? А узнав, заработать лёгкие деньги. Надо бы всё обойти…
Так думал я, выходя из порта. Город был совершенно не знакомый. В отличие от одноэтажных или двухэтажных домов в моём городе, откуда он приехал, тут балом правили многоэтажки, а сбоку виднелись и совсем уж высокие здания, вроде небоскребов. Запах технического дыма явственно давал понять, что мы в технической зоне. Ну, мне здесь делать нечего. По натуре я художник, мне претит физический труд.
Не успел я сделать и шага от выхода из порта, как подъехало такси, и водитель посигналил, приглашая сесть. Я подумал, почему бы и нет, деньги у меня, к счастью, пусть и небольшие, но водились. Во всяком случае, такси отвезёт туда, куда надо.
- Куда едем? – приветливым голосом, вежливо, спросил таксист.
- В какое-нибудь место, где можно было бы хорошо провести время. - в голове у меня уже созревал план.
- Рекомендую бар «Помпеи». Открылся не так давно, но уже довольно популярен.
Вскоре я уже добрался до места, таксист, представившийся Томасом, радушно рассказал о строении города, поведал о том, где найти итальянскую диаспору, сам он похоже, тоже был итальянцем, так же я узнал еще пару солидных заведений, где могу найти себе работёнку, хотя водитель даже представить не мог, какого рода работу я ищу.
Я расплатился и зашёл в бар. Внутри он выглядел в меру солидно, но тесновато. То ли бедность района сказывалась, то ли арендная плата, но внутри были тесно и тускло, однако, он был подозрительно дорого обставлен, возможно, теснота была лишь частью стиля бара.
Подойдя к стойке, я сел на один из небольших стульчиков и подозвал бармена.
- Доброе утро. Что закажете?
- Подают у вас здесь что-нибудь... Хм... Что-нибудь, что бы согревало душу - двусмысленно начал я.
Бармен огляделся, наклонился ко мне и спросил:
- Может немного виски? М-м?
- А может немного тюрьмы, а, дружочек? Сухой закон на дворе. Впрочем, ты знаешь как это уладить...
Бармен посуровел и провмолвил.
- Что ты имеешь в виду?
- А ты, стало быть, не догадываешься? Ну-ка, отведи меня к хозяину ресторана.
- Хм.. – он отставил бутылку и пристально посмотрел на меня – интересно, а с чего бы ему быть здесь? А даже если он и тут, то не станет отвлекаться на всяких оборванцев. Ты бы сначала на себя взглянул…
- Так, я теперь уже оборванец... Послушайте-ка меня, уважаемый, я сейчас уйду. А когда приду, но мне будет черный плащ, и фетровая шляпа. Догадываешься, кто так одевается? Впрочем, если и нет, отряд полиции, пришедший со мной, без труда тебе напомнит.
Эх и гордился же я собой в этот момент! Бармен моментально стал белым как полотно.
- Не надо полиции… Поезжайте в ресторанчик «Радуга», наш хозяин должен быть там.
Как только я вышел, к стойке подошёл один из громил, сидящих за ближайшим столиком и бросил бармену:
- Надеюсь, Луи сегодня в духе. А иначе скверно закончится день у этого детектива, ха-ха…
Тем временем очередное такси везло меня к ресторанчику «Радуга». Это было небольшое одноэтажное здание, похожее на кафе. Перед ним была довольно просторная стоянка, где находилось несколько машин. Внутри всё было аккуратно и в то же время просторно. Барная стойка находилась у дальней от входа стены и проходила по всей её длине.
Подойдя к стойке, я первым делом спросил у бармена:
- Приветствую. Можно ли узнать, где я мог бы найти хозяина ресторана?
От дальнего стола приподнялся тщедушного вида человек, почти лысый и глупо улыбающийся, и подошёл к нему.
- Это я, приятель. Что-то нужно?
Это ещё кто такой? Пугало огородное, да и только. Нет, такой человек явно не может быть кем-то серьёзным. Увы, планы мои быстро рушились, ибо работать на таких дурней я не буду точно. Впрочем, уверен я, это не последнее питейное заведение в городе...
- Да, да, именно вас, милейший, я и искал. Видите ли, я приехал издалека, и привык жить на широкую ногу, но увы… Не знаю ни одного приличного заведения в этом городе. Вот я и искал кого-нибудь, кто мог бы показать мне такие места.
Он широко улыбнулся и ответил:
- Ты пришёл по адресу, приятель. Я как раз хотел возвращаться в «Итальянский садик», лучший, на мой взгляд, бар в городе. Вижу, ты человек со вкусом. - этот придурок с достоинством смотрел на мой костюм, очевидно, приняв простецкие шмотки за очередную причуду моды. - Поехали?
Только я решил выйти, как на меня накинулся бармен.
- Это у меня-то ресторанчик не приличный? Да за кого ты себя принимаешь, оборванец? Откуда у тебя вообще могут быть какие-то деньги? Луи, я бы не стал его никуда возить.
- Остынь, твоё дело – клиенты. Всё остальное тебя не касается.
Кажется, я легко смог обвести вокруг пальца этого строящего из себя жутко умного, тупицу. Что ж, посмотрим, что будет дальше.
Этот бар был гораздо лучше устроен, чем «Помпеи», хоть места было гораздо меньше, да и народу было - не протолкнуться. Этот самый Луи направил меня прямиком к стойке, а сам пошёл в соседнюю дверь, видимо, какой-то кабинет.
- Доброе утро, амиго! – поприветствовал я стоящего за стойкой, мысленно себя одёрнув, что пора бы отвыкать от испанских словечек – мне сказали, что тут я могу найти лучшее виски в городе…
- Это так, чёрт возьми! Чего налить?
- Видишь ли, любезный, я ищу работу. Не подскажешь, где можно найти её?
- Лёгких денег захотелось, да? – он стал суровым, - видел ребят в порту? Поезжай туда и без проблем устроишься.
- А я думал, люди здесь не менее вежливые, чем их выпивка… Жаль, что я ошибся.
Направившись к выходу, я был остановлен окликом моего нового знакомого. Он подошёл ко мне и тихо сказал:
- Постой, приятель, не так быстро. Считаешь себя умнее? Подожди, вот поедем сейчас к боссу, он разберется с тобой.
Ещё двое громил подхватили меня, и повели из бара. Ехать пришлось недалеко и через пару минут мы были уже на месте. Заехав на стоянку близ бара, меня снова вывели и повели через черный ход внутрь. Там почти никого не было, кроме бармена и парочки пьяниц, за одним из столиков. Видимо, местные завсегдатаи. Открылась соседняя дверь и из неё вышел ещё один человек. Выражение его лица было властным, и я сразу понял, что это и есть их хозяин, или как они его называли – босс.
- Какого черта, Луи! Я что говорил тебе делать? Почему ты слоняешься без дела, а это ещё кто такой?
- Именно на счёт этого я и пришел поговорить, босс. Видите ли, - кажется, парень довольно сильно трепетал перед своим начальством, - мы прихватили его в «Садике», он очень уж порывался найти тут место, где он мог бы отдохнуть, да ещё и решил, будто бы умнее нас. Слишком уж он неуважительно отнёсся к Филиппе. Вот мы и привезли его к вам.
- Идиоты! – он взмахнул руками, - вместо того, что бы делать то, что я вам говорю, вы привозите мне какого-то оборванца, который вроде бы как вас обидел. Надо было выкинуть его без разговоров и всё. Вот на кой хрен мне он сдался? Или вы думаете, что кроме него у меня дел нет? Вы что, совсем тупые или как? Вам объяснить, как надо работать? А ну кышь отсюда! Ваше дело маленькое – так вы и с ним справиться не можете! А ну вон отсюда!
Когда они, потрёпанные от того, что их обругали, ушли, он повернулся к бармену и сказал:
- Стадо баранов! Их бы всех выкинуть на свалку, да что я один сделаю то? Ладно, хоть эти идиоты сообразили не убивать его. Подай мне виски, голова от них болит.
Словно обретя крылья, прикинув, что сейчас самое время начать, я подошёл к нему и достаточно нагло спросил:
- Есть какие то сложности… с персоналом?
Как и было рассчитано, слова произвели нужный эффект.
- Эта кучка идиотов не способна даже на мелкие поручения. Главный, из которых этот Луи, с которым ты связался. За что я им плачу? Я плачу за работу. За выполненную работу, - он подставил пустой стакан, сказал налить ещё и опять обратился ко мне – а эти кретины не могут выполнить даже простейшие поручения. Эй, а ты, я вижу, не просто так оказался тут, а? Работу ищешь?
- Работа всем нужна, любезный, а уж деньги тем более. Вот только я отличаюсь от других тем, что работаю не за зарплату, а за идею, да и хорошо храню тайны.
- Как ты думаешь, смог бы ты выполнить поручение, которое уже второй день не может выполнить этот идиот Луи? Думаю, что стоит попробовать. Во всяком случае, хуже уже не будет.
Он считает себя самым умным здесь, ну что же, это мне только на руку. Думаю, облапошить его на кругленькую сумму будет не сложно. Особенно, если немного подыграть.
- В чём заключается суть?
- Завтра утром приезжай, я всё тебе растолкую. – он залпом осушил второй стакан – справишься, получишь сто баксов. Большие деньги, не правда ли? Эти идиоты только и делают, что лакают мой виски за мой же счёт, а работу ни хрена сделать не могут. Справишься с несколькими такими поручениями – поставлю на его место. Ладно, иди, приходи завтра утром.
Выйдя из бара, я вдохнул свежий осенний воздух и махнул рукой проезжающему мимо такси. Пока оно ехал по направлению к отелю, в моей голове быстро созревал дальнейший план действий, согласно которому можно получить не маленькие денежки, лишь стоит только поддакивать этому самому умному.
Тот же день
Сэмюэль Моретти:
Я наслаждался моментом, дорогое кожаное кресло было глубоко, словно ванна. Неплохо бы такое поставить у себя дома, если оно поместится. Тяжелая, мраморная пепельница была почти пуста, я решил исправить это недоразумение и достал небольшую сигариллу. Человек в чёрном, сидевший слева от меня, поднёс мне зажигалку.
- Спасибо, Джимми. – сквозь зажатую в зубах сигариллу проговорил я.
В ответ собеседник кивнул.
Мы сидели в холле аэропорта Лост-Хэвена, перед нами была стойка, в которую уже мы сдали билеты, справа от нас была автостоянка и выезд на шоссе, а слева выход к самолётам. Пока у нас было еще некоторое время.
- Ну так что, куда держишь путь? – спросил я Джимми. Я сегодня никуда не летел, я был послан, что бы проверить, улетит ли Джимми.
- Пока в Чикаго, надо заработать репутацию у крупных семей… Потом в какой-нибудь приморский городок, вроде этого. Эмпайр-Бэй, например…
- А что же не хочешь примкнуть полноценно к какой-либо семье?
- Кто-то должен делать грязную работу. Хочу добиться того, что бы каждый криминальный элемент знал пословицу: «У вас проблемы? Звоните Джимми!».
- Да, большие планы.
Мы замолчали. После убийства Пеппоне Джимми на пол-года залёг на дно, а теперь мы мирно, но настойчиво его выпроваживали. Теперь в семье и так были дела, не до наемника нам.
- Ну что, может пойдем пока найдем домик ожидания для рейса? – Спросил меня Джимми.
Мы вышли на огромную взлётную полосу в поисках нужной стартовой площадки. Пройдя пару ангаров, мы нашли комнату ожидания. До взлёта оставалось десять минут. Джимми летел в малоразмерном современном самолёте. К нему уже подвели трап, так что мы решили, что будет лучше, если Джимми заберётся в самолет заранее.
- Удачи вам, передавай дону благодарность.
- Непременно. – фальшиво улыбаясь попрощался я.
Дверь самолёта закрылась, я проводил улетающий силуэт взглядом и смачно плюнул на место его стоянки.
Ненавижу таких как Джимми. Ублюдки без роду и племени. Нет в них ни морали, ни чести, сделают что угодно ради денег.
Я не святой, но я иду своим путём и считаю деятельность семьи правильной. А Джимми просто плевать. На всё. На мораль, на кодекс чести, на собственное достоинство. Все ради денег.
Я завел двигатель в своем видавшем виды автомобильчике, попутно размышляя о том, что бы поднакопить на новую машину. Деньжат теперь у меня было порядочно.
Улицы города были пусты, машин было мало. Великая депрессия не позволяет жить с шиком, для малоимущих всегда есть бесплатные трамваи и метро. Ну а я сейчас отправился в кафе не предназначенное для малоимущих, я поехал в Итальянский Садик. В этом заведении повар, за солидную оплату, надо заметить, делал для меня настоящую итальянскую пиццу. Казалось бы чего сложного – сделать пиццу. Да ничего, если вы обычный человек. А я, увы, питаться пищей нормальных людей мог редко, ибо вынужден соблюдать строгий режим питания, когда после одного из моих похождений мне едва не прострелили печень. Пицца сия была почти как нормальная. Оливки, лук, каперсы, немного специй. Сорт очень сухого сыра, другие мне нельзя, из-за сухости, как мне по секрету рассказал бармен, приходится добавлять побольше томатной пасты, а так как она мне особо не рекомендуется, то её разводят с водой. Колбасы, естественно, нету и в помине. Зато для аромата в томатную пасту добавляется чеснок. И ещё один штрих – пицца делается на специальном тесте, оно не особо вкусное и очень жёсткое, зато мне не запрещено. На выходе блюдо получается «скорее не очень, чем вкусным», но я привык уже. Да и когда знаешь, что мог сейчас с комфортом лежать в просторном гробу, если бы в той переделке печень мне бы таки прострелили, как то забываешь о том, что в пицце нет колбасы, и вгрызаешься в неё с особым удовольствием.
А еще сегодня, раз уж у меня выдался свободный день, я хотел посетить Луку Бертоне, проконсультироваться на счет автомобиля.
Я припарковался возле Итальянского Садика и вошёл в кафе.
Заказав фирменую пиццу, я огляделся по сторонам, в поисках знакомых лиц. Одно знакомое, но отнюдь не дружеское лицо, я заприметил. Это был один из бандитов Морелло. После смерти Пеппоне у нас пока не было единого дона, мы организовали своеобразное «Временное правительство», многих это устраивало, но некоторые прекрасно понимали, что рано или поздно Сальери и Морелло начнут конкурировать. Одним из таких людей как раз был этот гангстер, его зовут Ричи, небольшого роста, крепкий и очень злобный. Злобный именно на меня. Не знаю за что, но он меня очень невзлюбил, очевидно, видя во мне потенциального конкурента в будущем, хотя вполне возможно, что я ему не нравился как профессионал. Оно и ясно, свою работу я выполняю просто великолепно. Ну, выполнял раньше, но и сейчас, после травмы, я многое могу показать. А Ричи, соответственно, так хорошо не работал, вот и зависть была неплохим подспорьем, что бы меня невзлюбить. Впрочем, я славлюсь в узких кругах не только исполнительностью, но и флегматичностью, так что ненавистники меня особо не беспокоили.
Мне принесли пиццу, а я в это время помахал Ричи в знак приветствия, нацепив на лицо лёгкую улыбочку. В ответ, чему я был немало удивлен, он отнюдь не показал мне средний палец, а пересел ко мне за столик, прикрывшись лживой улыбочкой.
- Привет, Ричи! – попытавшись изобразить дружелюбие, сказал я.
- Пошёл ты… - тихо, словно таясь от посетителей, ответил мне собеседник.
Я молча пожал плечами и приступил к пицце, не особо то меня и заботят причины того, что он ко мне пересел, если де факто мы все те же конкуренты.
Однако, Ричи не угомонился, и продолжил тихую тираду.
- Я слежу за тобой. Одно неловкое движение, и тебя вывезут из семьи вперед ногами.
Я ответил:
- А я за тобой не слежу, но если ты сейчас продолжишь, тебя вытащат из садика, может и не вперед ногами, но уж без ног точно.
- Ах ты сукин сын! – удивительно, но пытаясь вскрикнуть он вообще перешёл на шёпот, уж не знаю, от кого он таился. – сальерьевский лизоблюд! Ты думаешь, твой дон сумеет взять этот город? Черта с два! Тебе несдобровать, как и всей вашей семье!
Замечал я такое за людьми, что иногда они свои страхи или комплексы проецируют на других. Очевидно, сейчас с Ричи как раз это и происходило. Он боялся, что Морелло останется не у дел и как мог себя убеждал в обратном.
- Окей, полегче. Я тебя понял, уже ухожу.
Я встал из-за стола и побрёл к своей машине, Ричи наверняка был немало удивлён, что я так легко сдался. Думаю, ему будет большой сюрприз, когда к моему столику принесут счёт на обалденно дорогую пиццу, ведь счет оплачивать придётся ему. Ну, или объяснять, что мы с ним не знакомы, а он подсел к моему столу просто так. В любом случае, я уже отъехал от заведения и направился в сторону автосервиса Бертоне.
А за окном расстилался мой любимый район города – Центральный Остров. Море небоскребов, тожество прогресса. Здесь всегда было полно народу, кроме низших слоёв, которых я как раз недолюбливая. Не поймите меня неправильно, я не могу невзлюбить людей лишь за их социальный статус. Просто мне неприятно смотреть на бедноту. Я сам в ней вырос, и лишние напоминания неприятно бередят душу.
Вскоре я уже подъезжал к закутку, за углом которого таилась мастерская Бертоне. Я был с ним шапочно знаком раньше, так что вполне мог с ним поговорить за жизнь и спросить совета.
- Доброго дня, Сэм! – провозгласил механик ещё до того, как я выбрался из машины.
Я вышел, закрыл дверь и ответил на приветствие:
- Привет, Лука.
- Что, нужна помощь я машинкой?
