фан-сайт игры Mafia: the City of Lost Heaven
   radio             


Оглавление

Новости
Немного истории
Секреты и приколы
Видеогалерея
Моддинг Мафии
Расширенная версия Mafia
Пишем скрипты для Mafia
Как делать ADDin`ы
Доступ к DTA файлам
Чемпионат по игре
The Alive mod v.16
Пришелец-алхимик
Телохранители
Пушка броневика
Продавцы машин
Грязные гонки
Голем (памятник)
Супер-телохранители
Миссия в порту
Террорист-смертник
Ресторан Сальери
Сельская местность
Alive Mod Evolution 18.0
Секреты Аливе мода
Скачать Alive mod
Юморная страничка
Наш музей Мафии
Альфонсо Капоне
Бонни и Клайд
Джон Диллинджер
Машины той эпохи
Оружие той эпохи
Музыка из Мафии
Если хотите помочь
Благодарности
Кладовочка



15.02.2015

Mafia: The City Of Lost Heaven. Предыстория.


Посвящение: Благодарю за труд своего соавтора,
который благополучно забыл имя своего аккаунта, из-за чего
не могу полноценно внести его в графу соавторов.


Примечание: Старался как мог, не хотелось упасть
в грязь лицом, но всё равно это не отменяет факта, что писал
первую книгу, возможно, это несёт на тексте некий
отпечаток наивности или примитивности.


Часть 1. Бокал виски за сухой закон.


16 марта 1927 год.
Стоял солнечный, жаркий день. К вокзалу Лост-Хэвена, небольшому зданию, некогда бывшим военным госпиталем, подъехал пассажирский поезд. В числе пассажиров своей статностью выделялся долговязый пассажир в строгом сером костюме с дорогим, кожаным чемоданом – единственным предметом багажа. Пассажир этот был весьма высок, строен и крепко сбит. Голову его украшала шляпа, под которой скрывались коротко остриженные рыжие волосы. Но особенно из толпы его выделяли густые, рыжие, словно у домашнего кота, усы. Одним словом – взглядам жителей города предстал типичный англичанин. Быстро выйдя из здания вокзала, он махнул рукой в сторону близстоящего такси и, предварительно заплатив, удобно расположился на заднем сидении. Вокруг него пейзаж был ничем не примечательный для небольшого провинциального городишки. Заводы, склады, снующие туда-сюда толпы народу, как правило, одетые в рабочую униформу. По виду эта часть города напоминала рабочий квартал, или район. Вот тут двое человек выносят ящики из подъезда, и кричат друг на друга, чуть подальше детвора играет с собакой, а вот и пара торговцев пререкаются из-за товара, однако человека привлекло нечто другое. Такси уже выехало из квартала и проезжало теперь вдоль трамвайной линии. Пассажир такси заметил весьма непривычную картину. Два человека, в дорогих костюмах в весьма агрессивной форме общались с несколькими тщедушными и, на вид, напуганных до полусмерти полицейскими. Но вот конфликт уже скрылся за высокими зданиями города и пару минут езды мимо различных ресторанчиков и магазинчиков, нескольких поворотов, пассажир заметил, что на горке, которая вела дорогу к подземному мосту, такси начало немного набирать скорость.
- Полегче, уважаемый, сбавьте скорость. – густым, словно металлическим голосом сказал пассажир водителю.
- О, да, да, конечно, сейчас. – отвечал он – просто тут можно дать машине немного свободы и прибавить немного газ, кроме того, - водитель включил фары на въезде, - там, в конце тоннеля, горка наверх, поэтому удобнее набрав немного больше скорости подниматься туда.
Только сейчас пассажир заметил, что машина такси весьма отличается от остальных. Видимо, они либо очень ценились, либо фирмы были достаточно богатыми, что бы позволить себе более-менее хорошие машины класса Falconer.
Внезапно пассажир поморщился от яркого света, когда они выехали из туннеля и перед ним предстал уже совершенно другой город. Так могло показаться. Тут не было ни заводов, ни складов, улочки были идеально чистые и широкие, а дома были очень высокие. Похоже, это сердце города, административные учреждения. Пока пассажир рассматривал их, такси остановилось, и водитель сообщил о прибытии на место. Через пару минут человек скрылся в полицейском управлении.
Джеймс Барретт:
Лост-Хэвен в тысяча девятьсот двадцать восьмом году представлял собой небольшой провинциальный городок, расположенный по типу Нью-Йорка, состоящий из трёх островов, скреплённых мостами. На центральном острове располагался очаг дел города – все административные и здания для бизнес контор, за редким исключением, теснились тут. Главным зданием являлись Муниципалитет и Первый Национальный Банк. На том же острове были расположены более мелкие конторки, театр, департамент полиции. А на севере была тюрьма. Левый остров был словно создан для разного рода приезжих и людей с невысоким достатком - Чайна-Таун, на севере города, куда прибывали жители из азиатских стран, в центре располагалась Маленькая Италия, где, собственно из названия, проживали в основном итальянские иммигранты. На юго-западе был Рабочий Квартал, эдакое сердце острова, там располагались заводы и разного рода склады, около реки находился Порт Лост Хэвена, главная его артерия. Так же в Рабочем Квартале находилась Галерея Искусств, в которую простым рабочим было практически не попасть. Впрочем, развлечений хватало… Чуть поодаль был гоночный трек, и как минимум раз в месяц там проводились гонки. А самым разношёрстным, как лоскутное одеяло, островом смело можно было назвать правый – в нём соседствовал и богатый квартал для миллионеров, находившийся на отшибе, и крайне бедный район Хобокен, с захудалой и не приносящей прибыли киношкой, и спальный район «Нью-Арк» и довольно престижные коттеджи.
В квартале миллионеров жил «управляющий» города, как его называли, один из заместителей какого-то министра в Администрации США. Джеймс Барретт, высокий, статный человек средних лет, с огромными усами и физической силой, англичанин по происхождению, после обучения в университете в Вашингтоне, получив высокие оценки в познании политики, банковского дела и в целом управления, получил высокую должность в налоговой службе. Быстро поднимаясь по карьерной лестнице, ещё до тридцати лет стал уже помощником мэра Вашингтона, и через три года года его послали на место его новой работы, в Лост-Хэвен. Это был типичный американец, который, впрочем, очень сильно был похож внешне на англичанина и чтил английский традиционный образ жизни, он следовал ему неукоснительно. Неизвестно что помогло ему так быстро стать тем, кем он есть, удача, или же свои особые способности, много связей, или великолепная исполнительность, жёсткий характер или невероятная любовь к работе – а может и всё сразу. Джеймс был человеком с утончённым вкусом во всём, будь то еда, напитки или автомобили. Достать автомобиль в то время было не просто, однако ему удалось заказать машину лично у Генри Форда. Это был очень дорогой и роскошный по тем временам автомобиль. Первая в Лост Хэвене модель не «каретообразного» автомобиля. Это был широкий, премиальный авто бежевого цвета. Машина развивала скорость очень и очень небольшую, порядка 15-20 миль в час, однако этот недостаток с лихвой скрывал внешний неподражаемый лоск. Джеймс очень сильно заботился о своей безопасности, поэтому у него на вилле и в его квартире в городе, на центральном острове, всегда была охрана, сам он никогда не ездил на работу без сопровождения. В коридоре в здании муниципалитета, недалеко от двери кабинета, всегда был охранник, личный телохранитель Барретта. По сути, всё это было излишним, потому что в здании муниципалитета всегда была охрана, как минимум около десятка полицейских. Правда, охранять было не от кого. Город действительно был очень тихий и уютный. По крайней мере – на первый взгляд... Всё от того, что Джеймс Барретт очень жёстко контролировал все заведения в городе. Многочисленные ресторанчики города могли похвастаться спиртными напитками только по ночам, и то, с огромной осторожностью. В городе было много служащих Барретта, которые докладывали ему о положении дел. Если где то замечали спиртное, заведение тут же закрывалось, а владелец отправлялся в тюрьму, и мало того, ещё и выплачивал неподъёмный штраф. Штраф зависел от уровня продаваемого спиртного. За маленькую и осторожную продажу малых партий штраф был в меру высок, хоть и больно бил по кошельку владельца, отбивая охоту на дальнейшее занятие этим делом, но когда дело касалось дорогостоящего виски или вина – владельцу было очень сложно выйти из ситуации не банкротом или ещё хуже – не попав за решётку. Из-за этого у Барретта наверняка были противники, какие-нибудь местные завсегдатаи-пьяницы, как он называл их. Казино так же было под запретом, а парочка оружейных магазинчиков не приносила большого дохода благодаря куче лицензий, которые должен был иметь владелец магазина, на каждый из типов оружия, начиная от кастета и ножа, и заканчивая ружьями. Об автоматах тогда ходили лишь осторожные слухи. Так же недалеко от города располагался аэропорт. Но контроль за приезжающими пассажирами, так же, как и в порту, был очень жёстким…
«Героический» поступок.