- Да нет, я по другому поводу. Хочу купить автомобиль себе новый. Может ,чего посоветуешь. Ну, цену не слишком что бы, но авто крепкий, сам понимаешь…
Лука задумчиво почесал голову, да и предложил:
- Слушай, а не хочешь мне в деле одном помочь? А я в обмен машинку тебе подгоню.
- Это что же за дело такое, за которое машины дарят?
- Дело простое, просто совсем не легальное. Есть у меня один клиент, теперь уже бывший, этот козёл подогнал мне машину с розыскными номерами. Твоё дело это лишь запугать его, ну там съездишь к его дому, да по окнам постреляешь, дело плёвое, по сути…
- Да, мне подходит. Но что-то слабо верится, что ты за это сумеешь дать целую машину.
- Ну, я не совсем тебе её дам… Я дам тебе наводку, где такую украсть, а так же скажу, как открыть замок.
- Хорошо, уговорил. Но это будет единичный случай, договорились? Грязная работа не для меня.
- Конечно, Сэм, без вопросов! – Лука был слишком взбодрен моим согласием, что бы обращать внимание на ремарку.
Итак, я забрал адрес и направился по месту назначения.
Ну а что, хороший, честный обмен, не так ли? Я был весьма обрадован, ибо даже не потрачу денег на машину. Не стану врать, бабла у меня было достаточно, даже более чем. Уж что-что, а бедности в мафии нету. Однако, деньги мои лежали в банке под проценты, если бы я снял их со счёта прямо сейчас, то процент бы мне не пришёл. А проценты, надо сказать, капали не маленькие, у легальной стороны нашего бизнеса теперь как следует себя раскрыл Фрэнк, ранее воспринимаемый мною как человек в нашей организации отдалённо второстепенный. На момент смерти Пеппоне в семье творился настоящий кризис, а он провернул несколько простеньких операций, которые дело улучшили, хоть и не спасли полностью, но ведь курочка по зёрнышку клюёт, верно? Разумеется, членам семьи так же были некоторые банковские привилегии. Проценты на счёт как раз были одни из них. Но, конечно, повышенный процент это одно, а изменение правил совсем другое, так что даже Фрэнк не мог сделать так, что бы я снял деньги в любое время, при этом, не потеряв накопительный процент.
А направлялся я в рабочий квартал, так что проехать мне надо было весь город. В рабочем квартале жили, что понятно из названия, представители рабочего класса. Люди небогатые, но работящие. Бывают тут и трудоголики и алкоголики, раз на раз не приходится. Что тут говорить, на дворе не самая лучшая часть эпохи, многие остаются без работы, хотя на улицах раГолем ка меня, уважаемый, я сейчас уйду. А когда приду, но мне будет черный плащ, и фетровая шляпа. Догадываешься, кто так одевается Это что же за дело такое, за которое машины дарятбочего квартала фабрики стабильно чадят, а на улице пахнет дымом заводов. Говорят, многие тут привыкают к этому запаху, кому то он даже нравится. Не знаю, мне он был по барабану, хотя я не хотел бы, что бы машина этим дымом пропиталась, не говоря уже о пиджаке.
Словно вторя моим словам, о суровой жизни работяг, на повороте улицы стояла жиденькая, пестрая группа демонстрантов, отстаивая своё право работать на фабриках. Я их чувства понимал, но не оправдывал действий. Ну что тут поделать, если у директора завода нет возможности держать всех этих подчинённых, бюджет у него нынче ограничен, а место ограниченны и подавно. Впрочем, работягам это сложно объяснить, они люд простой, если не сказать «глупый».
Через улицу от демонстрантов стоял нужный мне дом. Я припарковался напротив и достал свой револьвер – полицейский Смит-Вессон 10. Гангстерам на службе семьи не рекомендуется носить с собой неофициальное оружие, кроме как перед заданием, когда оружие выдаёт специальный человек, вроде нашего Винченцо. Но мне такая шалость прощалась, я ведь однажды спас глав семейств, ценой своей возможности пить алкоголь, то бишь – здоровья печени. Так что мне не пришлось ехать к Винченцо, говорить, зачем мне оружие, объяснять, что за работу я иду делать. Хотя у Винни я бы мог взять ещё и парочку коктейлей Молотова, что сделало бы мою работу куда эффектней, но было бы несправедливо не использовать данный мне семье бонус свободного ношения нелегального оружия.
Я проверил револьвер на предмет повреждений, а не обнаружив их, опустил стекло и осмотрелся в поисках копов. Таковых, к счастью, не оказалось, и я спокойно прострелил моей цели все окна, напугав жителей до полусмерти. Ничего, поделом впредь будет розыскные тачки сплавлять криминальным элементам.
По дороге назад, начался мелкий, противный осенний дождик. Противный не столько от самого факта своего существования, сколько от низких свинцовых туч, ему сопутствующих, которые надвигали мрачные метания в душе и холод в автомобиле.
Словно капли дождя, с деревьев слетали пожелтевшие листья, что немного развлекало общую серость рабочего квартала.
Вскоре я уже был вновь в мастерской, благо пробок на дорогах не было, хотя в последние годы они стали редкостью.
- Ну так что? – Лука наклонился к дверному стеклу так что я даже не вылез из машины.
- Все путем, твой клиент получил разбитые стекла прямо перед зимой. Пусть теперь мучается.
- Ну, до зимы прямо скажем далеко, но всё равно спасибо.
Я коротко кивнул и выжидающе посмотрел на Луку.
- Я приготовил тебе за это отличную тачку, Сэм! Резвый, двухдверный кабриолет «Wright Coupe» голубого цвета, в тон твоей рубашке.
Так же Лука сказал адрес, а машинка то была совсем неподалёку.
Да, Лука оказал мне большую услугу, но постоянно работать я на него не хотел бы. Впрочем, не велика потеря, Лука ещё кого-нибудь найдёт. Бывают в мире люди падкие на дорогие машины, но я не из таких, мне главное не цена, а стиль и комфорт. Но, какой-нибудь поднявшийся из низов человек, рабочий итальянец, например, если к нам примкнет, может, на радостях, хоть весь гараж себе дорогими тачками забить, многие всю жизнь не могут наиграться в дорогие безделушки.
Ну а я сегодня получил то, что мне причитается.
Работёнка в порту.
4 сентября 1929
Антонию Фернандес:
Поселился я в загородном мотеле, надоел мне шум города и суета, по жизни я человек активный и суетливый, но отдых нужен мне в тишине. Мотель был забит, но одна комнатка наверху была свободна и на неё даже никто не претендовал. Я попытался выяснить, мол, что там и как, мне лишь смутно сказали, что там произошло убийство, мол, многие теперь брезгуют. Ну а мне то, уличному человеку, было все равно, я видал вещи и похуже простого убийства, как бы напыщенно это не звучало...
На следующее утро я отправился получать своё задание. По удивительному совпадению, таксист, которого я вызвал, оказался тем же самым парнем, что отвозил меня вчера в первый раз, впрочем, это могло объясняться тяжёлой экономической обстановкой в стране, возможно весь таксопарк был из десяти-пятнадцати человек. Так что, пока ехали до бара, я мог вполне неплохо поговорить с ним о городе. Сам же я подумывал о задании. В принципе, сто баксов, это вполне приличные деньги. Особенно по началу.
Но прельщало меня отнюдь не это. Кто знает, сколько мне удастся выудить из этого клоуна? Ведь я заполучу связи, если выполню это дело, связи от прямолинейного и глупого человека.
Сейчас главное сыграть на нём, на его тупости и амбициях, что бы он увидел во мне человека, которому можно было бы доверие оказать. А где доверие, там что? Правильно – там деньги. Пока мы переговаривались с таксистом и я погружался в свои мысли, незаметно авто подкатило к назначенному месту. Расплатившись, я вышел и уверенным шагом прошёл в бар.
Как я и ожидал, меня там уже ждали. Вчерашние мои знакомые во главе с Луи и их босс, весь в белом, сидели за столом. Когда он встал, и мы поприветствовали друг друга, у тех ребят даже аж глаза запылали.
- Вот, Луи, - заговорил босс, - видишь его? Этот парень за неделю сделает всё то, чего не смог сделать ты и твои болваны.
Он хотел подняться, и видимо, возразить, но был остановлен взмахом руки.
- Зови меня мистером Морелло, - мой новый знакомый протянул мне руку, - А тебя как звать?
- Антонио... А по имени вас как величать?
- А по имени величать меня пока рано, не дорос ещё.
- Как будет угодно...
- Сицилиец? – прервал меня он, поднимая бровь.
Этот простоватый джентльмен даже не может отличить испанца от итальянца. Чёрт, а карты то выпали удачные…
- Ага. Прямиком с Сицилии прибыл. Слишком уж там бедно живут, не то что тут у вас…
- Ну, тут ты прав, - видно было, что он повёлся на мою болтовню, ведь на Сицилии сейчас было не так плохо - Как видишь, мы не бедствуем. А с тобой станем жить ещё лучше, если дела ты делаешь так же хорошо, как болтаешь. Так вот, теперь что касается задания…
- Босс, этот пройдоха ни хрена не сможет! – заговорил Луи, - это же неизвестно откуда появившийся человек. Разве мы плохо выполняем работу?
- Мне нужен результат. И как можно быстрее. От вас уже вторую неделю пользы никакой нет, ну не верят вам люди. Вам только битами месить, на тонкие поручения силёнок маловато. Завтра же отправлю в Хобокен всех… Так, - он повернулся ко мне, - а теперь послушай, что я хотел бы сказать. Понимаешь, у меня странное ощущение, что в порту развелось слишком много крыс. Ну, крыс не совсем тех, что на четырёх лапках, а совсем тех, кто сливает полиции информацию о грузах с несовпадающими накладными... Да и прибыль его уменьшилась. Я хотел бы, что бы ты сходил туда и разведал, как и что. О чём говорят рабочие, что думает охрана, вообще, чем живёт профсоюз докеров. Выглядишь ты толково, у тебя может что то выйти. У Луи с остальными не особо получается втереться в доверие...
- Выполнять грязную работу? – поморщился я.
- А что, сразу на насиженное место захотел? Да это лишь начало. Хотя сама по себе работа там не сложная. Ты главное узнай информацию… За всё плачу сотню баксов. А там посмотрим…
- Ну что же, по рукам, ладно, - ответил я и вышел на улицу.
До порта я отправился на общественном транспорте, который в этом городе, на моё удивление, был бесплатным.
Что же, работёнка мне досталась не обычная. Вот только бы не заставили ящики тягать, а уж в доверие к работягам я вотрусь. На моей стороне был весомый козырь - в портах надолго не задерживаются, по себе знаю, работал в одном из них. Кому то мало денег, кому то тяжко работать, кто-то уволился, кто то банально подох, так что приток новых лиц обеспечен, по этому мне надо долго втираться в коллектив, ведь через неделю, уже половина народу сменится.
Порт… Самое доступное для заработка денег место. Конечно, горбатится по десять часов, за какой-то пяток долларов в день, это просто медленно убивать себя. Однако, как ни крути, а жить то на что-то надо. Вот в порту всегда и ошиваются различные бродяги и оборванцы. Те, кому повезло больше, как рассказал мне таксист, работают на фабриках и заводах в Рабочем Квартале. Но и там не слишком-то большой заработок. Что тут скажешь, это было плохое время для всех и выживали люди как могли. Да, я отправляюсь в порт, но не для того, что бы работать день и ночь за гроши. В отличие от этих бедолаг, кому некуда больше пойти, мне повезло по приезду сюда. Практически сразу мне удалось наладить контакт с весьма, как мне кажется, влиятельным и авторитетным человеком в этом городе, однако, довольно глупым, чем, конечно же, я умело и воспользуюсь.
Ну что же… Из-за горизонта, на безоблачном небе, показалось солнце. Был восход. И хотя на улице лежал ворох осенних листьев, а было всего почти пять утра, на улице было довольно светло. У самых ворот порта толпился народ. Не меньше нескольких десятков человек. Видимо, они ждали, когда охрана откроет ворота и начнется новая рабочая смена. Немного оглядевшись, я увидел немало чернокожих, видимо, вот кто являлся в городе самой дешёвой рабочей силой. Нет, конечно, тут были и белые, но всё-таки большинство составляло именно негры.
Лязг тяжёлых ворот известил меня о том, что пора двигаться. Войдя внутрь, народ сразу же, словно муравьи, расходился по всему периметру территории порта. Что ж, осталось примкнуть к какому-либо участку и начать высматривать, что тут да как. Пожалуй, первое время уделю именно этому. Где то за углом загудела машина, работа начала закипать. Я очень не хотел заниматься всем этим, ну совсем не лежала душа. Кому надо – те пусть за гроши и работают. Надо бы обойти порт, посмотреть, что тут есть.
- Эй, парень! – кто-то окликнул меня, - не поможешь? Тут надо немного навести порядок…
То, что нужно. Вот и возможность завести беседу. Возможно, не придётся тратить пару дней на разведку местности.
- Что стряслось?
- Да вот… Ящики тут стоят, их отсюда надо перенести немного подальше, а я сам не управлюсь. Они не очень тяжёлые.
Крякнув, я поднял один из ящиков и вновь заговорил с рабочим.
- Ну а почему бы тебе не найти место по лучше? Ведь тут, надо полагать, платят мало, а работать надо до ночи?
- Это верно, приятель… А вообще, тут скоро должно большое дело начаться, по крайней мере так говорили ребята, которые присматривают за работой вон там, за складами, где стоит несколько вагонов.
- Ждёшь, когда начнётся это самое большое дело? – я решил ударить не в бровь, а в глаз, - Значит, ваши хозяева обещали большую прибыль?
Мы поставили ящики и пошли за следующими.
- Не то что бы большая, но, говорят, будет… - по его голосу можно было судить, что он не очень-то в это верит.
Так же он немало рассказывал о каких-то своих личных проблемах, но я его уже не особо слушал, сконцентрировавшись на том, что бы быстрее перенести ящики.
В первый день, как я и думал, не произошло ничего интересного, да и мне кроме этого паренька больше так и не удалось ни с кем поговорить. Сегодня я просто чертовски устал... Нет, надо бы поскорее завязывать с работой, и начать заниматься делом, иначе так ничего и не узнаю.
На второй день погода стала гораздо пасмурнее и ветренее. На улице было практически невозможно работать и почти весь день мы провели внутри одного из складов, укладывали только что привезённые доски. Их было много, настолько много что и второй день прошёл, а я так ни к чему и не приступал. В тоже время, работая немного усерднее остальных, я начал замечать, что на меня начали посматривать некоторые рабочие и даже один из тех, кто следит за работой остальных. В один из перерывов я подошёл к одному из таких типов. На вид он был очень хмурый.
- Ну как работа? – спросил я у него, - Похоже, не очень-то весело ходить туда-сюда и то и дело подгонять рабочих?
- А то, - он смачно сплюнул на пол, - на самом деле не очень то мне нравится всё это, сверху сказали, что скоро деньги рекой потекут, да что то пока не верится..
- Да? – я изобразил искреннее удивление, - это кто же говорил такое?
- Ха, ну ты даёшь… - он усмехнулся, - так ведь профсоюз докеров обещает солидную прибыль! Они сейчас пытаются договориться с какими-то людьми, я точно не знаю, но говорят, что скоро все богатые будем.
В этот момент мимо нас проехал роскошный автомобиль, новенькая модель Болта, только что с конвейера.
- Вот это машина… - я присвистнул для большего эффекта, - это кто же такой?
- Ха, это вот Блэк, или Жирный Хряк, как его называют среди рабочих. Глава Профсоюза. Где он только деньги нашёл на эту машину…
Так… Вот, кажется, и ответ. Тот парень всё ждёт, когда же это место станет прибыльным, а хозяин, глава Профсоюза, стало быть, разъезжает на шикарной машине. Кажется, всё стало на свои места… Да они отжимают денежки! И притом очень не мало. Всё, кажется, пора навестить моего нового знакомого. Ха, сто баксов в кармане. А может ещё и по больше… Ладно, пора делать отсюда ноги.
Воспользовавшись тем, что многие отдыхали в обеденный перерыв, я прошёл через боковой проход и направился подальше от порта, пока никто не заметил. Через пару минут показался трамвай, на котором я и отправился.
В баре практически никого не было. Не успел я войти, как дверь кабинета открылась, и из неё вышел тот, кто представился мне как Серджио, судя по всему, брат босса.
- Какие новости? – спросил он.
- Денег там много, вот что. Верхушка Профсоюзов ездит на дорогих машинах…
Не успел я договорить, как он тут же изменился в лице и подозвал сидящего рядом Луи.
- Надеюсь, вы всё таки сгодитесь на что либо… Бери ребят и дуйте в порт. Расколотите там все машины, которые стоят у офиса. Эти ребята из Профсоюза дорого заплатят за это… Морелло ничего не прощает! – кажется, он был в ярости.
Поэтому, получив обещанные мне деньги, я поспешил убраться подальше вглубь зала.
Выпил я лишь первую порцию виски, как ко мне подсел мистер Морелло.
- Ну что, быстренько ты разобрался с утечкой...
- Стараюсь, босс, пока есть возможность.
Тот глубоко задумался и со вздохом продолжил, не глядя на меня:
- Это правильно, знаешь, в нашем деле халявщики не нужны. Где-то месяцев шесть назад в нашей криминальной организации, думаю, нету смысла скрывать, что мы действуем незаконно, был небольшой раскол... Конфронтации нет, но она неизбежна. А пока город не поделён, вот и думаем мы, как бы его разделить, что бы никто не ушёл обиженным. А после распада, мне достались не самые большие умы города, ибо ориентировался я обычно на грубую силу, таков уж мой удел. Вот я и надеюсь, что ты подсобишь мне там, где я не совсем уверен в действиях.
- Грубая сила, говорите... - в мой голове уже зрел план - Слушайте, а может сделаем это вашей фишкой?
Морелло заинтригованно поднял бровь, не убирая взгляда со стола.
- Ну, у лидеров всегда есть образ, имидж, так сказать... Так давайте внушим подчиненным что вы по жизни резок и прямолинеен, что бы никто не переходил вам дорогу! - я был окрылён своей идеей - Пока новая власть не устоялась, у нас огромные перспективы. Будете таким стереотипным жестким боссом, как в кино.
Слово "кино" немного расшевелило Морелло, и он наконец проявил интерес:
- Как ты себе представляешь, как мы это провернём?..
- Ну, на эту тему есть у меня пара идей.
Встреча в ресторане.
15 сентября 1929
Антонию Фернандес:
После глупейшего, как по мне, ритуала принятия меня в криминальную Семью Морелло, я стал подрабатывать кем то, вроде главного по связи с общественностью. Мне поручили поиск удобоваримых территориальных решений, ибо кроме меня в этом особо никто не разбирался. Я узнал, что у Дона Морелло есть конкурент, по имени Эннио Сальери, эти двое, как я понял, раньше работали под одним руководством, но однажды их босс откинул коньки при подозрительных обстоятельствах, оставив Морелло и Сальери на раздел территорий. Со смертью этого их начальника очевидно было что то не чисто, но сколько я не спрашивал, никто не хотел об этом говорить, а посему я благополучно решил не акцентировать на этом внимание.
Морелло достались же в целом неплохие территории, это Нью-Арк – местный спальный район, а так же порт. Сальери отошли Маленькая Италия, примерно такого же типа район, но тут Сальери повезло – в Маленькой Италии жили, как понятно из названия, итальянцы, в бар к Сальери они ходили с большим удовольствием, нежели американские снобы из Нью-Арка, хотя любители выпить находились везде.
Но вот в чем дело – остальные территории города поделены пока не были, так что сегодня мы должны были встретиться с семьёй Сальери лицом к лицу и обсудить, каким образом город будет кому принадлежать.
Вообще я совру, если скажу, что к нашим конкурентам у меня неприязнь. Если смотреть со стороны, то политика Сальери мне даже больше симпатизировала, так что я мог бы присоединиться у нему. Однако зачем мне к нему идти, если у Морелло на этой почве невспаханное поле и с Сальери я могу поконкурировать. Всем известно, что конкуренция лучше монополии.
Уже с самого утра я сидел в Баре Морелло, ибо дел пока не было. В баре было тихо и уютно, потому что морелловские прихвостни пока не нагрянули и столики занимал простой люд. Впрочем, не успел я выпить чашечку кофе, как в бар пришли Луи и Ричи – два сапога пара. Хотя я и ожидал, что они пойдут к стойке за первой из многих бокалов виски, они наоборот вдрызг трезвые сели за мой столик.
- Доброе утро, джентльмены.
- Доброе утро, Тони. – на удивление мирно начал Луи. – Как жизнь?
- Да нормально пока, осваиваюсь.
- Ну, это правильно, осваиваться всегда надо… - риторичеки заметил собеседник.
Ричи тем временем молчал, а выглядел весьма недовольно, словно его заставили что то делать через силу.
Вообще намерения своих коллег я пока не понимал. Может просто хотят подружиться?
- Послушай, Тони, давай так договоримся – раз ты с нами в одной упряжке, не будем строить друг другу козни. Понимаю, у нас с тобой несколько разные представления о том, как должно выглядеть будущее мафии в этом городе, тем более сегодня такой важный сбор в ресторане… Давай так: в ресторане, если твоё мнение будет важно, придерживайся общих интересов.
Однако, да они боятся меня! Хотя минуточку, зачем им меня просить об этом, если сами могут все высказать на самой встрече… Если только…
- Погодите ребята, а вы сами-то на встрече будете?
- Ну-у, нас не пригласили…
Бинго! Морелло понял, что на встречу таким как Луи лучше не ходить!
Похоже, радость слишком рьяно отобразилась на моём лице, потому что Ричи уже не выдержал и, швырнув вилку на стол, вышел из кафе, а Луи начал оправдываться:
- Ты не думай, что мы какие то шестёрки, я вообще заправляю штатными солдатами, у меня не самое плохое место в организации, просто это будет встреча для дипломатов, а какой дипломат из вояки?
Но я уже не слушал.
Однако, какой поворот то! Выходит, на сегодняшнее обсуждение, из достойных выразить мнение людей Морелло выбрал только меня, да своего братца!
Радоваться ещё рано, я в семье слишком мало времени, но следует признать, что делаю успехи.
День налаживался, но погодка за окном лишь портилась, осенний дождь из листьев и воды смешивал городские черты в безликую кашу.
Что бы разнообразить время, я немного покатался по городу на трамвае, особое внимание уделяя нашим территориям и территориям пока еще не занятым.
Нью-Арк, как по мне, был прямо таки душкой, а не районом, уютные дома, нету бедноты, хотя и богачи не достают, множество маленьких магазинчиков и ресторанчиков, квартиры по приемлемым ценам, жители довольно общительны и в целом работящие. Примерно такой же была Маленькая Италия, с той лишь разницей, что там было бедности побольше, а развлечения попроще. Честно говоря, несмотря на определенную мою приязнь к итальянцам, жить бы я предпочёл в Нью-Арке, ибо Маленькая Италия выглядела мрачновато, по крайней мере, в такую погоду казалось, что район в разрухе.
Внимания заслуживает и Чайна-Таун, вот уж где мне понравилось. Продавцы словно цель себе поставили – обобрать клиента до нитки, но зато там было весело, красиво, да и, что греха таить, мне всегда интересно изучать культуру других народов, тем более, таких ярких. Беззаконие, творимое мафией, выглядит весьма невинно, на фоне китайского квартала, ибо там и спиртное и даже дурь толкали без особой опаски, про бордели я вообще молчу, странно, что полиция до сих пор не обращала внимания на этот район.
Так же я наведался в рабочий квартал, посетил квартал миллионеров и даже бедняковый Хобокен, но они уже такого интереса у меня не вызвали. В этих кварталах, по моим первичным наблюдениям, не было потенциала, особой пользы гангстерам они принести не могли. Разве что, разместить груз в перипетиях рабочего квартала, но у Морелло пока есть и свои склады.
Собственно, таким образом, день мой и прошёл. К вечеру я уже немного подучил расположение районов города, не успев осмотреть лишь центральный остров.
Вернулся в бар я уже под вечер, бодрая кучка морелловских солдат, человек пять, включая Луи и Ричи, расположились за столиком, нервно покуривая в перерывах между злобным оглядыванием – им сегодня требовалось довезти нас до ресторана, но в сам ресторан входить им было нельзя, отчего они испытывали нервозность.
Братья Морелло сидели за всегда заказанным для них столиком в углу, как только я зашёл, Серджио поманил меня, предлагая присоединиться.
- Ну что, готов? – спросил меня дон, когда я подошел.
- В принципе, да.
- Ладно, сейчас поедем. – Морелло тоже был на нервах. – Главное будь настороже и взвешивай каждое слово.
- Что, могут быть неприятности?
- Неприятности?.. Да нет, откуда, Сальери нормальный, глупостей не сделает. Я о том говорю, что сейчас нужно забрать лучшее из возможного, поэтому надо быть настороже. А на счёт засад можешь быть спокоен.
Я помолчал, оставив гангстеров наедине с их мыслями, однако, долго мы не сидели, время поджимало, и надо было отправляться.
Мы вышли на улицу, а там нас уже ждал великолепного вида синий двухдверный родстер, а за ним был большой черный Болт, для охраны.
- Босс, куда мне? – спросил я. - Кажется, в Болт я не помещусь…
- Садись с нами, Тони, тут есть заднее сиденье.
Я откровенно совру, если скажу, что заднее сиденье там было. Вернее, чисто номинально, у авто было два ряда кресел, однако на заднем ряду сидеть было практически невероятно, ну или смертиподобно, кому как. Благо, мы хотя бы быстро приехали, но я всё равно чувствовал себя инвалидом после этой машины.
Но этот неприятный случай сгладил тот факт, что встреча проводилась, неожиданно, в том самом китайском квартале, который мне сегодня так понравился.
Мы приехали весьма уютный ресторан, со стереотипным названием «Красный дракон» - внутри нас троих осмотрели, но оружия у нас не было, так что мы скоро попали в основной зал.
Великолепная мебель, покрашенная в красный цвет, приглушённый свет, милая стилистика, всё готовило меня к хорошему вечеру, но я был раздосадован тем, что общаться на такие серьёзные темы мы будем прилюдно.
- Босс… - Дон оглянулся на меня, но шаг не сбавил и продолжил идти куда то вдаль. – Нормально, что тут столько слушателей?
- Слушателей? – Морелло удивленно оглянулся. – А мы не тут будем общаться. У нас отдельная комната.
Мои опасения были развеяны, мы и вправду пришли в большую комнатку с круглым столом, человек на десять, комнатка была не полностью изолирована, но всё же отгораживалась от остальной части ресторана плотной, красной шторой.
Хоть мы пришли и раньше положенного, Сальери, немолодой мужчина в дорогом костюме, нас уже ждал. С ним так же было двое - старенький, лысоватый мужчина в дорогом костюме и золотых очках – он представился Фрэнком и был консильери Сальери. Второй был крепкий, молодой мужчина во фраке и голубой рубашке, он представился Сэмом и был, судя и по всему, приближённым солдатом.
Браться Морелло здоровались с Сальери и его людьми как старые друзья, даже не верилось, что это конкуренты. Ширма надменного дружелюбия закрыла их лица, оставляя в тени реальные планы. Со мной люди Сальери так же были учтивы, хотя и относились с определённой осторожностью.
- Итак, господа. – начал Сальери. – прошло шесть месяцев… Пора решать.
- Ты прав, Эннио, пора. Мы с тобою долго к этому шли, ещё когда были под эгидой одной семьи, теперь каждый сам по себе. Что же нам пора решить…
В таком ключе беседа и продолжалась. Жалкая напыщенность не вызывала у меня интереса в беседе, хотя остальные, кажется, были в нее вовлечены с интересом. Кроме Сэма, тот тоже молчал. Мы с ним старые вояки, люди одного толка, наверное, нам обоим претит двуличие.
- Но ведь через порт поставляют грузы, он должен быть общим! – вскрикивал Сальери.
- Но ведь в Маленькой Италии груз лучше всего сбыть, он тоже должен быть общим! – парировал Морелло.
Такими взаимными упреками и взаимными блокировками и продолжалась беседа. Никто из семей не хотел уступать лишних ключевых точек, а равновесие могло быть, только если семьям объединиться. Да-да, настоящий тупик!
- Сэр, мозет вы хотите немного коллекционного чая? Всего пятнадцать доллалов. – пристал ко мне тем временем официант китаец, едва говоривший на английском. Чай он представил вполне обычный, лишь в красивой упаковке и безумно дорогой. Черт, а с этими китайцами может выйти хорошая интрига!
- Это несерьёзно! – говорил Фрэнк в тот момент, когда я решил вступить в разговор. – Банки у нас лишь второстепенный источник дохода, нам нужен порт, что бы забирать оттуда алкоголь!
- Ну а если мы отдадим вам остров? – спросил я.
Все вокруг замолчали. Морелло, не в силах что либо сказать, толкал меня ногой под столом, а противоположная сторона посмотрела с интересом.
- Остров? – спросил Сальери.
- Это он шутит. – быстро сказал Серджио.
- Да нет, какие шутки. – продолжил я. – просто забирайте остров с Маленькой Италией. Кроме порта, весь остров ваш. И рабочий квартал. И Чайна-Таун. А мы берем Нью-Арк и порт, остальные территории нейтральны.
- Мы согласны. – сказал Фрэнк и, пока никто не успел опровергнуть это решение, встал и начал собираться.
- Стойте-стойте! – сказал Морелло.
- Что стойте? – спросил Сальери. – Нас устраивает ваше предложение. Тони ведь за всех говорил? Или в вашей семье правая рука не знает, что делает левая?
Морелло нечем было крыть.
Едва Сальери со свитой ушел, Морелло тут же набросился:
- Ты каким местом думаешь, придурок?! Ты что такое говоришь, мы оставили им целый гребаный остров!!
- Так и надо, босс. – сказал я. – пусть они думают, что у них в кармане остров. Я сегодня долго думал о разделе территории… Знаете что получил Сальери?..
- Да, треть грёбанного города!
- Не правильно, дон, ответ не такой. Сальери получил Маленькую Италию, которая итак была его, рабочий квартал, полный безмозглых пропоиц, и Чайна-Таун с людьми, у которых куча запретной даже в мафии наркоты и неорганизованных эмигрантов.
- В Чайна-Тауне были информаторы!
Я задумался, но вскоре продолжил:
- Возможно, это конечно нужные люди, но ведь вы видели, какие тут цены. Китайцы те ещё хитрецы, даже если и продадут информацию, то за большие деньги, информаторы будут регулярно подсасывать бабло и казны наших конкурентов.
Морелло немного успокоился, а я продолжил:
- Тем временем мы получил Нью-Арк, полный складов для выпивки и с большим количеством баров, почти не уступающих по популярности Маленькой Италии, а так же порт, который даст нам кучу выпивки. Кончено, Сальери тоже сможет оттуда вывозить алкоголь, но мы теперь всегда сможем знать о количестве выпивки, какая им пришла. Итак, что в итоге: Сальери думает, что у него целый остров, а у нас пара ненужных местечек, но на самом деле, у Слаьери гора мусора, а у нас ключевые точки города.
- Пожалуй, ты прав – задумчиво начал дон.
- Прав?! – вмешался Серджио. – Да он не просто прав, это все в корне меняет дело!
Пакет акций.
17 октября 1929
Сэмюэль Моретти:
В баре Сальери жизнь мирно затихала, когда наступила полночь. Это было священное время, когда весь дневной люд, в виде разнорабочих и праздных прохожих, уже разошёлся, а ночные посетители, тени этого города, в виде работников ночных смен, а так же представителей нелегальных профессий и причудливых, таинственных людей, которых днем не найдёшь и чью принадлежность к этому миру определить сложно, еще не пришли. Бар был полупуст, поэтому я просто наслаждался тишиной, прерываемой легким джазом, льющимся из радио, которое было под барной стойкой.
- Эй, Сэм! – окрикнул меня Луиджи. – Если что, передай Сальери, что я сдал пост. Сейчас на ночную смену заступит Сара.
Миловидная девушка, приходящаяся, если не ошибаюсь, внучкой, или племянницей нашем бармену, скромно кивнула мне, и принялась протирать стаканы.
Я кивнул им обоим, как бы одновременно прощаясь с Луиджи и приветствуя Сару, после чего пригубил немного виски из своего стакана и устроился поудобнее, натягивая поглубже шляпу. Я собирался ещё часок посидеть в баре, а потом отправиться домой, хотя, уходить отсюда мне никуда не хотелось.
Внезапно, из задней комнаты степенно вышел Сальери со своей сигарой, хотя я думал, что дон уже отправился домой. Он неторопливо оглянулся и отправился за мой столик.
- Добрый вечер, босс. – начал я разговор.
- Добрый, Сэм. Отдыхаешь?
Я кивнул.
- Сэм, я недавно тут подметил, что хоть у нас и хороший расклад, в плане конкуренции с Морелло, все же большая артерия города – порт – достался не у нам. Конечно, открыто воровать выпивку Морелло не станет, но я так думаю, он будет по немного подворовывать, ну или подменять алкоголь. Мда-а, останься у нас наша локальная висковарня, таких проблем не было бы. Ну, раз нет висковарни, а потоки импортного алкоголя под определённой угрозой, нам бы неплохо наладить второстепенный доход…
- Да, у нас есть второстепенный доход. – сказал я. – Фрэнк ведь проводит наши интересы в легальный мир, устраивая всякие там бары, кафешки.
- Это не совсем то, друг мой. Сейчас, в условиях необъявленной конфронтации с Морелло, нам бы хорошо иметь козырь в рукаве. И такой козырь у меня есть. Точнее, он есть у меня на примете, но его еще надо достать. Этот козырь – небольшая упаковка сертификатов на контрольные пакеты акций нескольких крупных компаний, базирующихся в нашем городе. Собственно, тебе нужно их лишь украсть.
- Постойте, мистер Сальери. Разве контрольные пакеты обычно не находятся у самих владельцев компаний?
- Да, ты прав, эти сертификаты должны быть у владельцев компаний. Но это не твоя сторона вопроса. Фрэнк, со своей сворой адвокатов, смогут все подстроить так, как будто эти акции и были наши. Ну, понимаешь, бюрократия и все такое. Он устроит суды, поддельные накладные, даст наводки в нужные налоговые, и контрольные пакеты тихо перейдут в наши руки. Точнее, в руки наших легальных представителей.
- Я вас понял… Хм, интригующая авантюра. Есть у меня неделька на подготовку, или все надо провернуть уже завтра?
- Боже упаси, Сэм, ни недели, ни дня у тебя нет, дело надо сделать сегодня.
- Сегодня?! – я, признаться, оторопел. – Босс, но к чему такая спешка?
- Понимаешь, Сэм, информация о расположении этих бумаг мне не с неба свалилась. Я узнал ее от определенных информаторов, так что вполне резонно предположить, что и Морелло тоже об этом узнал. Конечно, он решит эти бумаги себе сам забрать, ведь тогда он обгонит нас еще дальше.
- Сэр, я сегодня не особо трезв, и не думаю, что в хорошей форме.
- Сэм, а ты зачем пьёшь, если у тебя с печенью проблемы?
- Ну, я же немножко… - оправдывающимся тоном ответил я.