15 илюля 1928
Джеймс Барретт:
Меня вывел из блаженного сна голос слуги:
- Господин Барретт! – проникновенным голосом будил меня Мэтью - славный старикашка, работающий у меня главным слугой.
- Что такое, Мэтью? Кого там чёрт принёс?
- О, нет-нет! Это не гости. Вас к телефону!
Я зажёг свет и потянул к себе поднос с телефоном, протянутый Мэттом. Ну-с, будем считать, что у меня поздний ужин в постели. Благо, официант и поднос имеется, а блюда бывают и более экзотичны. Закон не дремлет, а представитель закона не имеет права спать… Во всяком случае мне об этом рассказывали…
- Джемс Барретт у аппарата!
- Господин Барретт? Это Норман. Детектив Норман, помните?
Норман был весьма славный малый, я часто с ним общался, передавая через него указания в верха. Начальник полиции был крайне неприятный в общении лейтенант Чудновски – старый, сварливый еврей, любивший поскандалить, так что общаться исполнительным и бодрым Норманом мне было куда проще.
- Да, Норман, что стряслось в столь поздний час?
- Сэр, у нас тут… Весьма деликатное дело… Лейтенант сказал, что тут без вас не обойтись. Дело… Дело касается вашего сына. Вы можете сейчас приехать к департаменту? Это не телефонный разговор, вам лучше знать, что делать…
- Что натворил на этот раз Чарли? – мой сын, очень непоседливый мальчишка, хоть уже и к двадцати годам пора обрасти умом. Но вот я никак не мог найти время для основательной беседы.
- Тут, понимаете, я не могу рассказать вам всё. Тут авария. Он… Как бы вам сказать… Он сбил человека.
Я оцепенел. Или похолодел. Или и то и другое вместе. Это были совсем не те хулиганские выходки, которыми обычно забавлялся Чарльз.
Со смешанными мыслями я повесил трубку.
- Мтью-у! – заорал я так, совсем забыв, что он стоит рядом.
- Да сэр? – невозмутимо ответил он.
- Готовь авто! И водителя! И охранника!
- Сэр желает отправиться на прогулку?
- Ах, если бы так…
Когда я оделся, и вышел во двор, меня уже, как обычно, ждал Морти, начальник охраны. Габаритами он, пожалуй, смахивал на небольшой такой шкафчик. Четвёртый год я его уже знаю, исполнительный, хоть в юности и совершил небольшое хулиганство. Ему уже под сорок, но бедняга все ещё холост. Целиком отдает себя работе. В отличие от других охранников, он пользуется постоянной привилегией быть моим водителем, ведь он не только исполнительный человек, но и приятный собеседник, чего не скажешь об остальных…
Хоть и на вид был как обычный громила, у которого, можно было бы подумать, только мышцы, а мозгов нет, но Мортимер был отличным товарищем и в беде меня бы не бросил.
Одет он был как всегда в свой любимый чёрный костюм, да ещё и в галстуке, который делал бабочкой.
- Ну что, сэр, куда едем? – спросил он, когда мы садились в машину, соврешенно бодрый, словно и не спал.
- Нам надо заехать в управление, похоже, у моего сына опять проблемы… - я решил пока не рассказывать всей правды, ведь у Морти тогда будет полное право вновь и вновь указать на мою не внимательность к семье. И самое неприятное, что он будет вновь прав.
- Я говорил вам, сэр – немного укоризненным тоном указал мне он – вам надо было больше времени проводить с ним, или же быть несколько строже. Хотя, сейчас у вас столько работы… Одно радует, Чарльз стал ближе.
«Да, в этом ты прав… он стал ближе. Ладно, посмотрим, до чего дойдёт.»
Наш автомобиль пулей летел с горки, отделяющих наш квартал богачей, от довольно бедного района, хоть и Морти старался подтормаживать, на такой дороге можно сорвать все тормоза, если переусердствовать.
Как всегда, когда мы куда либо ехали, у нас было время, что бы поговорить.
- Может мне стоит взять Чарльза к себе? В политику? – повернулся я к водителю, пытаясь разбавить неприятные мысли пустым разговором- Он будет и поближе ко мне, так сказать, на коротком поводке, пойдёт по моим стопам, станет уважаемым человеком. Негоже Барретам на каретах скорой помощи разъезжать.
- Из него не выйдет политика – почти спокойным тоном отвечал телохранитель – это уж точно, сэр. У него нет как минимум того стремления, которое есть у вас, сделать город лучше и чище. А он, сами ведь знаете, постоянно попадает в переделки. Кстати, а зачем нам в управление поздней ночью?
- Да говорят, Чарли опять чего то натворил… Вроде как человека сбил.
- Это крайне плохо. Хотя, я надеюсь, ничего серьёзного всё-таки не случилось.
- Прибавь газу немного – нервничал я – поехали быстрее.
Морти был прав, к сожалению, Чарли не понимал, сколь беззаконен этот город. Он ни когда не приживался в Англии, всё ему казалось скучным, а здесь были новые горизонты – Америка – страна возможностей, а Лост-Хэвен – большая песочница. Он уже попробовал себя поваром и водителем трамвая. Город маленький, его многие знают, а уж фамилию Барретт того больше. Значит, все двери были для него открыты, а желание отстраниться от меня приводили Чарли к немыслимым, для моего сына, планам. Он считает, что организованная преступность вовсе не плоха – она просто даёт людям их законное право на свободу – свободу тратить честно заработанные деньги. И плевать, что если бы не мои жёсткие правила экономика города рухнула бы от просаженных в казино и за барной стойкой денег простых работяг. Как однажды Чарльз сам выразился: «Если человек не дурак – он сумеет себя вовремя остановить, ну а если дурак – туда ему и дорога». Ах, бедный романтик, он-то ни как не понимал, что в основном Лост-Хэвен и населяют отчаянные глупцы и рабы своих эмоций.
Но уже меньше чем через пять минут мы были на месте.
Едва выскочив из машины, я помчался в кабинет начальника полиции. Там сидел сам Чудновски с детективом Норманом неподалёку. На соседнем небольшом диване расположились двое полицейских и Чарли. Детектив Норман сразу же предложил мне присесть.
- Добрый вечер, джентльмены. – я поздоровался и укоризненно посмотрел на сына.
- Серьезно? Нет, совсем не добрый. - Чудновски сегодня не был расположен к мирной беседе. – О боже, и это сын Баррета? Джеймс, скажите мне, почему я, начальник полиции этого города, должен вставать ночью из тёплой постели всякий раз, когда этот мерз…
- Ну хватит!! – я его оборвал. – Я хочу спать не меньше вашего и, чёрт возьми, это ночка была бы для вас действительно бессонной, если бы Чарльз скрылся с места преступления! И тем более вы бы ещё неделю искали водителя скорой, который совершил это, так что давайте разбираться с наказанием. Или хотите поспорить, что явка с повинной в вашем участке не редкость?!
Чудновски молчал. Он отлично понимал, что если бы Чарльз не пришёл сам, то доказать его вину было бы невозможно, ввиду моей репутации. Вскоре, уже чуть тише, начальник полиции спокойно продолжил:
- Пусть поступок вашего сына и был не тяжкий, к тому же, он спасал жизнь другого человека, так или иначе, сэр, а он нарушил закон. Наказание понести должен, и… - сказал лейтенант.
Он не договорил, как в кабинет вошёл, судя по виду и простому костюму, начальник Чарльза.
- А, это вы, мистер Льюис. – Чудновски хищно улыбнулся. - Наконец-то. Теперь все в сборе. Итак, как вы знаете, я не стал давать делу ход, но, как сказал, наказание Чарльз Барретт понести должен.