- Раз немножко, значит тебе это не помешает. – ответил дон голосом не терпящим возражений.
Я тягостно вздохнул и, раз выбора у меня особо не было, ответил:
- Ладно, дон, я берусь ха это дело. Говорите, как его провернуть.
Сальери приободрился и начал:
- Работенка похожа на ту, что ты сделал в муниципалитете. Вот только проще. Тебе надо на центральный остров, к деловому центру. Там есть такое здание, сдающееся под офисы. Уверен, ты его уже видел хоть раз - такое треугольное, как нос корабля. Оно стоит на пересечении тоннеля с нашего острова, до моста Джулиано. Тебе туда надо зайти, обычно оно на ночь не закрывается, кажется, в это время его еще иногда посещают, и тебе надо пробраться в подвал, к нему ведет простой лbr /ифт. Охрана есть, но небольшая. На входе охрана не слишком бдительна, но в подвале будь осторожен. Там хранилище, его-то охраняют как надо.
- Хорошо, но как найти в хранилище те бумаги, что мне нужны?
- Там должен быть стеллаж с ящиками, запертыми, но с простыми замками, легкими для отмычек. Ящики на стеллаже помечены инициалами. Тебе нужна фамилия «Мозес», бог знает, что за странная фамилия.
Я крепко задумался, Сальери меня не торопил. Конечно, я хотел бы оттянуть момент, но я не мог отложить задание и в итоге сказал:
- Вы меня знаете, мистер Сальери. Я сделаю все возможное, но гарантий результата, увы, дать не могу.
Внезапно, вместо согласного кивка, дон ответил:
- Послушай меня, Сэм. Задание не простое, я понимаю, но второго шанса у нас нет. Сейчас или никогда. У меня на тебя большие надежды.
Это признание заставило меня нервничать еще больше, но дело есть дело.
Я тихонько забрался в свой двухдверный автомобиль и отправился на центральный остров.
По дороге я почти не встретил машин, была уже половина первого, нормальные люди отправились спать, разве что трамваи все еще выполняли свой маршрут, кстати, заполненные словно днем, откуда там только люди взялись.
А ведь дон, следует признать, молодец! Как ловко все придумал! Получив эти бумаги, наша семья вырвется вперед. Мне, откровенно говоря, было неприятно соседство с братьями Морелло. Я хотел, что бы город принадлежал только нам. И да, я готов был ради этого на многое, хоть и теперь был не в лучшей форме.
Треугольное здание я нашел без труда, оно было, судя по свету в окнах, не совсем пусто, должно быть, кто-то заработался допоздна. Я припарковал автомобиль и направился к небоскребу.
Рядом с главным входом, напоминающий по виду такой же, как и в отеле Корлеоне, прохаживался вдоль дверей охранник. Я стоял далеко, и он меня не видел, а вот я уже успел разглядеть, что он примерно моего роса и телосложения. Завладей я его формой, и охраны можно будет не бояться.
На парковке было ещё несколько автомобилей, один из которых, синего цвета «Фалконер», стоял прямо перед входом в здание. Уж не знаю, кто бы мог её тут оставить, но это было мне на руку. Подкравшись к ней, я некоторое время переждал, пока охранник покурил и вновь направился в другую сторону входа.
Быстро выскочив, я уложил его одним ударом, без проблем попав по шее, по той самой точке, удар по которой парализует человека на некоторое время. Переодеваться было, во-первых, жутко неудобно, а во-вторых меня мог заметить с дороги какой-нибудь проезжающий мимо патруль. Поэтому я как можно быстрее произвёл все действия, и даже рискнул отойти и положить свой костюм в машину.
Не успел я подойти обратно, как заморосил дождь. Чёрт! Это могло испортить всё дело.
Избавится от тела оказалось не сложно, рядом находились мусорные баки.
Так же я позаимствовал у охранника ключ от главного входа и оружие, висевшее на специальных лямках, какие бывают у полиции. Смит-Вессон 10… Хорошее оружие, но стрелять сегодня я не собирался. Разве что оглушить кого-нибудь рукоятью.
Дождь тем временем разыгрался уже не на шутку, и чтобы не намокнуть, мне пришлось действовать быстрее.
Самым спокойным образом открыв ключом двери, сперва наружную, потом внутреннюю, я зашёл в здание.
Внутри холл был абсолютно пуст и неестественно темен.
Стены были обиты красным камнем, вроде мрамора, пол был кафельный, а потолок свежеотшукатуренный. Мда, я бы хотел работать в таком здании, будь я простым клерком.
Не успел я порадоваться своему одиночеству, как за одной из дверей послышался звук спускаемой воды, дверь отворилась и оттуда вышел крепкий, не в меру упитанный охранник, застёгивающий на ходу ремень. Я мигом немного опустил голову, хотя и без того было темно.
- Черт, Феликс, ты чего это тут делаешь? - оглядывая меня, проговорил он, но увидев, что я немного промокший, но тут же изменил голос на более весёлый, - или ты что, костюмчик испортить боишься? Ха-ха-ха…
Махнув на меня рукой, как будто так было и нужно, он направился к своему месту за столиком, который находился рядом с большой лестницей, уходившей как наверх, так и вниз.
Наверху мне явно нечего делать, а вот внизу должно быть хранилище. Да, но ключей то у меня нет, они наверняка находятся у этого борова. Надо бы только его аккуратно уложить, я не хочу раньше времени раскрываться. Но и стоять тут, как истукан я не собирался. Это могло вызвать подозрения.
- Эй, слушай, кто сегодня у хранилища дежурит? – я старался придать своему голосу как можно более естественный тон, хотя конечно же, понимал, что у того охранника голос был совершенно иной. Возможно иной.
- Сегодня там Уильямс… - он, кажется, не заметил изменений в голосе «Феликса» и как ни в чём не бывало продолжил, - ну знаешь, он как всегда… Взял вот у меня ключ и отправился туда, ему вечно мерещится, что на хранилище могут напасть. Вот ведь параноик, а? Но я уже не слушал его, а направился прямиком вниз. Охранник удивлённо повернул ко мне голову, но я, кажется, полностью войдя в свою роль, просто ответил ему:
- Пойду передам нашему параноику привет.
И, махнув рукой, спустился вниз. Ну а дежуривший вновь повернулся к входу.
К подвалу вёл небольшой коридор, уставленный декоративными вазами и безвкусными картинами. В конце коридора был поворот, аккуратно выглянув за него, я тут же отпрянул – там сидели в полудрёме двое охранников. У одного из них на поясе висела связка ключей. Я обернулся обратно в коридор, размышляя, как поступить, но тут едва не окоченел от страха – на меня уставилась пара глаз, словно призраки светившиеся в темноте. Но в следующие секунды я понял, что это лишь местный кот, типичный, с наглой мордой и пронзительно рыжий.
Должно быть, он веселит охранников в ночные часы. Кот, к счастью, не подавал никаких признаков тревоги, и на меня вообще не обращал внимания, предпочитая моё общество вылизыванию каких-то тайных уголков своего организма, спрятанных под хвостом.
В стороне от меня стоял довольно большой массивный шкаф, и я решил устроить небольшой экспромт. Открыв дверь шкафа, я сбил стоящую на полу вазу и швырнул куда подальше верещавшего от внезапности кота. Один из охранников сонно сказал:
- Та-ак, сейчас кто-то получит тапком по морде!..
«Боже, неужели это буду я?» - с иронией подумалось мне.
Охранник завернул за угол, и тут же мир в его глазах загорелся тысячами маленьких звёздочек, так как получил револьвером по голове. Когда он повалился в обморок, я тихо повязал его руки ремнём и запихнул в шкаф.
Второй охранник мирно кемарил, когда я таким же образом его тихо повалил и сложил в шкаф, дополняя комплект.
Теперь передо мною простиралась металлическая решетка, с отодвигающейся дверью. Пока я её взламывал, мне на глаза попался небольшой аппарат, лежащий под рельсой двери. Присмотревшись, я убедился, что это сигнализационный механизм. Да, я почти попался, хорошо, что вовремя заметил. Отодвинул я дверь лишь наполовину, не доходя до механизма, и оставил в таком положении, а сам приступил к поиску нужной секции. Фамилию «Мозес» я нашел без труда и, достав бумаги, начал смотреть, что там еще есть. Ящик был пуст и я начал вкратце читать заголовки бумаг. Хм, даже акции первого Национального Банка были тут…
- Э-эй, а ты еще кто?! – послышалось за моей спиной.
Не контролируя себя от резкого прилива адреналина, я повернулся, выронив часть бумаг.
Но меня подзывал вовсе не охранник, за моей спиной стоял Тони - новичок из клана Морелло.
- Тони? Ты что тут делаешь?
Я мог бы поклясться, что он очень удивился, когда увидел, как липовый охранник назвал его по имени, но этого не выдал.
- За бумагами пришел... А ты, я так понял, тоже за ними?
Я признаться, был в растерянности, думал, что надо делать, а Тони, тем временем спокойно открыл дверь, заодно спусти механизм, и пошёл в мою сторону.
К счастью, механизм был хотя бы бесшумный, потому что сирены не последовало, так что я решил сблефовать.
- Слушай, мне уже осточертело тут находиться, если тебе так надо - я показал на те бумаги, что просыпались из моих рук. – бери это дерьмо, а я валю отсюда.
Тони сперва повелся, и начал поднимать бумаги, но потом заговорил:
- А остальная часть?
Но было уже поздно, я захлопнул решетку, которая щелкнула автоматическим замком, и понесся прочь оттуда. Краем глаза я ещё видел, как Тони, не особо разочаровавшись, начал прятать бумаги под рубашку. Очевидно, догадался, что сейчас придёт охрана. Удивительный человек, будучи в мышеловке совершенно не потерял самообладания.
Совершенно беспрепятственно проскочив мимо пробегающего по лестнице толстяка, я мигом выскочил через главный вход на улицу и помчался к машине.
Уже когда я сел в неё, издалека послышались звуки сирен. Я не стал сразу уезжать, ибо теперь был вне подозрений, вместо этого я нервно закурил и в сердцах ударил по рулю. Черт возьми, а ведь почти все было гладко! Если бы не этот ублюдок, Тони, я бы забрал все бумаги!
Ситуация накаляется.
17 октября 1929
Антонию Фернандес:
Когда спина этого типа скрылась за углом, я дёрнул решётку. Заперто. Ну, разумеется, этот ублюдок меня запер. Что ж, времени не так много, надо действовать быстро. Арестовать меня теперь точно арестуют, а вот найдут ли они бумаги, интересно? На моём лице, должно быть, появилась загадочная, торжествующая улыбка. Пару первых бумаг я спрятал в куртку, в потайной карман. Остальное просто рассовал по карманам, преимущественно на видные места, что бы отвлечь внимание обыскивающих от более укромных карманов. Больше времени у меня не было, впереди послышались быстро приближающиеся шаги.
Впереди бежал явно страдающий излишней полнотой охранник. Он на бегу вытаскивал пистолет.
Завернув за угол, где находилось хранилище, он осмотрелся по сторонам, потом с перепуганными глазами впился в меня взглядом. Наверное, много кто бы опешил от такого, да только не я. Сделав выражение лица не менее наглым чем у рыжего кота, которого я тут видел, я, как ни в чём не бывало, поприветствовал охранника, тем самым заставив того удивится ещё сильнее.
- Добрый вечер, любезный. Вы, как я понимаю, за мной пришли, не так ли? Ага.. Ну так вот, я тут просто, понимаете ли, библиотеку искал, и немного заблудился, кажется, это и не она вовсе… – улыбнулся ему я.
Бедняга… Он чуть оружие от удивления выронил! Ну, не то что бы он до этого крепко держал свой пистолет… А ведь действительно, не каждый день тебе приходится видеть вора, который мило тебя приветствует, находясь под замком.
Чёрт возьми, как я гордился собой! Своей выдержкой.
- Что ты сделал с охраной?! Где они? – спрашивал он удивленно, дрожащим голосом он.
- Не знаю, - честно развёл я руки в стороны, - Может быть, они в шкафу, а?
Честно сказать, на этот раз удивляться пришлось мне. Когда он открыл одну из дверец шкафа, оттуда вывалилось ещё двое охранников. Оба находились без сознания.
Толстяк поднял на меня ошалелый взгляд и попятился к выходу. Что ж, пока он будет дожидаться полицию, у меня есть немного времени на раздумья.
Как будто посетитель музея, я начал обходить стеллажи архивов и думать над планом. Чёрт возьми, у Сальери праздник! Этот гад что-то увёл у меня из-под носа, но если я сообщу о нём, то меня самым тщательным образом обыщут.
Его они вряд ли найдут или не поверят мне, а вот я лишусь бумаг, и возможно поддержки Серджио, так как окажусь за решёткой на очень долгий срок, а Морелло меня и знать не знает в таком случае. Нет, ладно уж. Что взял – то его. Пусть подавится. Мне больше интересно, как он всё это тут так провернуть смог?
Вдали послышался шум. Чтобы не утруждать стражей порядка, я сам подошёл к ним. Трое… Чёрт! Будь их двое, я мог бы попытаться навязать борьбу, но кто знает, сколько их ещё наверху? Я пока ещё не собираюсь так рисковать.
Господи, в моей душе бушует ад! Этот ублюдок сорвал всё дело! Хорошо, что мне в наследство досталось спокойствие матери, а не темперамент отца. Всем известно, у испанцев горячая кровь…
Поэтому, думаю, следует прикинуться простачком, попытаться завести с ними беседу…
Двое с оружием наготове стояли чуть позади, третий открывал дверь и выводил меня.
Один из копов пошёл с нами, второй остался внизу, приводить в чувство охранников. Наверху уже была целая толпа народу. Пятерка полицейских, не меньше. Плюс, наверное, вся охрана здания, человек десять.
На меня нацепили наручники и посадили в одно из кресел в холе. Рядом стояло двое копов и тот самый толстяк. Я уловил обрывок их разговора.
- …ума не приложу, куда девался Феликс, - говорил он, - это тот, кто обычно стоял у входа, но я его видел дважды, когда он был в здании.
Один из них записывал что-то в блокнот, а другой спрашивал.
- До или после этого? – он оглядел холл, как бы показывая про кражу.
- До, - снова заговорил толстяк, - и один раз видел, когда тот выбегал из подвала. Но ничего подозрительного я не заметил…
Дальше я уже не слушал, а думал о своём.
Вот уж когда я не смог скрыть улыбку. Никогда не думал, что мой арест пройдёт настолько скучно. Потому как сейчас наверняка приедут люди из департамента, начнут задавать какие-то вопросы, а ведь уже полтретьего ночи. Как бы мне тут не уснуть. Чёрт возьми, да я сейчас расхохочусь!
Вокруг меня суетились полицейские и охранники, словно муравьи. Примерно через десять минут я начал клевать носом.
Проснулся я от того, что кто-то тряс меня как грушу. Передо мной находился детектив, судя по его одежде. Я сонно посмотрел на часы. Они показывали четверть пятого. Меня растормошили, и он начал мерно прощупывать все мои карманы, выложив сразу же все бумаги, что были у меня на виду. Кроме этого там были мелочи: сигареты, зажигалка, платок и несколько долларов.
Да, как я и думал, секретный карман меня не подвёл. А детектив, тем временем, заставил меня ответить на целую кучу вопросов. Да уж, действительно, скучное это дело – быть арестованным. Кроме того теперь я мог рассчитывать на Серджио.
Примерно в пять утра полицейские покинули здание, детектив вёл меня к отдельной машине. Пока меня вели, я увидел, как подъехала машина-мусорщик, и двое крепких парней, совершенно не стесняясь присутствия полиции. Сначала они высыпали первый бак, затем и второй. Ну а меня повезли в управление.
Город только-только начинал просыпаться. У меня на душе было не спокойно и, черт возьми, витало бешенство. Но я оставался на вид смирным, расслабленным, совершенно не думая о том, что сейчас меня везут туда, откуда отправят в тюрьму.
Минут через пять мы достигли управления, и меня повели в кабинет одного из дежуривших офицеров. Меня усадили за стул, и я просто не смог удержаться, чтобы не спросить:
- А чай мне тут дадут?
- Там, куда тебя отправят, - спокойным голосом начал говорить детектив, - подают всё, что угодно. Даже три раза в день…
- А звонок телефонный сделать можно? – да, я наглею с каждым новым словом, в этом мне, признаюсь, не занимать.
Ему, видимо, тоже было не занимать спокойствия. Он потушил, зажженую было, сигарету, встал из-за стола и направился к двери. Выходя, он повернулся и перед тем как захлопнуть дверь, сказал:
- У тебя есть минута.
Великолепно! Интересно, они все настолько тупые, что мне удается с любым найти общий язык и взаимодействовать, или же мне просто везёт? Так или иначе, а надо звонить Морелло. Конечно же, очень глупо будет звонить прямиком на дом ему, поэтому стоит звякнуть в его бар.
- Алло? – резкий голос в трубке вывел меня из задумчивости.
- Эй, старина, это Тони Фернандес… ну, новенький у босса.
- Ага… - я услышал, как он немного вздохнул, - ты, как я понимаю, влип? Иначе, почему тебя до сих пор нет?
- Да, есть немного. Я в полиции…
- В полиции? – он не дал мне договорить, - славно, и что я скажу Морелло? Он тебя вытащит только при одном условии, сам знаешь, каком.
- Всё в порядке, бумаги у меня есть, они не нашли.
- Хорошо – немного облегчённо сказал он и добавил, - придется тебе несколько часов провести там, пока сюда не приедет Серджио. А уж после они пришлют людей за тобой. Ты, главное, ничего не разболтай им.
Я хотел, было, что то сказать, но он уже положил трубку, да и детектив вернулся.
Расположившись на своём месте, он посмотрел на меня своими проницательными глазами.
- Ну, - начал он, закуривая очередную сигарету, - теперь давай на чистоту. Зачем ты туда залез и что тебе было нужно? Что бы тебе было проще, называй меня Норман.
- Да, собственно говоря, - я решил прикинуться совсем разбитым, полностью раскаенным и опустил голову, - детектив, я...
- Знаю, догадываюсь, что ты скажешь… - он сделал затяжку, - слишком уж я знаю вас, воров… Но к счастью для тебя, ты не смог ничего действительно важного украсть, а значит, если, конечно, ты полностью раскаялся, у тебя есть шанс в суде избежать большого срока.
Господи, да он повёлся! От волнения и осознания ситуации я чуть не испортил дело, в последний момент сдержав улыбку.
Он тем временем вызвал ещё одного детектива и сказал, что бы тот отвёл меня некоему Фергюсону, что бы он перевез меня прямиком в тюрьму. Что ж, выспаться мне не помешает.
Я и правда уже плохо помнил дальнейшую дорогу, разве что пришёл в себя только когда мы пару раз останавливались по пути. Минут через пятнадцать, после всех проверок, меня наконец потащили по одному из тюремных коридоров. И даже сейчас я не мог не пошутить!
- Наконец то я в отеле… Слушай, а номера тут нормальные?
Сержант, что вёл меня, аж споткнулся, затем, подтолкнув меня, ответил.
- Ну, пока никто не жаловался, хе-хе..
- А горячая вода тоже имеется? – уже с искренним удовольствием спросил я.
- А вот сейчас и увидишь… Стой тут.
Мы остановились, а он потянулся за связкой ключей, после чего открыл дверь камера и снял наручники с меня.
- Наслаждайся, - сказал он напоследок и втолкнул меня внутрь. Ключи вновь защёлкнулись уже за дверью.
Ну, так я и думал, опять наврали. Нет тут никаких удобств. Сам унитаз расположен вообще рядом с кроватью, а такого делать категорически нельзя. Сама кровать была жёсткая, на матрасе было невозможно лежать. Но в любом случае, мне надо было отдохнуть, перед тем как меня вытащат. По крайней мере, я надеялся на это.
А ведь каков расклад то? Расклад просто идиотский! Полицейские ведут себя со мной, как с обычным вором. Но, на минуточку, они хоть понимают, как нелепо выглядит история моего ограбления? Два охранника совершенно вдрызг вырублены каким то тщедушным итальяшкой, который ничего сам не украл, а просто закрыл себя за решетку! Я-то понимал, что всю грязную работу за меня сделал тот верзила Сэм, но они-то вообще о нём не знали! И при этом серьезно верили, в сложившуюся картину!.. Мда-а, после такого особо не удивляешься тому, что в городе заправляет мафия, ведь по сути серьёзных конкурентов у гангстеров то и нету. Не знаю, каковы в деле легендарные федералы, но полиция показала себя с худшей стороны.
А этому Сэму я ещё отомщу. Как и всей семье Сальери. Ишь какие шустрые, тоже решили завладеть лакомым кусочком. Я, безусловно, их чувства прекрасно понимаю, но отнюдь не прощаю. Может я и хотел было вытеснить Сальери и компанию мирно, но теперь, я точно решил, что без войны не обойтись. Нет, я не полезу в пекло с головой, как известно, испанский темперамент во мне не силен. Я хорошо подготовлюсь, направлю против Сальери его конкурентов, найду связи и тогда месть моя будет ужасна.
Впрочем, месть это дело долгое, мне бы сейчас лучше подрыхнуть часок-другой. Ну или третий. Ну или…
Разбудил меня тот самый сержант, открывая дверь.
- Эй ты, давай выматывайся отсюда, - по его голосу чувствовалось разочарование, - сейчас тебя оформят, и катись на все четыре стороны.
Мы спустились вниз, к стойке регистрации, там я увидел Луи. Вот уж не ожидал увидеть именно его, в качестве посыльного от дона.
Он подошёл ко мне, мы поздоровались и он сказал.
- Давай, Тони, идём. Босс здесь, пришлось даже его любимую машину брать.
Оформив кое-какие документы, мы вышли на улицу. Да, я обалдел при виде этой машины. Рядом курил один из людей Серджио, вероятно, водила, сам он сидел внутри. Краем уха я слышал про такие модели, но думал, что их делают только по специальным заказам первым лицам государства. Это был роскошный LassiterFordor, с двигателем V16, который был в два раза мощнее, чем у любых, даже и самых лучших машин, что я видел в городе. Увидев меня и Луи, курящий потушил сигарету и сел в авто. Луи пошёл вперед, а меня поманил Серджио прямо к нему.
Да это был настоящий лимузин! Черт подери, вот это роскошь! А что, если и я когда-нибудь смогу приобрести себе такую?
- Специальный заказ… - пафосным тоном продекламировал Серджио, сидящий в дорогом чёрном костюме, - фактически, это всё братец. Это подарок на день рождения. Надеюсь, ты меня тоже не разочаруешь?
Только сейчас я наконец смог достать сложенные листы бумаги из кармана и передал их Серджио.
Он раскрыл их и долго смотрел на них, словно бы пытаясь понять суть. Наконец он поднял глаза на меня и с улыбкой сказал.
- То, что нужно, Тони! Мой братец обожает спектакли… А это контрольное соглашение на владение театром, который откроется через пару месяцев. Видимо, этот документ только что привезли, так как имя владельца не указано… Ха! – он издал победный звук, - мои ребята запишут сюда имя братца и мы подадим всё это руководству театра, на закуску добавив пару голосов местных чиновников… Ты молодец. Эй, там! Поехали.
Последствия.
Тот же день
Антонию Фернандес:
- Ну что, Тони, какого тебе было за решеткой? – с иронической улыбкой спросил меня дон, когда я заходил в бар.
- Не хуже, чем в мотеле Кларка. – в тон ему ответил я.
- А зачем же решил вернуться?
- Должен же мне кто-то давать задания… Если хотите, можете туда переехать, тогда бы и я там остался.
- Спасибо, я бы с удовольствием, но мне еще за баром следить…
Шутливая беседа наша перешла в некоторую паузу, после чего Морелло уже серьезно спросил:
- А теперь на чистоту, Тони, почему ты не до конца выполнил задание? Ты ведь взял не все бумаги, какие я просил.
Я развел руками:
- Конкуренция, босс. Меня сбила с толку Сальерьевская шестерка.
- Сальери тоже узнал о бумагах? Твою мать, а ведь они могли решить наше условное противостояние.
- Не беспокойтесь, я все же сумел умыкнуть часть бумаг. Да и есть у меня на примете пара наработок, которые переведут чашу весов в нашу пользу.
- Да, кстати, Тони, ты что то говорил о том, что хочешь создать мне образ.
- Угадали, босс, этим я сегодня и займусь.
Я еще некоторое время посидел в баре, подкрепившись перед трудным днем, и отправился на улицу, разузнав у бармена, где тут ближайшее ателье и центр авотдиллеров.
Ателье было недалеко, так что я решил пройтись пешком.
На улице словно и не было ночного дождя, все было сухо и чисто.
Люди сновали туда-сюда, на дворе был выходной, так что народ никуда не спешил и просто праздно шатался.
Около ателье стояла будка, из которой какой-то знакомый мне из газет гражданин злобно кричал:
- Сместили?!! Да как они посмели?! У-ублюдки! Значит так им и передай: я советником был, советником и умру, пусть они там хоть задницы себе порвут, я с поста уходить не собираюсь!
- Господин советник. – на ходу придумывая план заговорил я, когда мужчина закончил разговор. – Кажется, вам нужна помощь. - Не от таких как ты. – отмахнулся он, даже не посмотрев на меня, и вперился в телефонную книгу. - А от таких, как дон Морелло?
Советник переменился в лице и, отложив книгу, посмотрел на меня.
- Если ты, сучонок, вспомнил эту фамилию для красного словца, я тебе своей зажигалкой глаза выплавлю.
- Боже упаси, какое тут словцо, я просто решил, что мой босс сможет вам помочь.
- Серьезно? Морелло якшается с такими, как ты?
- Ну да, а что, не похоже? По вашему разговору вы на эталон управляющего тоже не тянете. Ну, так что, помощь нужна?
- Если… Если м-мистер Морелло смог бы меня вернуть. Я бы… Да я бы за это… Впрочем, скажем так, я бы в долгу не остался.
- И правильно, друг мой, потому что за красивые глаза вас туда никто не вернет, да и за прилежное поведение, честно говоря, тоже. Давайте договоримся – вас интересует поддержка? – советник кивнул. – мы вам её окажем, я скажу о вас дону, в ближайшее время вам позвонят.
Советник с определенным достоинством кивнул, а я, невероятно довольный внезапной сделкой, отправился внутрь ателье.
В готовящейся борьбе такая личность, как городской советник нам более чем нужна, всегда пригодятся люди в верхах и тем более таких властных.
Ателье было полупусто, так что даже очередь стоять не пришлось.
- Добрый день, мистер. – поздоровалась со мной миловидная продавщица. – Чего желаете.
- Вы шьёте заказы оптом?
- Это редко происходит, сэр… - продавщица задумалась. – но, в принципе при большом заказе мы могли бы сделать скидку.
- Отлично, потому что мне нужен десяток выходных смокингов.
- Десяток?...
- Да, десяток. Костюм-тройка, белого цвета.
- Хорошо, мы могли бы выполнить такой заказ. Но, боюсь, мы не делаем смокинги по таблицам размеров, это сугубо индивидуальный подход. Вам ведь нужны костюмы на одного человека?
- Да, это… Кхм, это подарок.
- Что бы выполнить такой заказ, мы должны послать замерщиков.
- Вы могли бы сделать это, скажем, к вечеру?
- Да, конечно.
- Хорошо, можно от вас сделать звонок, мне необходимо кое-что уточнить.
Я набрал номер бара Морелло, и позвал дона к телефону.
- Алло?
- Босс, это я. Звоню из ателье, раз уж мы решили сделать вам имидж, то одним из его элементов должны быть белые костюмы, я их на вас и заказываю.
- Тони, но я и так почти всегда хожу в белых костюмах! Куда уж больше?
- Я понимаю, но теперь придется всегда, когда вы появитесь на людях.
- Да мне все равно, могу и в белых. Звонишь то ты мне зачем?
- Нужны ваши размеры, могу я к вам на виллу послать замерщика сегодня вечером.
- Замерщика… Слушай, я по моему уже там заказывал костюм, спроси их, что бы по моей фамилии в картотеке пошарили, должно остаться.
- Ага, понял, если что – позвоню.
- Ну что, узнали? – спросила меня дама за стойкой.
- Все решилось еще проще, размеры уже должны остаться в картотеке вашей клиентуры. Посмотрите на фамилию «Морелло».
- Морелло старший? – уточнила продавщица.
- А они что, оба заказывали?
- Да, братья Морелло часто тут появляются.
Ишь ты, какие франты, должно быть до магазинной одежды не опускаются. Хотел бы я быть настолько же богат, что бы позволить себе подобную роскошь.
- Нужны размеры Морелло старшего. И на его же счёт запишите.
Я не стал дожидаться ответа и быстро свалил, мне сегодня нужно было сделать еще одну покупку.
Я направился в автодиллерский центр, туда легко было доехать с помощью надземки.
Проезжая пару станций я наслаждался шикарными видами города. Великолепное место, истинное торжество прогресса. Вскоре мы въехали в рельсовую улицу среди городских зданий, и мне открылась вторая сторона прогресса. Бедные люди, должно быть, глохли по ночам, от проезжающих прямо мимо окон поездов. Из окна вагона я без труда просматривал, что творится за окнами домов – настолько близко ехал поезд. Среди одной из форточек на меня угрюмо уставилась уже ничем в жизни не интересующаяся мужская физиономия с пропитыми глазами. Я поспешил отвести взгляд вглубь вагона. Бедняги, тяжело им тут живется.
На нужной мне станции двери услужливо открылись, и я направился к дилеру.
Внутри был просто огромнейший ангар с машинами всех мастей, бодрый продавец прямо таки стелился, рассказывая о новых моделях Ласситеров и даже попытках Болта сделать престижный автомобиль. Я слушал с определенным интересом, но слова я улавливать перестал, когда увидел её – серебристый кузов, аэродинамические формы, даже небольшой значок на капоте – все в этой машине было прекрасно.
- А это Ласситер? – растерянно спросил я.
- А-а, сэр знает толк в хороших машинах. Нет, отнюдь, это не Ласситер, это пока что единственная в своем роде машина – называется Силвер Флетчер.
- Какая красота… Единственная в своем роде, говорите?
- По крайней мере – единственная в этом городе.
Что греха таить, я не удержался. Морелло был весьма ошарашен такой дорогой покупкой, но он не был бы доном, если бы не мог оплатить себе свой-же транспорт.
- Тони, все под твоё честное слово, если люди будут говорить обо мне как о позёре..
- Не будут, дон, это просто ваш имидж. Только осталось еще одно большое дело. Мы должны заявить о себе.
- Меня и так все знают.
- Да, но теперь они должны узнать о вас с другой стороны…
***
Форма полицейского мне была немного маловата, но долго в ней находиться, к счастью, мне не пришлось бы. Главное, выглядеть естественно, так, кажется, говорят.
На улице было людно, я специально подобрал этот перекресток, сейчас час-пик, так что небольшой театр увидит достаточное количество людей.
К светофору уже подъехал шикарный автомобиль Морелло.
За ним небольшой Болт, который внезапно не затормозил, а совершенно нелепо и картинно врезался в бампер автомобиля дон. Ух черт, такая наигранная авария, не дай бог еще не поверят. Я долго искал актера, согласившегося сыграть такую роль, однако водил он совершенно ужасно. Но люди на улице, кажется, повелись и начали с интересом наблюдать за сценой. Морелло, со своей свитой, вышел из тачки и начал кричать на водителя Болта, даже жаль, что отсюда я не слышал их слов.
Внезапно дон с разворота ударил актера и начал бить головой о капот, к которому за тонким слоем краски уже подвел мешочки с искусственной кровью, мастер из автосервиса.
Люди были в ужасе, некоторые посмотрели в мою сторону, и тут в игру вступил я, отвернувшись к стене и делая вид, что не замечаю потасовки. Морелло вскоре закончил и уехал дальше. Народ стоял вокруг «поверженного» пассажира, я подошел, сделал вид, что слушаю пульс, а на самом деле положил в его карман тугую пачку банкнот за такую неординарную работу.
Просто отличное начало, для дебюта нового образа Морелло. Конечно, Морелло и так был подлым, хитрым и жестоким ублюдком, но теперь мы делали из него прямо таки киношного садиста.
Приватная беседа.
8 января 1930
Антонию Фернандес:
Однажды я к вечеру, зашёл в «Бар Морелло», народу там практически не было, что было несколько необычно для данного времени суток. Лишь околачивались местные завсегдатаи. Дверь кабинета открылась, и оттуда вышел Серджио. Сегодня он надел на себя свой лучший чёрный костюм, который так любил. Следом за ним, словно в противоположность весь в белом, вышел его брат. Дон Морелло был одет в тот самый белый костюм, который я заказал ему недавно, стараясь следовать образу. Его лицо было крайне серьёзно и непроницаемо, впрочем, как всегда. Невозможно было узнать, о чём он думал. Тем временем, Серджио подошёл ко мне и стал объяснять всю суть происходящего.
- А вот и наш водитель на сегодняшний вечер… - он положил мне на плечо руку и продолжил, - Видишь ли, сегодня вечером мы с братцем решили посетить театр. Да, именно сегодня его открытие. И нам, как партнёрам по… «бизнесу», в смысле спонсорам театра, надлежит быть там. Но не это главное. Братец тут поразмыслил над твоим предложением. Недавно произошла одна неприятность… В общем, там наверняка сегодня будут сливки общества, городские чинуши и политиканы, так вот…
Он не договорил, так как его брат нас поторопил, и пришлось выходить на улицу. Прямо перед выездом красовался великолепный серебряный лимузин… Ах, машинка!
- Так вот… - продолжил он, - нам крайне необходимо заручится поддержкой городского советника… Тем более, что скоро выборы и мы…
- Я крепко задумался, Сальери меня не торопил. Конечно, я хотел бы оттянуть момент, но я не мог отложить задание и в итоге сказал ну знаешь, он как всегда… Взял вот у меня ключ и отправился туда, ему вечно мерещится, что на хранилище могут напасть. Вот ведь параноик, а Двое с оружием наготове стояли чуть позади, третий открывал дверь и выводил меня. Полезай уж в машину, Серджио – властно сказал дон Морелло, - итак опаздываем. Тони, ты сегодня за рулём.
Автомобиль управлялся как велосипед, никаких проблем, отвечает на каждое движение руля, вот это я понимаю – качество. Повезло мне, что теперь я за рулем лимузина, а не того паршивого спортивного родстера, рассчитанного буквально на одного человека.
Около театра находилась стоянка, забитая различными машинами. Но куда им сравнятся с нашей красавицей? Ещё издалека я заметил, как многие откровенно разевали рты, оборачиваясь на подъезжающий серебристый лимузин.
Для того, что бы закрепить успех, я моментально выскочил из машины и театрально открыл заднюю дверь, где сидели братья Морелло. Вначале вылез Серджио, затем уже и сам дон. Закрыв за ними дверь. Я пошёл чуть впереди, немного расталкивая попадавшихся на пути людей, да, собственно, итак все расступались. Да, впечатление, которое мы произвели, было просто ошеломляющим. Оставалось только найти того советника и разыграть ещё один небольшой спектакль. Я был очень доволен собой!