- Кроме того, у нас совсем не любят людей, которые попадают в переделки, – добавил Льюис, - я поговорил со своим начальником, и мы решили, что если зашло так далеко, то следует отстранить мистера Барретта от работы или вовсе уволить.
Да, кстати, а что ему грозит? – он в этот момент достал сигарету и закурил.
- Мистер Льюис, погасите сигарету, у нас не курят в кабинете, – спокойно попросил его начальник полиции.
- На самом деле вы все тут не правы, – начал говорить Норман, – к уголовной ответственности тут не причислить. И более того – даже по закону ввиду всех обстоятельств – тут даже не выписать штраф. Десять суток домашнего ареста – большего мы просто не вправе сделать.
- Вы, пожалуй, единственный здравомыслящий из присутствующих здесь. – сказал я Норману.
- Благодарю, сэр. - ответил тот.
- Что это вы хотите сказать, Джеймс Барретт? – лейтенант немного приподнялся из за стола – вы считаете меня ослом?
- Боже мой, сядьте наконец! – ответил ему я, – во всяком случае, из вас всех, детектив единственный, кто предложил что-то дельное. Вам что, не хватает квалификации, Чудновски, что бы просто всё делать по закону, а не как душа велит? – Чудновски понимал, что эту битву ему не выиграть, ведь он уже дважды за вечер показал свою некомпетентность, пожалуй я когда то выкину его из кресла начальника, да вот сейчас не время. - Да, и вот ещё что, мистер Льюис, вас касается.
- Да, сэр? – он повернулся ко мне, – слушаю.
- Предлагаю вам сейчас слушать очень внимательно. Этот инцидент себя исчерпал. Скажите своему начальству, что мой сын заболел. Через десять дней он вернётся к работе.
- Я пытался поговорить с ним на эту тему, но меня он не слушает…
Не успел он договорить, как я, быстро попрощавшись со всеми, вышел из кабинета и быстро пошёл к машине.
- Куда едем, сэр? Всё улажено? - спросил Морти.
- Чёрт подери, ну ладно, они ещё узнают, кто такой Джеймс Барретт! – злился я, - да, поехали-ка, съездим в больницу. Нужно кое-кого проведать.
Я был зол. Просто зол, и решил так просто не оставить это дело. Мы поехали прямиком к главному управляющему больницы.
- Сэр, через сколько времени вас ждать?
- Не глуши двигатель, Морти, я скоро вернусь.
Выйдя из машины и, набрав воздуха в грудь, как будто бы перед каким-то заплывом, я вошёл внутрь. Подниматься к кабинету пришлось по всему зданию, девять этажей. Наконец, вот и дверь. Я постучал, хотя, особой необходимости не было.
- Открыто! – послышался глухой голос за дверью.
Я вошёл и увидел в небольшом кабинете, за большим столом, сидящего начинающего полнеть человека, лет пятидесяти, он был почти лыс и в очках. На теле была белая рубашка и коричневые брюки на ногах. Я не стал садиться, а пошёл «с места в карьер».
- Мистер Дюбуа, что вы себе позволяете, скажите, пожалуйста? Да как вы посмели увольнять моего сына? Вам что, стало тесно на вашем месте, так я сейчас же могу назначить другого человека на вашу должность!
- О чём вы говорите, мистер Барретт? - вполне непонимающим тоном хотел спросить директор, но я его прервал.
- Вы прекрасно понимаете, о чём я. Вот вам бумага – я подал ему лист – напишите, что Чарльз Барретт взял небольшой отгул, дней так на десять, по болезни. Записали? Хорошо. Имейте в виду, мистер Дюбуа, если уволите моего сына – сами на улицу пойдёте!
Состояние у меня было ужасное, настроение - тоже. Всю дорогу я не вымолвил ни слова.
Веянья времени.
20 июня 1928
Джеймс Барретт:
- Сэр Барретт! – вогласил Мэтью. – Время уже восемь ноль ноль!.. Прошу прощения – восемь ноль один. Время вставать. Вас ожидает ванна, завтрак и авто будет прогрето в ближайшие десять минут!
- Отлично, отлично, Мэтью! – ответил я. – Сегодня делаем всё в быстром темпе – у меня есть очень важное дело.
Я по-быстрому принял ванную. Сегодня большой день. Многое в городе изменится после сегодняшнего него. Я действительно радовался тому, что стану основоположником порядка в Лост-Хэвене.
Кое-как умяв завтрак, я немедленно отправился к авто. Мэтью остановил меня перед самым уходом.
- Сэр, подождите немного! Телефон.
- Барретт слушает!
- Господин Барретт, это говорит детектив Норман. – ответили на другом конце провода.
- Да, Норман. Я уже еду, будь готов, – сказал я и повесил трубку. – Привет Морти!
Я сел в автомобиль и мы поехали к спуску с горы.
- Куда направляемся, сэр?
- Сегодня едем в управление полиции, затем ещё надо будет кое-куда заехать.
- Я смотрю, у вас сегодня отличное настроение…
Да, сегодня я сиял от счастья. Погода была безоблачная, светило солнце. Всё предвещало отличный день. Я решил наслаждаться этими мгновениями, и Морти специально ехал не слишком быстро. По пути, куда-либо, я, как всегда, закурил. Сначала надо было заехать за Норманом и Чудновски в отделение, они тоже наверняка ждут этот день.
Перед отделением стояла грузовая машина, вроде кареты скорой помощи. Около неё стояла группа полицейских, а так же и Норман с Чудновски. Не успели мы остановиться и выйти из машины, как детектив подбежал ко мне.
- Сэр, это великолепно! Мы наконец то дождались – у него как будто бы перехватывало дыхание – автоматы Томпсона! Целый арсенал! Около сотни штук!
- Томпсоны! – радость так и лилась из меня – Вы их уже испытали?
- Нет, их только что привезли, но я в любом случае дождался бы вас.
- Так чего же мы ждём? Пошли скорее.
Мы спустились в подвал. С нами шёл так же инструктор, который, видимо, должен был рассказать нам об автомате.
- Итак, джентльмены – он встал по одну сторону стола с оружием в руках, мы по другую, - Перед вами пистолет-пулемёт Томпсона. – он положил его на стол – долго я вас утруждать не стану, только смотрите, кое-что я вам разъясню. Это очень мощное оружие и после пары выстрелов ствол уходит в небо, так что будьте осторожны, иначе придётся менять лампы. Барабанный магазин предназначен на пятьдесят патронов. Прицельная дальность не более ста метров. Ну что? Кто хочет попробовать первым? – он достал из куртки барабан, зарядил автомат, передёрнув затвор, и подал его мне.
- Довольно тяжёлый – сказал я, взвешивая его на руках – килограммов пять, да?
- Так и есть, сэр – подтвердил инструктор.
Я подошёл к ограждению, опёрся на него, и, прицелившись в стену, спустил крючок. Пара пуль попала туда, куда я выстрелил, ещё с десяток ушли выше.
- Не слабая штучка, верно, Норман, попробуйте эту машинку смерти – я передал автомат детективу, а сам решил пойти смотреть, как идёт разгрузка, обдумывая свой план.
Немного испортил мне настроение следивший за ходом разгрузки начальник полиции, но после того разговора, он был более сдержан по отношению ко мне.
- Доброе утро, сэр! – поздоровался он со мной, заметив, что я обратил на него внимание - вы тоже пришли посмотреть на эту замечательную партию автоматов?
- Вы на редкость оказались правы, - ответил я ему, - но не автоматы меня сейчас волнуют, хотя, признаю, это в немалой степени влияет на моё сегодняшнее настроение, - я решил перекурить, благо, времени ещё было много – автоматы, как и всё остальное, относятся в оружейную?
- Нет, вот тут ошиблись вы, - немного издевающимся, как бы победным, голосом ответил лейтенант – я специально для них приготовил отдельное помещение, ключ от которого находится всегда только при мне.
- Какие серьёзные меры предосторожности… - заметил я, - однако, я думаю, мы легко найдём им применение, и у меня есть весьма интересное предложение. Не поленитесь сегодня вечером открыть газету на двенадцатой странице, где всегда можно найти что-нибудь интересненькое, я уверен, вам должно понравиться. Ладно, до встречи, у меня не так много времени.
Я сел в машину и мы поехали. Редакция находилась за городом, прямо перед аэропортом, там же была и заправочная станция.
Эта идея возникла у меня тогда, когда я узнал о том, что новая партия пистолетов-пулемётов отправляется к нам. Сотни штук для небольшого штата полиции слишком много, да и надёжности в этих людях я не испытываю.
И тогда я понял, что когда к нам придёт оружие, сенсационным завтрашний номер газеты сделает страница, числящаяся за номером двенадцать.
Народу сегодня было не много, и от того город казался более чистым, но и пустым, чем обычно. Мы немного прибавили газу, и понеслись прямо и города в сельскую местность. Около станции машин было три или четыре. Внизу располагался большой зал, скорее всего для отдыха или же просто для посиделок, там были бильярдные столы, несколько кресел, и парочка столов. Наверху, собственно, и был офис. Морти, как обычно, остался в машине, не знаю почему, но он не любил прогулки, а я, к слову сказать, прогуляться любил. Зайдя туда, я лишь поздоровался с управляющим, который был внизу, и пошёл наверх. Пройдя немного по коридору, я свернул налево и открыл дверь справа. Там располагалась типография.
- Доброго дня, Джеймс! – из-за стола привстал, что бы поздороваться, начальник редакции.
- Рад тебя видеть, Джон. Давай сразу к делу. Я надеюсь, ты ещё оставил мне лишнюю страницу для завтрашнего выпуска.
- Что бы тебе ответить, я всё же должен знать, что ты туда поместишь… Твоя репутация безупречна, но репутация моей газеты для меня важнее.
Я достал из внутреннего кармана пиджака сложенный пополам лист с печатным текстом, который я набил позавчера на своей печатной машинке. Редактор начал вчитываться и с каждой строчкой лицо его становилось всё мрачнее. Я оглянулся по сторонам, осмотрел типографию. Она было словно городом внутри города. Народ здесь ходил исключительно в быстром темпе, все переговаривались на ходу, а огромные мощные машины без остановки опускались на пустые газетные листы, наполняя их смыслом.
- Джеймс… - вырвал меня из раздумий редактор. – Джеймс, я не совсем уверен.
- Что-то не так? Разве это не тянет на сенсацию?
- О да, конечно, народ будет об этом ещё долго говорить, но я не хочу, что бы люди думали, что вся газета под твоей цензурой, раз ты себе такое позволяешь.
- Да ладно тебе, народ любит такие скандалы, а ты ведь получишь за это тройную таксу.
- Ну ладно Джеймс. Таксой только ты тут не отделаешься, ясно? Ты ещё будешь мне должен. И тихонько удалишься, если когда-нибудь, зайдя ко мне в кабинет, увидишь, что я сижу с бокалом виски в руках…
Ритуал
21 июня 1928
Сэмюэль Моретти:
- Господин Моретти! – меня подозвал официант уютной кафешки «Итальянский Садик». – Хозяин действительно сказал, что это лучше передать Вам.
Официант прямо таки стелился передо мной. И не мудрено – мы очень многое сделали для этого заведения. Сюда постоянно заходила шпана – одна из местных банд вдруг решила, что в состоянии подмять под себя целый бар. Благо, владелец заведения вовремя обратился к нашим услугам.
- Передавайте Дону Пеппоне наши пламенные извинения за то, что мы немного задержались с последней оплатой. Дон и его доверенные лица могут посещать наше кафе и заказывать любое блюда совершенно бесплатно! Ещё кофе?
Я отрицательно мотнул головой и принял из рук официанта протянутый саквояж. В нём лежала примерно половина месячной выручки ресторана, шедшая семье Пеппоне за его защиту от мелких гангстеров. Более того, теперь многие из посетителей обслуживались здесь бесплатно, ведь Дон со своей свитой нередко сюда захаживал. Я не мог знать, как бедный хозяин сводит тут концы с концами, но по большому счёту мне на это было кардинально наплевать. У нас своё дело, а в чужие мы не лезем.
Допив кофе, я вышел на улицу и купил газетку у малолетнего уличного торговца прессой.
Мой взгляд, пробегаясь по строчкам, наткнулся на знакомую фамилию, неприятного мне человека: «Джеймс Барретт лично обращается к жителям города! Продолжение на стр. 12…».
Наглый англичанин везде лез со своими порядками и нехило мешал нормально жить людям по ту сторону закона. В Лост-Хэвене на свободе не менее трёх маньяков, насильников более десятка, борделей и тайных казино не пересчитать, торговцы наркотиками уже пробирались, но Барретт решил ударить по самому безобидному криминальному элементу – организованной преступности. Я бы очень-очень хотел увидеть человека, который бы выпил подпольного вискаря, а при задержании сказал, что алкоголь развратил этот город. Сухой закон принимали трезвенники, так почему страдают нормальные люди?
Я раскрыл газету и вчитался в заявление на странице двенадцать:
«Граждане! Жители славного города Лост-Хэвен. К вам обращается куратор высших чинов, потомственный англичанин, доверенное лицо мэра – Джеймс Барретт!
Наш славный город - связующее звено ключевых транспортных путей страны, наши порты обслуживают огромное количество транспортников из зарубежья, а так же снаряжают собственные корабли, наше производство напрямую влияет на экономику и инфраструктуру Соединённых Штатов Америки, а центр независимых предпринимателей даёт волю свободному вложению капиталов. У нас есть заводы, фабрики, порты, центры исследования медицины.
Но следует признать – в нашем городе баров, с подпольно провезённым и произведённым алкоголем, значительно больше.
Я не стану врать – мы не можем справиться со всеми.
Первопричина тому – сеть коррумпированных чиновников и плохо организованная полиция. Но главная наша всех и моя личная ошибка – отстраненность от общественности. Я не могу судить, где главная проблема, ведь я, как и большинство правителей нашего города, не знаю ситуации на простых улицах эмигрантских районов.
Поэтому я принял твёрдое решение – я лично и департамент полиции в частности готовит набор городских дружинников для борьбы с организованной преступностью.
Вступая в городскую дружину вы получите регулярный оклад и медицинское страхование.
Буквально вчера нам в город поступила новейшая партия современного вооружения – пистолет-пулемёт Томпсона.
Это оружие попадёт в руки Абсолютно Любому из сотрудников городской дружины перед выполнением боевого задания.
У преступников такого оружия, конечно же, нет – вот в этом будет преимущество простых граждан.
Если вам не безразлична судьба трезвой части нашего города, то я призываю вас добровольно записаться в дружину.
Будущее будет За Законом!
Джеймс Барретт. 1928.г.»
Кто бы сомневался, что он вновь решит, что умнее нас. Впрочем, оружие никогда не было решающим фактором, последнее слово всегда за дипломатами.
Впрочем, чёрт возьми, меня уже напрягала его заинтересованность в выполнении закона, а не в деньгах. С этим рыжим простофилей не договориться, а он может вовлечь нас в открытый конфликт. Но у нас всегда преимущество. Барретт понятия не имеет о маштабах нашей Семьи. А вот наши люди из полиции всегда сообщали о том, сколько людей в штате полиции.
Я дошёл до ближайшей телефонной будки и позвонил Серджио Морелло – человеком, познакомившим меня с Доном Пеппоне.
- Алё-у?
- Серджи? Это Сэм. Деньги за Садик у меня, к тому же хозяин решил, что теперь будет кормить членов Семьи бесплатно. Читал газету?
- Грёбаный придурок уже пугает. – Серджио догадался, к чему я клоню. - Я плохо представляю, как его купить… А впрочем болт с ним. Ну как, готов к сегодняшнему событию?
- Ещё бы…- я мысленно улыбнулся. – Я хотел попасть в Семью уже год, а теперь-то я заслужил шанс!
- Ну как заслужил… - Серджио замялся. – Тебе предстоит ещё одна работёнка. А позже пойдёшь в ресторан Пепе и станешь полноценным членом нашей Семьи.
На этом наш разговор закончился.
О, это было сладостное чувство – сегодня я приближался к своей мечте. Родился я на Сицилии и с понятием Дон знаком великолепно. По крайней мере – с моим виденьем этого слова. Дон – голова! Дон – человек, которому не нужна важная работа, престижная родословная или кругленький счёт в банке, что бы быть уважаемым человеком, хотя можете быть уверенны – эти атрибуты у него тоже есть.