Внутри было достаточно просторно, однако в зал мы не пошли, для нас давно был готов один из балконов, как для важной персоны. Там же находилось ещё несколько человек. Видимо, так же из элиты. Мне самому спектакль был не интересен, я искал глазами советника, с которым у дона Морелло назначена встреча, вернее, с которым он хочет поговорить. В первый же антракт братья пошли вниз, в ресторан, ну а я тут же начал искать того, кто был мне нужен. Но советник увидел меня раньше.
- Антонио! – весело окликнул он меня сзади.
- Добрый вечер. - я тут же переменил тон на дружественный - как вам представление?
- Прекрасно, очень даже прекрасно. Честно говоря, я думал, всё пройдёт хуже.
Не понимаю я этих двусмысленных изречений, хоть убей. Ну вот как понять это его «Думал, что все пойдет хуже»? Это намек такой? И на что, если да?
- Видите ли, я искал вас по одной причине… Мой босс хотел бы с вами поговорить.
- Мистер Морелло? – искренне удивился он.
- Ага – по простецки ответил я, - он находится в ресторане и ждёт вас.
- Ну что же… Пойдёмте.
В самом ресторане народу уже не было, так как скоро должна была начаться вторая часть. Но за угловым столиком сидело двое. Я без труда их узнал. Это были братья Морелло, конечно же.
Они встали и поздоровались с советником, после чего нам предложили сесть.
- Итак, зачем я вам понадобился, мистер Морелло?
- Тони, расскажи ему… Как ты умеешь. Ясно и коротко – кивнул дон мне.
- Ситуация вот какая.. – начал я, - у нас проблемы с оружием недавно произошли… В общем, предлагаем сделку. Вы получили своё место советника, но плату с вас не взяли. Теперь же, вам пора платить по счетам. – всегда мечтал сказать эту киношную фразу. – Взамен вы завезёте оружие на наши склады в Нью-Арке, Хобокене и Оуквуде.. Что скажете?
- Что? Оружие? Да ни за что! – Он всплеснул руками, и хотел было уйти, но теперь заговорил Серджио:
- А что, если хотя бы Хобокен? Полиции там мало, райончик так себе… А в Нью-Арке создать игорную зону. Пара-тройка казино. Разумеется, от всего этого небольшие проценты будут идти и вам, если, конечно, мы договоримся.
Он остановился на полусогнутых, а затем медленно сел назад.
- Дайте подумать, - он приложил руку к виску и потёр его, - игорная зона и контрабанда оружия… Да ведь на это всё уйдет куча денег!
- Поверьте, - подал голос Морелло старший, поднимая взгляд на советника, - на подкуп уйдёт куда больше.
- Ну хорошо, - советник понял безвыходность полложения - я согласен. Но выборы уже через пару недель… Вы успеете официально установить меня советником? Потому что вернули то меня номинально, по закону еще должны пройти полноценные выборы.
В голосе его слышалось сомнение.
- Будьте уверены, - пожал ему руку Морелло старший, поднимаясь со стула, - мы всё успеем.
Когда он ушёл, мы направились к выходу. Конечно, дон обожал спектакли, но этот, видимо, показался ему не очень хорошим.
Мы возвращались обратно, когда за окном пошёл небольшой дождик. Ну не может ведь все быть хорошо, раз уж удачная сделка прошла, так погоде надо испортиться!
Дождь усиливался, когда мы подъехали к бару. Хочешь, не хочешь. А выходить надо.
Пусть мы были под ливнем совсем немного времени, но успели вымокнуть.
Оказавшись в баре, дон ушел к себе в кабинет, а Серджио встал за стойку, наливая нам виски.
- Значит так, Тони – улыбаясь говорил он, - в ближайшее время у тебя уйма работы. Заедешь в бар за деньгами и поедешь объезжать политиканов. Я дам тебе адреса тех, кто нам нужен. В списке будет шесть фамилий. С ними сложно.. Но я думаю, ты подход найдёшь, еще мелкая работёнка.
- Сроки?
- Неделя у тебя есть, может полторы.
- Решили ускоряться?
- Да нет, но и темп знать надо, все равно война быстро не пройдет, но мы можем одолеть Сальери за пол-года.
- Ну а в теории, подготовка сколько будет?
- К осени война будет развязана вне зависимости от готовности, это решение братца, я тут не причем. Это ты ведь вбил ему в голову то, что от Сальери надо избавиться. – Серджио говорил беззлобно, но с укором.
- Но я ведь не говорил сразу в пекло лезть, надо подготовиться.
- У нас почти год впереди, сейчас второй месяц зимы, если это можно назвать зимой, а действия пойдут к концу лета.
- Ладно, я понял. Я пойду тогда?
- Да, разумеется. До завтра, Тони.
- До свидания, Серджио.
Надевая свой плащ, который уже долго висел тут, в баре, я вышел и стал искать трамвай, времени было почти двенадцать, но они ещё ходили. Ехать мне было не так далеко, но под таким дождём того и гляди заболеешь.
Наконец из за поворота, расшатываясь немного из стороны в сторону, показался и трамвай. Хорошо и удобно было, что общественный транспорт был бесплатен. Садиться я мог куда угодно, ибо был единственным пассажиром.
Я начал думать над дальнейшими своими действиями. Подкупить шестерых чинуш… У каждого свои подходы, к каждому нужно подойти, опять устраивать спектакли. Ну да ничего – чую, за эту работку я получу хорошенький кусок от общего пирога. А денежки мне очень и очень нужны. Что ж. – придётся импровизировать.
Всю оставшуюся дорогу я смотрел на медленно протекающую мимо улицу и немного улыбался.

Новые времена.
9 января 1930
Сэмюэль Моретти:
Слава богу, деньги с акций мы смогли получить, правда разорив пару фирм. Но ситуация пока складывалась не в нашу сторону. Почему то, я думал, что мирная жизнь близка к концу. В один из дней дон отчасти подтвердил эти мои опасения.
Это был тихий, но дождливый вечер поздней весны, хотя на календаре официально давно была зима, когда дон позвал меня к себе в кабинет.
- Итак, Сэм, как ты знаешь, определённый баланс между нашими кланами утерян. Но, к счастью, пока ещё официально мы с Морелло едины. Я поговорил со своим консильери, и мы решили, что можно сбросить маски и начать политику вежливого игнорирования.
- Минутку, босс. - начал я. - Мы и до этого с Морелло закадычными друзьями как бы не были.
- Правильно, но теперь мы обрываем наши деловые отношения. Скажем так: каждый теперь будет действовать на своей территории без связей со второй стороной и без общей договорённости.
- Босс, а хорошо ли так устраивать ситуацию? – снова спросил я. - Разрыв торговых связей может привести к поводу для войны. Готовы ли мы?
- Войну наша семья начинать не будет. На счет Морелло не ручаюсь, но его выходка с акциями не может быть нами проигнорирована. И мы отправим сегодня ему встречное послание. Около склада в порту сегодня будет выезжать грузовик с надписью "Атлантик экспорт", в нем новая партия оружия для Морелло, нам повезло, что в порту еще есть наши информаторы. Так вот, этот грузовик вам надо прибрать к нашим рукам. Свидетелей быть не должно. Морелло, конечно, поймет, что это наших рук дело, но без доказательств, так что это будет наша подпись негласного договора об прекращении дружеских отношений.
- Минутку, босс, а к чему нам оружие? Мы что... Будем воевать? Вы же не хотели войны...
- Войны не будет, Сэм. Это просто жест, своеобразный знак.
- Я понял. Сделаем в лучшем виде.
Когда я вышел к двери Сальери меня окликнул:
- Никаких свидетелей. Грузовик должен исчезнуть.
Я молча кивнул.
Так, за мыслями, меня и застал Поли. Лило с него не хуже, чем на улице, но ничего страшного в этом не было. Я моментально встал, нацепил свой плащ и мы пошли к гаражу.
Какая же отвратная ночка, уже второй день лил промозглый, совсем не зимний дождь.
И этой ночью дон просит нас с Поли конфисковать груз оружия у Морелло? Да я бы и собаку не выпустил на улицу в такую погоду, но информаторы говорят – братья что то задумали и в этом им поможет небольшая хитрость со своим же оружием. Что, интересно, они задумали? Чёрт знает что такое…
На дело поехали на крепкой машине, взяли Фалконер. Я хотел было добраться моча, но Поли сам начал разговор.
- Нет, каков момент то, а? Ты понимаешь? Это будет своего рода заявление об обособленности нашей семьи.
- Да, Поли. - односложно ответил я.
- Только вот как нам быть то? В семье всего пяток солдат, консильери, да помощники, вроде Ральфи с Винченцо. Даже капо нету. Думаешь, мы сумеем сами наладить бизнес?
- Да, Поли.
- Ну и каким образом?
Я тяжело вздохнул. Не люблю вести машину и одновременно отвлекаться.
- Морелло то нам точно не был помощником. Его солдаты в наше тихое время не нужны. Тем более, город у нас маленький, много людей в семье не надо. Ты ведь только назвал только прямых участников, а есть еще косвенные. Нас достаточно, поверь...
- Черт, вот он! - оборвал меня Поли. Мы уже подъезжали к порту, но грузовик с нужной надписью уже ехал по дороге, очевидно, мы немного опоздали.
Пересекая сплошную, я остановил машину перед капотом грузовика, но тот даже и не думал останавливаться, и кажется, только больше прибавил газу.
Разумеется, совершенно отъехать с их пути я не успел, но подался вперёд и благодаря инерции, которая образовалась после удара, меня развернуло прямо туда, куда надо.
Мы легко отделались, на самом деле. Немного помятая боковая задняя часть, выбитые стёкла, но сами мы в порядке.
- Держи, - вытаскивая из пиджака револьвер и передавая его Поли, заговорил я, - патронов мало, экономь их.
С этими словами я выложил из кармана десятка два патронов.
Нам очень повезло, ибо машин на улице не было, мимо нас проплывали лишь медленно едущие трамваи, поэтому вести машину было относительно легко.
Поли добил уже первый десяток, когда я понял, что стреляет он куда угодно, только лишь не по колёсам, а попади он туда, наша погоня закончится быстро.
Мы летели уже минуты три-четыре по ночному городу, казалось бы не такое большое время, но в такой погоне просто невыносимое, когда наконец нам улыбнулась удача. Грузовик развернуло на скользкой дороге, и он врезался в стену. Вперёд ехать ему мешал столб, а сзади остановились мы. Похоже, там был ещё один, так как дверь грузовика открылась, и оттуда выскочил не водитель, чьи черты лица я запомнил. Пассажир и Поли одновременно открыли стрельбу, но мы находились в машине, частично защищены самой машиной, ну а он то был открыт. Тремя выстрелами Поли уложил его.
Водила даже сопротивлялся не стал и я огрел его по голове битой, которая лежала в машине. Мокнуть под дождём не хотел никто и мы быстро сделали всё согласно нашему плану.
- Ну что, мне как всегда самое сложное? – начал Поли. – Так и быть, я довезу грузовик до места, а тебе надо всего лишь избавиться от трупов.
Я криво усмехнулся шутке, и мы на этом разъехались.
Работа на публику.
14 января 1930
Антонию Фернандес:
На следующее утро я проснулся как можно раньше. Предстояло нелёгкое дело, объехать шестерых человек в разных слоях общества, а засиживаться дома, когда знаешь, что есть неоконченное дело не в моих правилах.
Первый, кого я должен был посетить, это один из парней в Рабочем Квартале, так скажем, небольшой местный предприниматель. Он владеет несколькими средними фабриками, и доход с них мог бы нам пригодиться. Сам по себе он не высокий, но так мы урежем прибыль Сальери.
Во-вторых нужно было посетить тюрьму и нанести визит начальнику, поговорить с ним на счёт пары заключённых. Они нужны были Морелло.
В-третьих, это был глава департамента полиции. Надо любыми средствами приобрести «иммунитет» от полиции..
Четвертым был управляющие отеля Корлеоне и мотеля Кларка, подкупив их, мы возьмём с потрохами всех, кто там будет. А прибыль то от приезжих далеко не маленькая…
Ну и, наконец, надо навестить боссов профсоюзов, и узнать, как идут у них дела.
Я отправился на одной из машин, припаркованных около бара, как сказал Серджио, они являются «рабочими», а значит, общими. Облюбовал я себе небольшой, компактный Шуберт, на которых обычно ездит полиция. Как он оказался у Морелло и зачем, мне было не ясно. Разумеется, они потрудились перекрасить его в другой, черный цвет.
Двигатель работает превосходно, в салоне достаточно удобно. В случае необходимости в бардачке лежал заряженный револьвер, хотя пользоваться им надо только в крайнем случае – если поймают с нелегальным оружием в руках, можно оказаться в таких местах, куда даже мафия не сможет добраться. Но, машинка была по мне.
На улице светило солнышко, людей было в столь ранний час немного, да и те немногие уже разошлись по рабочим местам. Что ж, пора и нам отправляться на работу.
Первым на очереди был начальник тюрьмы и глава полиции, так как они находились недалеко друг от друга и были мне по пути.
Тюрьма представляла собой большое многоэтажное здание, выложенное красным кирпичом. Попасть сюда можно было только через главные ворота, которые очень хорошо охранялись, и причём не только полицией. Во внутреннем дворике тюрьмы находилось три крупные псины, которые, завидев меня, начали пронзительно лаять. Из ближайшего одноэтажного здания, видимо, пристройки к тюрьме, вышел один из полисменов и поинтересовался мне к кому я иду. Узнав, что я к начальнику полиции. Он позвонил ему и пропустил меня. Однако, минут через пять я вновь вернулся и направился к своей машине.
Досадно, но начальника тюрьмы не купить никакими деньгами или договорами. Он налетел на меня как коршун, раздавил буквально. Ну, ничего, мы ещё посмотрим, кто кого.
Как раз таки я направляюсь в департамент полиции, и если мне удастся наладить связь с ними, возможно и на начальника тюрьмы подействует это.
Управление полиции располагалось недалеко от Первого Национального Банка.
Подъехав к крыльцу, я вышел из машины и придав себе озабоченный, взбалмошный, взволнованный вид, направился к начальнику полиции. Узнав, что у меня срочнейшее дело, касаемо нового преступления. Меня незамедлительно отправили к нему.
Это был человек лет сорока, уже начинающий полнеть. Внешность у него, как я понял, была восточноевропейская. Он сидел за своим столом и курил дорогие сигары, войдя в кабинет, я незамедлительно приступил к делу.
- Добрый день, уважаемый. У меня к вам есть небольшое дело…
- Интересно, какое? – он поднял на меня удивленный взгляд.
- Как мне сказали, вы в хороших отношениях с доном Морелло?
Вообще я лукавил, ибо на деле этот субъект просто игнорировал дона, но зато не проявлял агрессию.
- Да нет… - задумчиво продолжил мой собеседник – с Морелло я даже не знаком.
- А хотели бы?
- В смысле?
Повисла неловкая пауза. Я еще не понимал, как пронять этого человека, но в любом случае не молчанием, так что я решил продолжить:
- Ну, скажем так, дело касается политики, больших денег и связей…
Кажется, я задел его самолюбие.
- Продолжайте… - он отложил сигару в сторону.
- Скажем так, вы закрываете глаза на игорный бизнес в районе Нью Арка и имеете каждый месяц с этого… процентов десять от прибыли
Кажется, такого он не ожидал, но в этот раз не удивился.
- А что, если я откажу вам в этом? Почему вы решили, что ваш бизнес пойдёт далеко? Вдруг он просто окажется невыгодным? 15% и не меньше.
Бинго! А этот идиот любит деньги… Впрочем, кто их не любит?
- Хорошо. Я рад, что мы договорились… Теперь ещё кое что…
- Слушаю вас – теперь он слушал с явным интересом.
- В тюрьме находится один человек… Я запамятовал его имя… Вы не могли бы сделать так, что бы он… Исчез?
- Исчез? В каком плане? – он недоумённо смотрел на меня.
- Ну, что бы он исчез там… Для них – я показал рукой в сторону тюрьмы, - а мы могли бы сегодня же вечером вывести его. Понимаете… Он нам нужен…
- Да – кивнул головой он, - я всё понимаю. За определённую плату я пожалуй мог бы попытаться провернуть это дело.
- Сколько вам нужно?
Начальник за те деньги, что я ему отдал, даже помог найти мне нужного человека по фамилиям в картотеке, вскоре я удалился по остальным делам.
Однако, как все странно получилось. Он совершенно спокойно обсуждал со мной отступления от закона, даже не думал, что его могут поймать. А если его кабинет каким-либо образом прослушивается? А если я подсадная утка? Два варианта – или у этого человека все схвачено, или он полный остолоп. Ну а как там говорится – если человек ведет себя как идиот, то не ищите скрытых мотивов, он просто и есть идиот.
Я ехал по туннелю в сторону Рабочего Квартала и внутренне ликовал. Значит, им можно манипулировать, раз он так легко повёлся на трюк с заключённым, что ж, прекрасно. Теперь можно заняться более спокойными делами, полиция наша и прибыль обеспечена.
В Рабочем квартале мне нужна была фабрика по пошиву обуви. Само собой разумеется, прибыль от неё - мелочь. Но тут дело в принципе. Эта мелочь пойдёт уже нам. А не Сальери. Думаю, за простачка я смогу сойти.
Как раз сейчас начинался обеденный перерыв, ну а найти на фабрике определенного человека в обед и переговорить с ним, было делом пустяковым.
Пара работяг сразу указала мне на их начальника, вернее сказать, бригадира, как они его называли.
- Приветствую товарища по оружию, так скажем – с легкой улыбкой начал я вступление, - послушай, вижу я, у тебя тут как то всё очень пусто… неужто дела плохи?
Он совершенно искренне начал изливать мне душу.