Самое главное – Дон это человек, который тебе поможет в трудную минуту, который решит проблему тогда, когда закон отступает, когда другие люди могут лишь сочувственно похлопать по плечу, Дон появится, словно волшебник, поднесёт тебе стаканчик ныне запрещённого виски, выслушает и поможет. А что он попросит в ответ? Дружбу, помощь, может быть скромный дар, исключительно в знак благодарности.
И откуда же взялся такой человек? Почему у него столько возможностей? Ответ прост – Дон достаточно морален, но и достаточно хладнокровен, что бы преступить закон. И преступить его во благо. А из людей, когда то Дону доверившихся в итоге и складывается то, что на моём родном языке называется «Cosa Nostra» - « Наше дело», в переводе на основной язык этой страны.
Увы – времена меняются, ныне люди должны быть в почёте лишь с одобрения коррумпированной власти, которая в свою угоду распоряжается тем, что может очернить, или обелить любую фигуру – прессу.
Мафия ушла в подполье, откуда изначально и зародилась, теперь промышляя криминальными, но совсем безобидными делишками.
И пускай простые жители, прочитавшие жёлтую газету, могут составить о Нас плохое мнение, я всё ещё помнил тот трепет людей, перед Мафией.
И сегодня мне представился случай, случай, который я так давно ждал - я могу стать членом сей организации.
Косвенно меня приняли почти сразу – увы, эмоции я скрыть не в силах, и Дон Пеппоне сразу разглядел моё рвение. Пара небольших проверок и непыльных работ, и я стал крайне популярен в Семье. Не скрою – за свою честность, обязательность и преданность.
Теперь же мне предстояла финальная проверка. И на свою последнюю работу подручного я хотел явиться во всей красе. Зайдя в магазин одежды, я сменил свой, некогда казавшийся мне превосходным, а ныне унылым, костюм в белую полоску и красный галстук на дорогой фрак и специально подобранные под него светло-синюю рубашку, синюю бабочку и небесного цвета запонки.
Взяв такси, я быстро доехал до бара людей Пеппоне «Чёрный Кот». Что мне нравилось, тут было очень просторно и светло. Кроме того, было довольно много места, столы не ютились близко друг к другу, давая возможность как следует усесться. У дальней стены была барная стойка, и почти всё пространство занимали столы. Сидевший за ближайшим столиком Серджио, весело поприветствовав меня, принял чемодан и передал его одному из людей Пеппоне. Затем мы вышли на улицу. Он облокотился на железные перила, которые находились на высоте, как бы загораживая от несчастного случая, и закурил. Затем он вытащил фото какого то человека, протянул его мне, и, затянувшись, указав на него пальцем, заговорил:
- Так, Сэм, Дон решил, что вам обоим будет выгодно устранить эту вот, - он немного кашлянул, - сволочь. Он подставил нас, Сэм. Подставил на огромные бабки. Сегодня или завтра он слиняет от нас и нам уже будет его не достать. Сегодня вечером, нам доложили, этот ублюдок должен будет встретиться со своими дружками в порту, или около него. При нём должны быть наши деньги, информация получена точная. Как только ты его увидишь, постарайся за ним проследить, и когда он будет где-нибудь в переулке, зажми, сунь пушку в рыло и возьми деньги. – с этими словами он передал мне полицейский Смит-Вессон 10, синий цвет рукояти прекрасно гармонировал с моей рубашкой, но, что гораздо более важно, это было лёгкое незаметное и безотказное оружие – Да, и вот ещё что, Сэм, он не должен уйти живым от тебя.
- Не похоже на прогулку… - говорил я, разглядывая в руках оружие.
- Это единственная твоя возможность, Сэм. Второй может не быть. Ведь ты твёрдо решил присоединиться к нам?
- Да, конечно же. Хм… Хорошо, вечером я постараюсь успеть.
- Удачи, Сэм.
Серджио вернулся в бар, а мне предстояло прогуляться до порта. Было не так уж и далеко, да и обдумать план действий мне не мешало бы.
Мужика на фото я уже видел. В баре, он не редко сидел у барной стойки. Наверное, один из многочисленных охранников-шестёрок, узнавших что то не для его ушей и решивших нагреть на этом бабки.
Пока я шёл, размышляя о предстоящем деле, я случайно увидел, как передо мной, на другой стороне дороги, остановилось такси, и из неё вышел тот, кто был мне нужен. Непримечательная такая личность, стандартный работяга, и по лицу и по одежде, но всё это, разумеется, маскировка. У меня очень хорошая память на лица, поэтому я даже фотографию не стал доставать. Я решил следовать за ним. В толпе народу я его чуть не потерял, но увидел в последний момент, как он переходит дорогу и следует к порту. Я поспешил за ним.
«Чёрт, проходная..» - промелькнуло у меня в голове. Но медлить было нельзя. Благо, в этот момент толпа вдруг увеличилась, и мне повезло проскользнуть в самой гуще в порт. Долго искать его не пришлось, он был недалеко от входа. Впрочем, радость преждевременна, потому что этот гад заметил меня, видимо, потому как поспешил поскорее смешаться с толпой. Оно и видно, я единственный, кто был среди всей толпы в черном дорогущем костюме. Он кинулся бежать. Я, разумеется, за ним. Доставать ствол было бы крайне неразумно, он бы не остановился, а среди рабочих началась бы паника. Либо тут слишком хорошо знали о людях из Мафии, либо не знали вообще, но на нас практически никто не обращал внимания. Перепрыгнув через несколько ящиков, он выбежал на рельсы, небольшой путь, но вдруг натолкнулся на какого-то бедолагу, державшего в руках ящик. Они оба повалились на землю, и я моментально схватил того, кто мне был нужен, за шиворот. Незаметно от всех, я упёр ему в бок револьвер и мы стали идти на выход из порта.
- Эй, парень, да ты хоть знаешь, кто я? Да тебя же пришьют сегодня же вечером, отпусти, друг – он пытался вырваться – а знаешь, а ты знаешь, давай я тебе денег дам? Сколько хочешь? Давай сотню баксов, а?
- Угомонись, клоун, деньги ты мне итак отдашь, причём все. – я повернулся к собеседнику поближе, что бы смутить его - Из-за тебя, ублюдок, кое-кто лишился кучи бабок, и я потратил полдня на тебя. Не кипишуй, иди смирно, иначе я выпущу из тебя все внутренности прямо сейчас.
Так мы и прошли примерно сотню метров, оказавшись в безлюдном переулке. Тут я его отпустил и направил оружие.
- Давай сюда деньги, быстро.
- Какие деньги? Друг, да ты чего…. Ты рехнулся, да? Я полицию сейчас позову! Эй, люд…
Сухо прозвучало три выстрела. Он тяжело упал на пол, чемодан лежал рядом с ним. Подняв его, я осмотрелся вокруг, удостоверившись, что никто ничего не услышал, я спустил труп в ближайшую канализацию, и пошёл на выход. Конечно я сглупил, не было смысла его просить отдат чемодан, если можно было пристрелить сразу. Ну до небольшое упущение, зато как приятно осознавать, что Семья доверила именно мне принести такую огромную кучу денег, не боясь, что я сбегу с ними.
Прошло примерно минут сорок, пока я тут с ним возился, тяжёлый боров оказался, поняв, что тут меня никакое такси не увидит, я направился к фонарю, стоявшему через дорогу, и тут заметил медленно плетущегося человека. Я внимательнее окинул его взглядом и узнал того самого паренька, похоже, тоже ительянца, который, скажем так, помог мне.
«А что, если и его к нам?» - подумал я и поспешил к нему.
- Привет, парень! Спасибо за помощь. Надеюсь, ты не сильно ударился?
- А? – поднял он на меня как будто бы отсутствующий взгляд, - А-а, так это ты был, да? Ну, хорошо, рад, что помог. Спасибо, всё хорошо…
- Друг, я тебе обязан. Как тебя зовут?
- Что? А, Поли – было видно, что этот парень, скорее всего, совсем не интересуется жизнью, нет, надо его вытаскивать.
- Послушай, тебе тут не место – указал я на порт, - это тошниловка, где надо вкалывать целый день, а то и ночь. И получаешь там одни только гроши. Послушай, пошли к нам, а? Тем более, ты мне помог, а я не забываю тех, кто помогает.
- А куда? Разве там лучше, чем тут?
- Да ты, никак, совсем от жизни отстал. Вот, глянь на мой пиджак. А хочешь себе такой? Или даже два, да хоть магазин свой откроешь… - с небольшим смехом сказал ему я.