- Понимаешь, кожи хорошей негде взять, приходится покупать здесь, недалеко, за большие деньги, и я вообще не знаю что делать. А у тебя что, свой бизнес?
- Можно сказать и так. Я знаю, где достать отличную кожу по недорогой цене, и как раз хотел обсудить с тобой план реализации всего этого.
- Серьезно? - он отложил тарелку с едой в сторону и буквально впился в меня взглядом, - расскажи, что за кожа, сколько стоит и где достать? Да и почему ты не можешь своё дело организовать?
- Видишь ли, выходцев из Италии не очень то жалуют, а я как раз оттуда… Вот. Что мы сделаем – я начал объяснять ему суть, - я буду присылать тебе партии товара, а ты часть прибыли будешь давать мне. Ну что, по рукам… партнёр?
Кажется, я вновь превзошёл сам себя. Он с такой горячностью пожал мне руку, что даже не по себе стало.
Минут через двадцать, после того, как мы договорились обо всём, я уже отправился к отелю Корлеоне, самому высокому зданию нашего города.
С тебя внутренности отеля
Найти управляющего не составило абсолютно никакого труда, разве что подниматься пришлось на последний, седьмой этаж. Он находился в кабинете самого директора отеля.
Одним выстрелом двух зайцев.
Сначала всё было как обычно, я снова устроил спектакль, на сей раз представившись репортёром газеты, и пообещал напечатать статью обо всём этом. Разумеется – реклама двигатель денег. А на этом можно заработать, благо, план у меня уже был.
Минут через десять я уже сидел в одном из кресел и потягивал очень хорошее вино.
Да, небольшой отдых мне точно не повредит, тем более, что мотаюсь по городу я уже полдня.
Им действительно очень понравилась идея с рекламой и статьи в газете. Мне даже удалось состричь с них предоплату в виде неплохих деньжат. Да я в ударе!
Отправляясь загород, в мотель Кларка, я был бесконечно горд и доволен собой. Все ключевые точки города в наших руках, полиция, прибыль от приезжающих сюда людей… Наш бюджет очень быстро пойдёт в гору, надо сказать.
Мотель Кларка находился недалеко на въезде в город. Небольшое двухэтажное здание, служившее ещё и заправочной станцией.
Машин там было немного, но народ был, как внутри так и снаружи.
Ко мне тут же подошёл один из служащих, я сразу же попросил его провести меня к управляющему. Через пару минут я уже был в его кабинете. А кабинет то был хорошим, надо сказать. Небольшим, но хорошим. Кроме того в углу стоял массивный сейф. Мы сели за стол и парень, до черта похожий на Луи и внешностью и голосом, начал спрашивать
- Кто ты? Зачем я тебе нужен?
– Ну… скажем так, кое кому очень не нравится что вы сотрудничаете с Сальери. Раз в полгода сюда приезжают его ребята, и вы им платите. Интересно, за что?
- А вот это не твоё дело, приятель, - он уже вставал из-за стола, видимо проводить меня.
- Что, если сюда однажды приедет десятка два громил и разобьют весь твой сарай к чёртовой матери? – вся так же сидя на своём месте, положив ногу на ногу, спокойным тоном спросил я.
Как и думал, ледяное спокойствие возьмёт верх. Парень сразу же стал бледнее поганки и обмяк.
- Что ты хочешь от меня?
- Каждый месяц ты будешь платить нам четверть от всей твоей прибыли.
Я блефовал… И очень рисковал. Ну какой осёл согласится с 1000$, к примеру, отдавать 250 неизвестно кому и неизвестно за что?
- Хрен с тобой, приятель, я согласен… – сокрушённо ответил он и опустил голову.
Твою мать! Опять пронесло! Неужели в этом городе все такие тупые? Но, так или иначе, я наконец то решил все вопросы и теперь можно было спокойно отправится в бар и наконец отдохнуть.
Инцедент.
Осень 1930
Однажды тихим спокойным днём к бару Морелло подъехало ничем не примечательное такси. Оттуда вышел обычной, итало-американской внешности, человек. Отряхнув костюм, он направился прямо в бар.
Поприветствовав бармена, он попросил, может ли видеть мистера Морелло. Братья как раз находились в своём кабинете. Его пригласили зайти.
Расположившись на кресле, посетитель начал говорить. Размеренно, спокойным голосом произнося каждое слово.
- Добрый день, мистер Морелло. Спасибо, что уделили мне время. Я представитель одной, скажем так, организации, направление которой совпадает с целями организации, которую, в свою очередь, представляете вы.
- А еще более витиевато сказать не мог? – спросил Серджио.
В ответ посетитель даже не посмотрел на Морелло младшего, сфокусировав своё внимание на доне.
- Я, как представитель своего начальства, пришел к вам с официальным, взаимовыгодным предложением, которое поможет вам сохранить репутацию, а нам провести акт мщения, ну или же получить определённую материальную компенсацию.
- Я не могу судить о твой состоятельности до тех пор, пока ты не начнешь конкретезировать, мать твою, хоть немного из своих слов. – внешне Морелло старший не изменился, но внутренне начинал злиться. – Я ни хрена не пониял из твоих слов.
- Сейчас поясню, мистер Морелло. Если меня правильно информировали, у вас работает некто, по имени Антони Фернандес?
Дон Морелло лишь коротко кивнул, а Серджио начал пристально разглядывать посетителя.
- Понимаете ли, я представляю очень влиятельных в Европе людей и был прислан в Америку для розыска Фернандеса, так как поиски в Европе ничего не дали. После моих долгих и невнятных, а в основном и пустых, поисков, я, наконец, выяснил, что он работает на вас… - продолжал так же беспристрастно посетитель, - Помимо наших официальных законов, - продолжил он. - в Испании, откуда я приехал, действуют очень суровые неписанные законы чести. За нарушение следует расправа. Кровью…
- Интересно, я вас понимаю - в задумчивости начал говорить Морелло-старший, потянувшись к бокалу виски, - причём тут я?
- Я думаю, вам известны правила покера, не так ли?
Морелло вновь кивнул.
- Так вот, этот человек украл у нас крупную сумму денег… Вернее, задолжал.
Лицо дона посуровело.
- Да, задолжал. Мы дали ему месяц на покрытие долгов, а он сбежал от нас самым наглым образом.
- Так чего же вы хотите от нас? – вставил вопрос Серджио.
- Возмездия… - тихо ответил он, - вы убираете Фернандеса, а я выплачиваю вам его долг, да, да, мой босс готов расстаться с этими деньгами, если восстановится честь.
- Какова сумма? – спросил Морелло-старший.
- 150000 песет…
- Сколько-сколько? – удивлённо спросил Серджио.
- Около 4000 долларов, если хотите… Сумма приличная, не так ли?
- Возможно… - ответил ему в тон Морелло-старший.
- Так значит, мы договорились? – спросил посетитель, вставая с места?
- Расскажите-ка подробней о нём... Нам надо знать больше – Уточнил Серджио.
- Он рассказывал вам, что прибыл из Италии что бы разбогатеть, не так ли?
- С Сицилии. – уточнил дон.
- На самом деле это испанец, он быстро получил себе там известность за счёт своего авантюризма… Он любит обманывать людей, строить различные спектакли, главной его целью всегда были деньги, а репутация лишь для вида… Признаюсь, он одурил и меня. Но карточный долг… Это выше всяких сил. За это следует платить кровью!
- Успокойтесь… - медленно, но настойчиво проговорил Морелло-старший.
- Я понимаю, наверняка он зарекомендовал себя здесь и выслушивать неизвестно кого… Я понимаю…
- Нет.. – внезапно остановил его Морелло-старший, - это всё очень серьёзные обвинения в адрес одного из лучших моих людей. Мне нужны доказательства, иначе мои люди выкинут вас отсюда.
Посетитель сразу же полез в карман и достал оттуда бумажку, похожую на расписку.
- Вот, пожалуйста, - сказал он, протягивая её, - это его подпись…
Братья долго смотрели на неё, затем вернули гостю. После этого Морелло встал и обратился к нему:
- Напомните-ка, вы говорите, что он испанец?
- Верно метите, дон – ответил посетитель – Я кое что знаю о ваших законах, об Омерте, не слишком много, но достаточно, что бы понимать, что испанцу у вас работать нельзя. Именно поэтому я сказал, что вы сумеете сохранить репутацию, если поможете мне.
- Запомни, щенок – Морелло ухватил гостя за полы пиджака и приподнял. – Если я и убью Тони, то не по твоей паршивой указке, а как истинный Сицилиец – по законам Омерты. Так что расплаты по своей воле тебе не видать. Я дам тебе деньги, которые покроют карточный долг. Даже вдвойне больше. Но за это ты смоешься из города. И запомни: убьёшь Тони – подпишешь себе смертный приговор, вот только выстрелом из пистолета не отделаешься. Фернандес теперь мой, и только Мой!!
Неприятности с профсоюзом и другие неприятности.
6 сентября 1930
Антонию Фернандес:
Это было ожидаемо, это было неприятно, это был факт – осень наступила. Я теперь получал шикарное жалованье, получил в мафии солидное место, наладил неплохие связи, так что войну начинать ой как не хотелось. Но стоило мне заговорить о том, что мы можем мирно сосуществовать с Сальери, как Морелло начинал рвать и метать. Он считал, что мы сделаем Сальери по всем фронтам, впрочем, это было вполне возможно. Наши связи с советником принесли просто уйму оружия и определенную защиту от полиции, под нашей пятой был госпиталь, а у Сальери лишь вшивый, уволившийся докторишко, количество баров у нас теперь было не меньше, чем у Сальери, но тем не менее несколько не хватало поддержки простого народа, но эту проблему можно было без труда решить с помощью связей в профсоюзе, где работало большинство завсегдатаев сальерьевских баров. Собственно, к боссу профсоюзов рабочего класса я теперь и ехал.
Ну а что до меня, то здесь было все не радужно. Как там говорится – в мире есть две страшные вещи: увидеть, как твоя мечта рассыпается на глазах, и увидеть, как твоя мечта становится явью. Это было про меня – мои мечты сбылись. Я получил власть, близкую к власти Морелло, чего и добивался, я хотел получить деньжат, о да, их у меня было полно. Я хотел ровно до тех пор, пока не получил, а как получил, то понял – мне нечего с этим делать. Я не радовался совей власти, ведь мне нечего было с ней делать, я не радовался деньгам, ведь не смог придумать, что на них купить, кроме машины, которую мог украсть бесплатно, да дома, который был такой пустой и дорогой, что я чувствовал в нем себя так паршиво, как будто попал в ограбленный музей. Мне теперь хотелось хотя бы одного – не проливать крови, попробовать подружиться с вражеской семьей. Но этого дон позволить не мог. А не по этому ли я хотел этого, что это было вновь недоступно, как когда то деньги и власть? Черт возьми, я не знал, я запутался в себе, запутался в окружающих, запутался в своём месте в этом мире.
Вот и сегодня я просто плыл по течению, когда приехал к офису босса профсоюзов, уж не знаю там, как он зовётся официально.
На улице царил примерзкий, дождливый мрак, поэтому я поспешил войти внутрь здания центрального острова, сдающегося под офисы.
Внутри царила яркая, светлая наэлектризованность, заметная по белому свету ламп и торопливости людей, это слишком контрастировало с городской обстановкой и, увы, не внушало уюта ни на грамм.
Пройдя через информационную стойку, красного дерева с обоймой вышколенного бесполого персонала, я направился сразу к дорогим, позолоченным дверям лифта, украшенных сверху чем то витиеватым, полукруглыми и чертовски безвкусным.
Внутри такой же режущей глаз позолоченной кабинки стоял лифтер в ядовито красной униформе, напоминающей кровавые лохмотья. Я сказал ему номер этажа, тот слащаво и неестественно отвесил поклон.
Поднялись быстро, и на том спасибо.
Я без труда нашел нужный мне офис – он сразу выделялся на общем фоне дешевыми, явно казенными материалами для внутреннего убранства, государственное предприятие, что уж тут.
Я осторожно постучал, мне злобно гаркнули: «войдите».
«Может ну его к черту, с такими любезностями?» - ехидно подумалось мне, но на самом деле я даже не сбавил шаг и вошёл, о чем и пожалел, увидев, в каком состоянии офис. Слов не подобрать, так что и стараться не буду.
За столом сидел мой шапочный знакомы, мистер Джонс, старый, злобный самодур, которого за общую «любовь» к рабочим прозвали стервятником. Но в одном ему не отказать - против воли рабочих он не пойдет, что верно, то верно.
- А-а, Тони, друг мой, заходи-заходи. Знаешь, у меня твои появления всегда связанны или с прибылью, или с выгодным дельцем.
- Да, это так – я был мрачен – в последний год ты получал множество весомых подарков от дона Морелло, покровительство и безбедная, твоя, жизнь, это полностью его заслуга. Что же, пришло время платить по счетам.
В последнее время эта фраза стала буквально моей коронной.
- Тони, для тебя – все что угодно – кажется, он и не уловил серьезности моего тона. – только учти – в пределах разумного.
- Близятся суровые временно, Джонс. Так что слушай внимательно. Только сначала запомни: если мои слова уйдут дальше этого кабинета – тебе не жить.
- Что же такого важного ты хочешь мне сказать?
- В этот месяц клан Морелло начнет войну с кланом Сальери. И в этой войне твои рабочие будут на нашей стороне.
И вот тут я был несоклько поражен, потому что Джонс ответил без промедления и совсем не так, как я хотел:
- Совершенно невозможно.
Подумать только, он даже в лице не изменился, подонок.
- Не понял.
- А ты пойми. – тон Джонса уже не был дружествен. – Эти люди не смогут поддержать такого психопата и убийцу, Морелло.
Я подавился своими словами. Это ведь я сделал Морелло тем, за что его теперь считали рабочие.
- Джонс, это не мое дело, как ты настроишь рабочих. Ты должен это сделать.
- Неа, не выйдет.
- Ну… Ну тогда твой труп найдут в сточной канаве.
- Ну что поделать, рабочие то от этого покладистей не станут, их мнение не изменить.
- Понимаешь, дон Морелло сделает это не ради того, что бы рабочие изменили мнение, а ради собственного удовольствия.
- Ах, как жаль, что я ничег Я не могу судить о твой состоятельности до тех пор, пока ты не начнешь конкретезировать, мать твою, хоть немного из своих слов. – внешне Морелло старший не изменился, но внутренне начинал злиться. – Я ни хрена не пониял из твоих слов. Интересно, я вас понимаю br /о не могу поделать, ведь от руки Морелло я убежать не смогу, а настроить рабочих мне тоже не по силам. – Джонс сказал это удивительно самодовольно.
Этот дурень меня уделал, я чувствовал себя удивительно жалко. Не потому что он превзошел меня в споре, а потому что он был прав. Я создал Морелло слишком неприятную репутацию. Она работала безотказна в случаях, с давлением на личность, но в толпе образ был бессилен, рабочее стадо сразу вспоминало клич «Всех не поубиваешь!». Но не прощание я кинул Джонсу, прежде чем закрыть дверь.
- Стервятник.
- А ты просто мудак. – не остался в стороне он.
Отвечать я не стал, ведь, по сути, я действительно со стороны таким и выглядел.
На улице я пошел, увы, не в сухую машину, а в косую, промокшую от таких де косых струй дождя телефонную будку. На другом конце провода мне ответил сам Морелло, что было несколько удивительно, учитывая, что я звонил в бар.
- Босс, с профсоюзами облом.
- Какой облом?
- Полный облом. Нас не смогут поддержать рабочие, больно уж они вас боятся.
- Мать твою за ногу…
- Маму не трогайте.
- Я тебя сейчас трону! Живо тащи свою задницу в бар!
Вот уж чего я не хотел, так это спешить к разъярённому Морелло. Вот только тут вставала проблема – если я не приеду, он разозлиться еще больше. Так что я приехал так быстро, что машина натужно скрипела рессорами на поворотах.
В бар я вошел мокрый как лужа, потому что по близости парковка была занята и тащился я по дождю аж пол-улицы. Морелло смотрел на меня каким то не естественно злым взглядом, но в остальном все было как обычно.
- Так в чём ты говоришь помеха у профсоюзов?
- Они вас ненавидят и не будут поддерживать.
- Это ты ведь виноват! Ходил тут индюком, мол образ злого бандита мне пойдет.
- Знаете, босс, я вот на вас смотрю и понимаю, что вам он идет.
- До пошёл ты! Вот что мне теперь делать?
- Отложить войну, разумеется.
- Нет, войну я не отложу, выступаем сегодня. И ты будешь инициатором, это тебе наказание.
Он смотрел на меня так злобно, потому что понимал, что война без поддержки профсоюзов не будет такой быстрой, как мы планировали, она затянется на долгие годы, да и победа клана Морелло не будет такой очевидной. Но Морелло не собирался сдаваться, он собирался начать войну сегодня, и послать на задание именно меня. За что? Я же не боец, а советник. За что он решил мною рисковать, неужели он узнал про…
Делу время, потехе…
6 сентября 1930
Сэмюэль Моретти:
Уж не знаю, что там произошло в верхах, но оставшиеся два месяца зимы я провел как в сказке. Мы расширяли территорию, договаривались с новыми поставщиками, находили связи в верхах и, казалось бы, совершенно забыли про боевые столкновения. Я это время был простым сопровождающим, ибо самолично в переговорах не участвовал. Мы с Поли целыми днями буквально сидели без работы. Ходили к Ральфу, посмотреть, как он ковыряется в машинах, сидели с Винченцо в его каморке, пытаясь вывести формулу сборки идеальной лупары, ездили к Фрэнку в банк, пытаясь влиться в коллектив клерков, изредка мы искали себе людей в Семью, нет, не на полноценную должность, а на экстренный случай. Ну и конечно же развлекались вне работы, еженедельно стали ходить не гонки, посещали вместе с доном театр, Поли даже вознамерился найти себе жену, только, разумеется, безуспешно. А еще Поли много и страстно пил. До запоев не доходил, к счастью, но иногда это беспокоило, алкоголь расшатывает нервы, знаете ли. Хотя наша работа расшатывает их еще больше, поэтому я на Поли особо не злился.