- Где же я денег то столько найду? – спросил он меня уже более живым, ярким голосом.
- Найдешь, найдёшь, пошли. Такси!
Пока мы ехали, я разъяснил Поли в двух словах, что и как.
- Ну как тебе идея? – спросил я у него, когда мы вышли, - Пошли?
- Пожалуй, я не против… Как ты сказал, тебя зовут?
- Сэм. Сэмюэль Моретти, друг. Ну, пойдём.
Уже через десять минут мы были в большом кабинете, за советом Семьи. Поли я оставил неподалёку за стойкой, судя по тому, с каким энтузиазмом тот принялся за бутылку виски, скучать ему не придётся. В кабинете собралось человек пятнадцать – два брата Морелло, Эннио Сальери – второй капо, Риццо – главный боец и командующий шестёрками, собственно – пара шестёрок, в ряды которых мне предстояло сегодня вступить, независимый представитель Комисии – организация, с которой я не слишком хорошо знаком, вроде как –Семья Семей. И, конечно, Дон Пеппоне – мудрый правитель этого города, сидящий посредине стола. Слово, как всегда, держал Пеппоне.
- Отлично, ребятки, у нас пополнение, и кажется, целых двое. Сэм не только нашёл деньги и покарал нашего общего «друга», но и привёл с собой товарища. Сэм, что ты говорил, он сделал? Расскажи всем.
Все тотчас затаили дыхание, а я, как того подобает совет Семьи, встал, для того что бы начать доклад.
- Это было уже вечером, босс, я возвращался назад и тут увидел как раз этого паренька, Поли его зовут это как раз таки он и затормозил нашего «друга»… Я предложил ему работу у нас, тем более, босс, я думаю, его жизнь шла под откос… В общем, что скажете, ребята?
Выступил Морелло старший.
- Я ничего не имею против таких ребят, как он. Такие точно не станут зарываться, тем более он молодой, и наверняка мозговитый, прогрессивный. Я согласен.
- Я как всегда за – поднял палец Серджио – как братец, так и я.
- На счёт Сэма я за, а вот на счёт него подумал бы – сказал своё слово Эннио, - кажется, он колеблется. Пока устроим ему пару проверок, ну а позже – посмотрим.
Высказались ещё некоторые, но все они были не против как минимум проверок, яро же кандидатуру Поли никто не отвергнул.
Когда некоторые вопросы были закончены, Дон Пеппоне поднялся и подытожил:
- Наш верный информатор Чарли опять оказался на высоте, выпьем за него, ребятки. – он осушил бокал – но на этом не всё. Господа, Эннио желает высказаться.
Сальери встал из-за стола.
- Господа. День и ночь мы работали над этим проектом. Об этом я могу рассказать лишь таким доверенным лицам, как мы. Дон Пеппоне, подправив родословную одного политика, сумел выторговать себе склад, в котором нам не будут мешать. Это место – Клуб Палермо. Вы все видели это здание, но мало кто знает, что теперь в нём скрывается. Господа – отныне Клуб Палермо – полностью работоспособная, но совершенно тайная висковарня! Отныне нам не нужно закупать палёный виски из других городов втридорога – теперь мы сами себе хозяева!
Зал одобрительно загудел. Даже послышались робкие аплосдисменты.
Как символично – Палермо – итальянский город, в честь которого назван клуб, будет повязан с итальянскими иммигрантами.
Вскоре Пепе – повар этого ресторана – принёс изысканные блюда. Перед трапезой оставалось самое главное действо. Ритуал посвящения меня в Семью – мой ритуал! Дон Пеппоне постучал по бокалу с вином и все на него обернулись.
– Сэм, знай, наша Семья это тайная Семья. Ты вступаешь в общество избранных. Отныне, наша Семья будет значить для тебя больше, чем родня, Бог или Родина. Если я прикажу тебе убить хоть родного брата, ты сделаешь это. Покажи мне, какой палец нажмёт на спусковой крючок?
Не успел я показать указательный палец, как Морелло старший схватил меня за руку, уколол его коротким ножом, и опустил над фотографией с изображением какой то иконы. После этого он поджёг её край над свечкой и передал её мне в руки.
- Повторяй за мной, Сэм, - продолжал говорить Пеппоне – Если я предам тайну нашей жизни…
- Если я предам тайну нашей жизни – повторял я за ним каждое слово – Да сгорит душа моя в аду, подобно этому святому.
- Джентльмены, вот наш новый друг, Сэм Моретти, - Говорил он, взяв меня за плечи, и очень внимательно заглянул мне прямо в глаза.
После этого Дон вернулся на место, а все остальные сели на свои места.
- Я очень рад, что этот достойный человек теперь с нами. И я рад присутствию нашего гостя. Плату за работу будете получать от Эннио Сальери – после этого он повернулся к одному из гостей, - скажете что будь?
Один из них, видимо являющийся старым знакомым, поднялся со стула и повернулся к нам.
- Помнится, была у меня одна дамочка, та ещё стерва, и вот, как то я ей по самые гланды…
Но я не стал слушать истории старого развратника. Да и не мог, если честно. Сегодня моя жизнь изменится, и до самой старости я не буду одинок. Всегда мне помогут. Всегда поддержат. Всегда успокоят. Со мной всегда будет Семья.
Первые победы.
12 июля 1928
Сэмюэль Моретти:
После того, как я получил почётное место члена Семьи, забот стало невпроворот. Наша тайная висковарня, спустя пару недель, начала полноценную работу. Бутылки с алкоголем разбредались по заведениям, иногда даже некуда было их девать. Мы выкупили у шпаны бар «У Джо», вверив его капо Сальери. Чёрный Кот, конечно, был вообще в фаворе – бар был большой и не из дешёвых, так что денег можно было срубить втридорога. Братья Морелло теперь околачивались в Клубе Палермо, как ответственные за охрану. Поли тоже не остался в стороне, он был парнем дельным и пока что мы его поставили ответственным за трудовую дисциплину на работе. Доброе словечко, как ни странно, замолвил именно Сальери. Эннио однажды подсел к Поли за столик и поговорил по душам, позже рассказал нам, что потенциал у Поли есть и закон он преступает без особых угрызений – была бы хорошая мотивация.
Сегодня с утречка я пил любимый крепкий чай и читал утреннюю газету. Местные чинуши вновь обещали покончить с насущными проблемами, может быть я бы их и послушал, если бы точно не знал, что два патрульных за барной стойкой ни перед кем не скрываясь пили «Кофе по-ирландски» - кофе и виски в процентах пятьдесят на пятьдесят.
- Эй Сэм, – позвал меня бармен, вечно я забываю его имя. – Тебя тут к телефону.
- Сэм на связи.
- Здоров Сэм, это Поли.
- Да, Поли?
- Не в службу, а в дружбу, подкати к Палермо, тут один носоклюв права качать начал. Твой авторитет, я надеюсь, его успокоит.
- Слушай, подождёшь… - я прикинул время. – минут пятнадцать, наверное. Я не на колёсах, мне ещё такси поймать…
- Не вопрос, до смены ещё пол-часа. Чао!
Допив кофе, я выбрался наружу и забрался в близстоящее такси.
- До кинотеатра «Твистер». – эта киношка стоит неподалёку от склада, зато лишних подозрений не вызовет. Должно быть таксисты удивлены, сколь посещаемо стало это место в последнее время.
Склад «Клуб Палермо» был обустроен в лучших традициях шпионских романов – полностью изолированные от звука стены, выхлопы от труб выводятся в небольшую рощу неподалёку, обслуживанием занимаются наши соотечественники – иммигранты из Италии, они слухи распускать не будут, как минимум, потому что многие не знали ангийский.
Гнали мы два сорта виски – дешёвый и, понятное дело, дорогой. Вся соль была в том, что виски был один и тот же, разница лишь в наклейках на бутылке. Зато как забавно наблюдать за причмокивающей от удовольствия аристократией, которые буквально тащились от «дорогого сорта», в время, как за соседним столом кривились от недовольства компания рабочих с «дешёвым» сортом.
- Два, пятьдесят. – оборвал мои мысли таксист.
Я расплатился, подождал, пока машина отъедет и пошёл к висковарне. Поли, с нашей первой встречи, изменился и остепенился – приобрёл костюм и галстук, сменил причёску на более подобающую статусу.
- Привет, Поли!
Поли был мрачен.
- Сэм, отойдём. Потолковать надо.
Мы вышли во двор, Поли закурил.
- Ну, так, в чём дело?
Поли ещё молчал, собираясь с мыслями. В конце концов нервно затянулся и начал.
- Пока ты ехал, тут ещё кое-что произошло. У нас авария на производстве, аппарат не работает, зато тот ублюдок вымогатель начал грозить, что если мы не дадим ему пять кусков, он пойдёт в полицию с заявой. – Поли сплюнул и продолжил. – Пять кусков, Сэм! Пять! Грёбанных! Ку-с-ков!! Я столько отродясь не держал.
- Поли, кулаками аппарату не поможешь, давай разберёмся с аварией, а потом поговорим про крысу. Дай угадаю – техников на нашем, кхм-кхм, предприятии не предусмотрено?
- Откуда нам…
- Тогда пройдём на склад? Я немного разбираюсь в механизмах, были времена, хотел стать механиком, но вовремя понял, что грязная работа не для меня.
Не буду вдаваться в скучные технические подробности, скажу, что проблема с аппаратом в лишь дистилляторе.
- Господа, задержка максимум на день, завтра уже продолжим работу. Кто из вас более-менее знает принцип работы устройства?
Поднялись неуверенные руки.
- Вот вы и скажите Дону, что нужен новый дистиллятор. Если что – ссылайтесь на меня.
Народ начал успокоившись расходиться, некоторые одобрительно хлопали меня по плечу. Я решил не терять момент, пока на мне внимание, жестами спросил про вторую «проблему», Поли взглядом показал на одного работягу.
Оттянув руку назад, словно собираясь похлопать по плечу, я наотмаш ударил вымогателя по лицу. Тот повалился на пол и схватился за окровавленную рожу. Люди вокруг ошарашено смотрели на меня. Я выждал немного и поднял мужчину за шкирку.
- Ты. – я указал на него пальцем. – Ведёшь себя удивительно не вежливо.
Почти тут же я ударил его по солнечному сплетению, почкам и в пах. Пусть гадёнышь пописает кровью, ни чего, не умрёт. Пока тот лежал на полу я трижды удрил его ногами по рёбрам, поправил бабочку и сказал:
- Ещё один такой проступок и я лично, эй эй-эй – я похлопал его по щекам, что бы тот обрёл ясность ума – Я. Лично. Тебя. На кусчки пор-рву.
Далее я ткнул его пальцами в глаза, не очень сильно – не буду же я его калечить. И направился к выходу.
- А что же он сделал? – робко спросили меня из толпы.
Я не повернулся и даже шагу не сбавил, но тихо ответил, благо тишина и акустика делали мои слова впечатляющими.
- Если он очнётся… То спросите у него сами.
Отойдя от клуба на приличное расстояние, я прислонился к стене и закурил.
Есть превосходный метод кнута и пряника, который я сейчас и использовал. Сначала втёрся в круг друзей работяг, починив им машину для варки виски, потом до жути напугал, избив одного из них. Я не садист, и не люблю бить людей.
Совсем не люблю. Зато, теперь они будут знать, что в трудную минуту я и Семья поможет своим подопечным, зато, когда они попробуют Нас обдурить, сами окажутся в минусе.
Тот же день
Джеймс Барретт:
За несколько недель я набрал необходимый отряд дружинников. Сегодня я собрал шесть человек, плюс я и Морти, мы были готовы отправится на первый наш рейд, вот только начнёт смеркаться. Пока что мы все отдыхали в зале моего дома.
Народ откликнулся довольно быстро, многих привечали плюсы работы в дружине, были и борцы за идею трезвости, но главное для нашей работы был целый отряд информаторов. Оказывается, многие из населения были готовы разведывать территорию в барах и докладывать обстановку на счёт алкоголя.
Массивные деревянные двери открылись и Морти вкатил в зал ящики, положенные на телегу. Люди оживились, я подошёл к ящикам, пока Морти их открывал я начал:
- Господа. Не секрет, наша работа подразумевает некоторый риск, в качестве сведения его к минимуму я предлагаю вам взять по одному экземпляру этого… - я достал автомат Томпсона из открытой коробки – превосходного оружия. На стрельбище вас уже учили, как с ним работать, осталось только за-ря-дить.
На каждый слог последнего слова я провёл манипуляцию, приводящий автомат в боевую готовность.
Пока народ разбирал оружие, Морти подвёз карету скорой помощи, сегодня она будет нашим прикрытием, заодно туда все поместятся. Двусмысленно, не находите? Скорая помощь едет помогать борьбе с преступностью.
Мы залезли в авто и поехали в Хобокен.
По дороге ехали молча, народ явно нервничал.
Вот уже показалась большими буквами надпись «Клуб Палермо» - сегодня отсюда начиналась наша финишная прямая.
- Морти, видел лиловые деревья когда-нибудь?
Удивлённо спросил я, указывая на ограждённую рощу.
- Деревья обычные, листья лиловые.
- Ну я это и имел ввиду. Что это с ними.
- Может быть такой сорт?
Я не стал отвечать, да и разговор я затеял зря, явно много нервничал. Вот уже показалось надпись «Бар Помпеи». Наш путь лежал именно туда.
Я послал на облаву дружину, держу пари, перечить автоматам ни кто не стал, а сам вошёл и мирно провозгласил причину задержания – распространение алкоголя.
Я уже готов был выдвигаться домой, как меня подозвал Морти.
- Эй! Шеф. Вы должны это увидеть.
Я подошёл и оглядел пару неприметных бутылок виски.
- Ну и что?
- Босс, поглядите на этикетку.
Я внимательно её осмотрел и не удержался от удивлённого возгласа.
На этикете одной из бутылок была надпись «Lost-Heaven Bulldog» на картинке был нарисован довольный Английский Бульдог с высунутым языком, стоящий на фоне завода. Вторая надпись гласили «Sir Buuldog from Lost-Heaven» картинка была той же, только к бульдогу пририсовали монокль, бабочку и посадили на голову цилиндр.
- Два разных сорта? – уточнил я.
- По мне, так на один вкус, но я особо и не разбираюсь.
Я гневно вздохнул.
- Правильно я понял, бутылка не то что не экспортная, она вообще произведена здесь?
- Наверное так, сэр. По крайней мере, марка локального маштаба, с названием нашего города да и… Ну…
- Я понял, Морти. Бульдогом производители высмеивают моё британское происхождение.
- Похоже, производители уверенны, что их не накажет даже такой человек как вы.
- Чёрт. Морти! Это ведь не просто проблема. Это наглая издёвка! Плевок мне в лицо!
- По крайней мере – Морти попытался меня успокоить – Мы удачно провели сегодняшнюю операцию…
- Да уж, чёрт подери! Очень удачно!
Ночная встреча.
13 июля 1928
Джеймс Барретт:
- Эй, Пепе! – мой собеседник подозвал шеф-повара этого шикарного ресторана – В ваших запасах не найдётся бутылочки яблочного кальвадоса?
- Какой сорт предпочитаете, господин Советник? – стелился в отвbr /а, так это ты был, дает Пепе.
- Знаешь, тот, что подороже меня вполне устроит! - и мой друг расплылся в довольной улыбке. Повар отошёл, а советник обратился ко мне – Ну так, Джеймс, как сам? Как дети, работа?
- Не могу сказать, что всё гладко. Приходится следить, что бы кальвадос и иже с ним попадал лишь к таким людям, как мы. Закон хранить, жителей оберегать, правда?
Собеседник недовольно поморщился. Похоже, тему с алкоголем стоило сворачивать, сегодня я должен как следует втереться к нему в доверие, в конце нашего импровизированного торжества мне хотелось бы решить весьма деликатный вопрос.
- Ну а как Чарльз? – прервал мои мысли Советник. – Может быть, мне стоит готовить для него, так сказать, насиженное кресло? Я мог бы его кое-куда приставить… Должность небольшая, конечно, но под моим протекторатом он бы быстро поднялся.
Пришёл Пепе и подал нам кальвадос.
- Давай с этим обождём, друг мой. – я огляделся по сторонам и чуть более тихим голосом продолжил – На самом деле, он ещё молод, в голове куча планов и желание самому найти себе место в жизни, ну знаешь, я тебе по секрету скажу – на данный момент Чарльз работает водителем скорой помощи.