Разумеется, этот рай изредка прерывался простецкой работкой, из разряда «съезди с доном на встречу с дельцами и потренируйся в своём умении делать морду кирпичом». Я то свою кирпичом делал без труда, а Поли, от напыщенной суровости, иногда с трудом удерживался от улыбки.
Вот так и проходило время, а Морелло так и сидел в своём Нью-Арке и не казал оттуда носу. Это странно и совеем на него не похоже, но в такой ситуации мне просто грех жаловаться.
Вот и сегодня день проходил по такому разряду. Я сидел в баре, на часах время было обеденное, я от нечего делать подумывал, почему бы мне не пойти на кухню к Луиджи и попробовать там что-нибудь приготовить. Не то что бы Луиджи без меня не справлялся, просто заняться мне было не чем, а готовить хорошую лазанью я так и не научился.
Но лазанье пришлось бы подождать, потому что в бар влетел Поли в плаще, промокшем от дождя. Едва он скинул плащ со шляпой, как тут же направился ко мне.
- Привет, Сэм! Что ты сидишь тут такой, мрачнее тучи? У меня есть что то, что тебя взбодрит.
- Поли, ты ведь знаешь, что мне нельзя виски.
- А у меня и не виски. У меня билеты!
- До гонок еще ведь не скоро.
- Ну, так кто тебе сказал, что у меня на гонки? Не-ет, тут кое что по интереснее.
- Подпольное казино?
- Ну-у, ты это загнул. Какие еще версии?
Я неопределённо пожал плечами. Ну а действительно, на что могут быть билеты. На кино, так мне это не интересно. На театр? Да нет, я знал афишу, там сегодня пусто. Гонки тоже нет, как выяснилось. Закрытый показ мод? Боже упаси меня туда попасть, даже если и есть билеты.
- Ну что, в тупике? А-а, так я и думал, что не догадаешься. Ну, пошли, тогда в машине расскажу.
Я повиновался. Нет, ну а чего я теряю? День пропащий, погода плохая, а единственное развлечение, какое я придумал, это лишь попытка что то приготовить, и то с помощью повара. А когда у тебя есть билеты, это в любом случае будет означать зрелище. Если хорошее, то повезло, если нет, то всегда можно уйти, тем более, что на билеты я не потратил ни копейки.
Потому то я прилежно сел в наш синий «Фалконер» и спросил:
- Ну хорошо, колись, Поли, куда путь держим?
- По дороге скажу.
- Так я дорогу не знаю.
- Катись в Хобокен.
- В Хобокен, так в Хобокен.
Плохая часть города, примерзкая, если честно. Дома в разрухе, жители небогатые, производства нету, а копы с удовольствием забивают на патрулирование.
Да, еще он и граничит с подконтрольным Морелло Нью-Арком, что вдвойне обидно.
- Ну, Сэм, поздравляю. Сегодня мы отправимся на первый в этом городе нелегальные бои!
- Бои-и. – задумчиво протянул я. Не то что бы плохо, но уж точно не то, чего я ожидал. – а дон в курсе?
- А ты думал, зачем мы туда прёмся? Дон знает, он послал нас для общей проверки, хозяин заведения утверждает, что это дело принесет много денег, потому то и хочет заручиться поддержкой Сальери, а дон хочет, что бы мы ему подтвердили, хороший ли у этого бизнеса потенциал.
- Так значит, мы туда едем не для развлечения.
- Да успокойся, мы-то как раз будем развлекаться, а потом просто вынесем вердикт.
Ну, раз так, то давай отдохнем.
Вскоре, как только я въехал в Хобокен, Поли показал мне на здание, в котором будут бои. Неприметное такое, старое, захудалое, одним словом – идеальная маскировка.
После того, как я припарковался, мы подошли к двери. Поли постучал, и в двери открылось металлическое окно. Только вот мне было непонятно, что делать дальше, а Поли, тем временем, не растерялся, и сунул туда билеты.
Дверь открылась, за ней стоял стереотипный лысый бугай.
- Вам проход отдельно, следуйте за мной. – сказал он голосом, больше похожим на скрежетание камня.
Мы прошли по унылому коридору, не внушающему энтузиазма, зато в конце коридора попали в прямо таки шикарный зал.
Это было большое помещение, где то с два бара размером, оно было несколько похоже не старинные колизеи – стены круглые, в центре набольшая, размером с этаж, яма, в которой, очевидно, будут сражаться бойцы, яма, или точнее ринг, окружена тонкой, не мешающей просмотру сеткой, вокруг были поручни, а чем дальше от ямы, тем больше столиков, за которыми расположилось много людей, весьма опрятных для Хобокена, около стены целую половину круга занимала большая барная стойка, лампы наверху были яркие, бильярдные, что бы все можно было рассмотреть. Столики были почти все заняты, над людьми стояла сигаретная взвесь, и шёл звук мирных бесед, если бы не ринг посреди зала, все можно было бы принять за обычный фешенебельный ресторан.
Бугай-охранник провёл нас к человеку в кремовом фраке, кажется, тому самому хозяину заведения.
- Босс, вы сказали привести их сюда.
- А-а, да-да-да, друзья мои, вы ведь от дона Сальери? Очень, очень рад, спасибо, что посетили, я уж не чаял.
Не смотря на то, что говорил мужчина шаблонно, что то в его речи вызывало доверие, во всяком случае, его услужливость выглядела действительно искренне.
- Сейчас я проведу вас за ваш столик, для вас у меня есть специальное место, заказанное. Видите поручни? Это стоячие места, они для остальных, для вас у меня есть место, специальном перед нашим рингом.
И вправду, наш столик смотрел в сторону будущего сражения, так что вставать с места не пришлось бы.
- Закуски хотите, выпивку, может быть?
- Порция виски была бы кстати. – заметил Поли.
- Конечно, а вам? – взгляд перешёл ко мне.
- Я за рулем, так что просто кофе.
Кофе под вечер, моветон, согласен, но для зрелища хотелось взбодриться.
Наш заказ вскоре принесли, и уж не знаю, как там виски, но кофе эти люди варить умели.
- Ну что, Поли, как тебе тут?
- Шутишь? Да это золотая жила! Посмотри, как одеты люди, посмотри на цены напитков. За это уже деньги лопатой грести можно. Но здесь еще и ставки есть. Это покруче любого казино!
- Да я не об этом, как тебе-то самому тут, нравится?
- Нравится то нравится, вот только, сколько еще боя ждать…
Я достал карманные часы:
- Через пару минут будет ровно восемь, наверное, они начнут в точную цифру времени.
И вправду, в восемь ровно вышел статный ведущий, которые представил первый бой из трех.
Дрались легковесы мексиканец и испанец, и хотя темп боя был весьма высокий, интереса у зрителей он почти не вызвал, ибо оба бойца не вызвали ни какого сопереживания.
Это был, очевидно, разогрев, я часто про такое слышал в профессиональном боксе. Мол, тут люди могут особо не смотреть за боем, это просто должно готовить к следующим.
Второй бой был не порядок интереснее. Соперники были больно хороши: ловкий, юркий китаец, опять же легковес, и американец, бывший рабочий, попавший под сокращение и, как сказал ведущий, решивший попытать счастье здесь на ринге.
Теперь ставки буквально текли рекой, народ шумел и кричал, разделившись на два лагеря. Первый был всецело на стороне китайца, на нем все планировали заработать, потому что за первые два раунда из трех он показал великое мастерство и летал по рингу словно муха. Второй лагерь был за американца, люди прониклись к этому бедняге сочувствием, видно было, что дрался он отчаянно, что терять ему действительно нечего.
В третьем раунде, когда должен был решиться исход поединка, было особенно жарко. Китаец строчил ударами как пулемет, но толстопузому работяге они были, словно, ни по чем, он бил руками, как кувалдами, но мазал нещадно. Но, вдруг один из ударов попал по китайцу и повалил его на пол. Рабочий времени не терял и начал бить хоть и медленно, совершенно непрофессионально, но очень мощно, вырвав себе победу на радость многим болельщикам.
- Ну что, Поли, ставить не собираешься?
- Это вряд ли.
Третий бой был главным событием, и бойцы были подобраны отлично. Два огромных тяжеловеса, ростом под два метра и весом килограмм сто двадцать, не меньше. Один был чернокожий, суровый выходец с Ямайки, которого назвали Энглом, а второй был уроженец Италии, что особенно повысило наш интерес, звали его Баначчи.
Первый раунда был разгромен, бой шел одновременно и мощно и быстро, Поли не сдержался и поставил на Баначчи половину содержимого своего кошелька.
Во втором раунде итальянцу не везло, его мотали по рингу как половую тряпку, но внезапно, когда Энгл занёс руку для очередного апперкота, Баначчи ударил тому в солнечное сплетение, а второй рукой сделал потрясающий хук.
Это была победа. Безоговорочная и совершенно внезапная.
Поли забирал свой выигрыш, а я тем временем думал, неужели Баначчи притворился, будто устал, выжидая момент. А вдруг притворялся не только он? Может здесь все подстава? Возможно, вся борьба здесь была наиграна. Ну, просто подозрительно зрелищные были бои сегодня. В любом случае это было интересно, в машину я садился с удовольствием от проведенного времени.
- Четыреста баксов, как с куста. Четыреста, Сэм, понимаешь? Здорово, да?
- Да, достойная победа. – я если честно больше хотел завалиться в бар и сыграть партейку в бильярд, чем обсуждать выигрыш Поли.
- Учись, может, когда то, будешь столько же выигрывать. Эй, чего это ты такой смурной?
- Да вот, за нами тачка увязалась. Э-э, ну уж совсем то оглядываться не надо. Вон, бордовый Фалконер.
Я позволил машине приблизиться и рассмотрел пассажиров. Черт возьми, одним из них был точно тот пацан, который влез за акциями, Тони, или как там его.
- Оружие при тебе? – спросил я Поли.
- А как же.
- Тогда доставай.
Я остановился на светофоре, Поли незаметно достал пистолет.
К счастью, на улице было уже сухо, ни следа от дождя, но было темно и дорогу почти не разобрать.
Я выжал сцепление и вдавил газ в пол, как только зажёгся зеленый свет, включил сразу вторую скорость и машина со свистом понеслась.
Преследователи были тоже не лыком шиты и бросились вдогонку. Поли открыл огонь, на что ему так же ответили выстрелами.
Я стал петлять по дороге, выезжая на встречку, манёвр удался, машина морелловцев отстала, но и я потерял управление и со всей дури влетел в столб.
- Валим! – крикнул Поли и вывалился из тачки.
Нога предательски хромала, но я спешил в поисках хоть какой-нибудь машины.
- Сэм, ё-мае, в меня попали!- простонал Поли, оступившись и чуть не развалившись на тротуаре. Я уже зашёл за поворот и увидел автомобиль.
- Вставай, давай сюда. Здесь такси. Мы выберемся.
Я подошёл к таксисту и направил на него оружие, у того аж сигарета из рук выпала.
- Шевелись. В машину, давай, быстрее! – кричал я толкая его в спину. Тот мигом забрался за руль.
- Куда едем? – спросил он.
- Куда угодно! – сказал Поли, и направив на него револьвер, продолжил – только быстрее, черт побери, быстрее! Еще быстрее, чем Сэм.
Паренек рванул, чуть не оставив покрышки на дороге. Хвала небесам, мы могли протянуть еще немного. Зря я с утра радовался тому, что все шло тихо, теперь же настанет настоящая бойня, ведь покушаются на самих подчинённых дона.
Бедняга за рулем весь трясся, но вез исправно. Я высунулся из окна и точным выстрелом сумел подстрелить того гада, который мне все испортил в деле с акциями. Но по настоящему ситуацию спас водитель, он поехал буквально на таран встречной машине. Сердце у меня ушло в пятки, но в последний момент таксист ушёл от столкновения, в отличие от наших преследователей. Страшная авария поразила прихвостней Морелло. Я с облегчением выдохнул и сказал:
- Отлично. Всё путем!
- Хорошая работа, брат, - сказал в свою очередь Поли - теперь вези нас в Бар Сальери. Я покажу дорогу
Дорога до бара была быстрой, сразу видно, что таксист мастер своего дела.
Я взял под руки раненого Поли, а водителю сказал:
- Подожди, я сейчас вернусь.
Мы ввалилсь в бар, благо, в это время посетителей уже не было.
- Боже, что случилось? – спросил Винченцо, который сидел за столиком с Луиджи.
- Все потом, Винни, помоги донести Поли к дону.
Поли уже был почти в небытие, когда мы вошли в кабинет дона.
- Господь всемогущий, что у вас там произошло, ребятки? – по-отечески спросил меня Сальери.
- Босс, это Морелло. Его ребята напали на нас, когда мы ехали сюда. Нас спас случайный таксист, он стоит на входе.
- Есть у вас что-нибудь, что бы отблагодарить?
- У Поли в пиджаке конверт с деньгами, которые он выиграл на ставках.
- Там много?
- Порядочно.
- Отдай ему, Сэм, и скажи, что мы у него в долгу.
Я кивнул и достал конверт из пиджака Поли, хотя тот в меру сил пытался противиться, но был слишком слаб.
Когда я вышел, таксист на улице судорожно курил. Я направился к нему, попутно доставая конверт. Бедняга, видать, испугался и подумал, что я достаю оружие, потому что начал заводить такси, но было поздно и я уже протянул ему конверт с деньгами.
- Мистер Сальери хочет поблагодарить тебя, – сказал я. - Мы с Поли присоединяемся. Здесь на ремонт машины и за работу.
- Хорошо. Я, пожалуй, поеду. Посмотрю машину и все такое…
Я наклонился уже поближе, к самому окну, и добавил доверительным тоном:
- Знай, мистер Сальери не забывает тех, кто помог ему. Ты всегда можешь обратиться за помощью, если тебе что-нибудь понадобится . Подумай над этим.
- Хорошо, я подумаю – сказал он, заводя машину – правда, спасибо. Передайте поклон мистеру Сальери.
После этих слов он смылся. Похоже, не по душе ему общаться с такими, как мы. Ну да ладно, хотя бы денег дождался.
Эпилог
Антонию Фернандес:
Разумеется, Морелло послал меня на наиболее опасное задание, какое только сумел придумать – убить лучших парней Сальери. И конечно же, что бы я не сбежал, он приставил за мной слежку. Автомобиль вел почти необученный человек, а напарники были шестёрками. Стоит ли говорить, что задания не удалось. И вот, как результат, я теперь луже в луже собственной крови, почти мёртвый, попавший в страшную аварию, и с простреленной рукой. Напарникам моим повезло меньше – все они мертвы. Полиция, почему то, не особо торопится приезжать, должно быть, Морелло проплатил.
Думать о том, как мне отсюда выбраться почему то не получается, все мысли уходят к чему то глобальному, вечному. Плохой знак, наверное. И как же так вышло, что я здесь оказался? Не стоило плыть по течению. Но и сбежать я не мог, за мной следили.
Чёрт, какая-то машина остановилась.
- Эй, есть кто живой? – спрашивал знакомый голос.
- Да что ты спрашиваешь, двери просто открывай!
Ричи и Луи. Ублюдки, что им тут надо?..
- Ага-а, есть один!
Меня вытащили с сиденья и посадили около двери.
- Ну что, допрыгался, гнида? Как нам сказал босс, ты вовсе не итальянец, а испанец. А знаешь, что таким как ты положено по правилам омерты? Да, по глазам вижу, что знаешь.
Ричи продолжал разглагольствовать, а Луи тем временем достал из-под плаща лупару.
- Сейчас ты получишь свою порцию свинца, поддонок. А завтра Луи подправит портрет тому клоуну, который помог увезти братков Сальери.
У меня все же нашлись силы говорить:
- Жаль… - я закашлялся – Жаль, не смогу увидеть, как ваши люди будут подыхать… Из-за вашего босса вы потеряли эффект внезапности… А без профсоюзов война будет долгой и кровавой… Шестёрки, такие как вы, помрут… А Морелло, даже если припрёт, просто смоется… А вы будете лежать в сточных канавах, подальше от города…
Тираду мою прервал выстрел лупары.
Паскуды, в живот попали, и то косо. Теперь смерть будет мучительной.
Ну и что, этого я добивался, когда сбегал от прошлого. Оно настигло меня, как не бежать. И какой вывод теперь из этого сделать?.. Чертовски тяжело думать, жизнь уходит, оставляя лишь агонию.
Что бы я не делал ради цели, именно в гонке за ней я был счастлив, и только когда достиг её, перестал чувствовать радость, а значит, какие бы не были цели, никогда нельзя плыть по течению, всегда надо бороться за мечту, ведь даже если она приведет к чему то плохому, то ты получишь хоть немного радости в гонке за ней, а если оставишь погоню за целью, то счастлив не будешь в любом случае.

Конец


Автор Данил ТКАЧЁВ




Последние новости

2.05.2017
50 оттенков Alive Bars Mod
29.04.2017
Gangsters Mod
12.09.2015
Functional Black Metal
8.04.2015
О форсированных машинах
1.04.2015
История одного сицилийца
11.02.2015
Мод для изучения ПДД на улицах Лост Хэвэна
10.02.2015
Alive Continuing Mod - новый мод из семейства Alive



Это интересно

200stran.ru

Все права защищены © www.webgamer.hhos.ru 2003- © MikeMouse 2003- ©

HotLog