Советник, глотнув кальвадоса, люто закашлялся. Похоже, от своего сынка, он такого бы не хотел, но у него времени ещё много, его сын намного младше Чарли.
- Ты это… Не подумай чего, я от выпивки закашлялся, горючая зар-раза.
Я пригубил напиток, найдя его даже несколько менее крепким, чем хотелось бы. Или мои корни, привыкшие к крепкому виски, были к этому невосприимчивы, или Советник разочаровался в Чарли. В любом случае я был тут не для того, что бы это выяснять.
- Ну а ты как? Как работа?
- Да к чертям всё катится, посол мне тут лыжи гнёт, мол я плохо работаю, отчисления в теперь платить буду в казну, на благо грёбаных нигеров, а я как раз себе решил дом прикупить в Оукхилле, профурсетка одна требует денег за моё молчание, мол иначе она всем расскажет, что у нас с ней было. А знаешь что самое обидное? У нас толком то ни чего и не вышло! Староват я уже стал, знал ведь, что не того возраста. Хотя попытка не пытка, а вот получается что, собственно, пытка…
Я ещё долго слушал мерзкие истории, за которые газетчики меня бы на руках носили. Благо язык у собеседника был без костей, а мне нужно было лишь делать вид, что я слушаю. А пока я смотрел за окно, ел великолепный салат с оливками и сыром моцарелло, да попивал недешёвый кальвадос. Я разглядывал жизнь ночного города, размышляя, где же спрятана эта тайоная висковарня, обеспечивающая город свежим алкоголем.
- И тут он мне говорит – тем временем продолжал уже весьма нетрезвый советник – «Может мне стоит к венерологу?», а я ему в ответ «Знаешь, после такого тебе сразу к патологоанатому». – И тут советник разразился лошадиным смехом.
Я попытался посмеяться в ответ, хотя суть уже потерял и воспринял только последние слова.
Пепе уже подносил нам десертный виноград, я незаметно подлил собеседнику кальвадоса и решил, что пора приступать к делу.
- Слушай дружище! Я могу тебя просить об одной просьбе? У меня очень нестандартное дело, это должно остаться между нами.
- Слушай, Джеймс! - в тон мне ответил советник. – Я тебе сегодня столько рассказал, что меня упекут до конца жизни, если успеют до того, как меня жена убьёт. – он закинул горсть винограда в рот и неразборчиво продолжил – так что мне ты довериться можешь.
Я нерешительно начал.
- Понимаешь, мне тут, ну прямо, как у тебя история, баба шантажирует. Мне бы это.. кхм-кхм… киллера, высококлассного. Баба эта из верхов, её просто так не снять.
Советник посерьёзнел, и словно даже протрезвел.
- Джеймс… Ну и ну-у… И на сколько высокого положения эта бабища?
- Не хочу тебя обидеть, но с её властью даже тебя могут снять с поста.
- Я тебя понял. Как тебя угораздило то? Знаешь что? Эй, Пепе! Подай нам ручку и чернила.
Пепе поднёс указанное, и, пока я не успел опомниться, начал мне что то карябать на руке.
- Запомни этот телефонный номер, Джеймс, сегодня, к одиннадцати позвонишь и попросишь Джимми, это хороший работник, он тут проездом, надолго не задержится и тебе поможет и сам уедет, не оставив свидетелей. Телефон будочный, звонить раньше одиннадцати бесполезно, просто прохожий подойдёт и ответит не тот, кто нужен. Имя запомнил?
-Джейми.
Советник затряс головой.
- Нет, не так – не Джейми, Джимми, слышишь, Джи-мми. Это профи, лучшего не найти, будь очень вежлив.
- Спасибо, друг - я горячо пожал руку советнику. – Эй, Пепе, подай телефон, мне надо позвонить домой.
Дома я переоделся, сменив любимое твидовое пальто на гражданскую «робу». Забрал развалюху, запасное авто Морти.
Мортимер очень не хотел меня отпускать, решил, что я без него уезжаю по ночам вкалывать на фабрику, наивный человек, что с него взять.
Отъехав к Оуквуду, я нашёл ближайшую телефонную будку, взглянул на карманные часы, убедившись, что уже одиннадцать, набрал указанный номер.
После пары гудков я услышал звуки улицы, но с другой стороны провода отвечать не спешили.
- Алло... – проявил я инициативу.
- Я слушаю. Внимательно слушаю. – в ответ был очень размеренный, если не сказать медленный, голос, звучал внушительно, словно человек за трубкой знал себе цену.
- Джимми?
- Такой же Джимми, как и Тони, обойдёмся без имён, они нам всё равно ни чего не скажут.
На мой взгляд, глупая игра словами, но да мне не автор текстов нужен.
- У меня есть работа, Джимми.
- Кто вас послал?
- Мне о вас рассказал советник, он меня убедил, что вы человек, так скажем, весьма широкого профиля.
- Я вас особо не знаю, как на счёт очной ставки? Жду вас в парке рядом с госпиталем, пообщаемся и посмотрим, как решить вашу проблему.
Далее послышались гудки. Кое-как заведя свою машину я отъехал к парку, благо он был близко и авто доехало не развалившись.
- Ночью парк был пуст, на лавке сидел лишь один человек. На вид ему было около тридцати, он был в совершенно лыс и в абсолютно чёрном костюме. Я присел рядом, и начал разговор.
- Джимми? Вы Джимми?
Он оглядел меня, словно не особо доверяя.
- А вы, надо признаться, не производите впечатление человека, способного оплатить мои услуги.
- Конспирацая, друг мой. Знаете что. У меня вопрос не совсем по вашему профилю. Я совершенно точно знаю, что в городе есть висковарня, а мне хотелось бы её прикрыть.
Джимми закурил и ответил.
- А вы, стало быть, законник?
- Ну что вы, это висковарня представляет мне конкуренцию. Не более.
Джимми встал со скамьи и начал уходить в темноту ночи.
- Для таких оперций, друг мой. – он растоптал сигарету. – Существуют частные детективы.
- А частные детективы тоже ладят с криминальным миром и в опасной ситуации могут убить ненужных свидетелей?
Убийца остановился и спросил.
- А если я назову за это тройную цену?
Я подошёл, доверительно посмотрел в глаза и ответил.
- Более того, друг мой. Если вам принципиально, можете убить без особой нужды, так сказать «для галочки». Деньги у меня есть.
Работа с оружием.
15 июля 1928
Сэмюэль Моретти:
Примерно через пару дней после того, как наш информатор передал нам автомат, мы решили, что стоит попытаться наладить производство их копий. Сегодня в аэропорту у нас должна состояться встреча с людьми, которые, возможно, сумели бы наладить производство. Пеппоне решил послать на это не сложное задание Серджио и меня, что бы мы привезли этих мастеров к Чёрному Коту. Мы были на складе Дона. Утро стояло безоблачное. Машина была готова. Серджио поехал с помповым ружьём, ну а я решил испытать автомат. Хотя, собственно, было незачем.
- Сэм, давай за руль – распорядился Серджио.
- Как скажешь, босс.
В машине было довольно просторно. Кузов тоже был не маленький, нужно было лишь приехать и довести народец, ничего сложного.
Пока мы неспешно ехали, я позволил себе закурить сигарету, и начал размышлять.
Вроде как, дела пошли на лад, у нас готов тайный завод по производству виски, теперь, с оружием, мы его сумеем защитить, даже если его найдут. Повезло мне, я попал в Семью в самые золотые времена.
Минут через десять мы уже ехали за город, по пути встретив парочку копов, они выписывали штраф какому то водиле. В общем, красота, да и только. Да и погода нам благоволила, дожди прекратились, установилось яркое солнце.
- Вот что, Сэм, просто подбираем этих двух, вроде как они будут нас ждать при входе. А вообще, я бы сейчас отдохнул в баре…. Уж очень день хороший. А, как думаешь?
- Вполне возможно, - ответил я, посмотрев в сторону Серджио, который, меж тем, решил закурить – я бы тоже где-нибудь отдохнул.
- Ну… - тоже затягиваясь протянул Морелло – тебе это не грозит в ближайшие пару дней. Так, Сэм, нас впереди ожидает кое-что… Тебе пока не стоит об этом знать. Небольшая операция, знаешь ли. Тебе всё скажет Дон, если захочет. Расслабься, уже скоро приедем.
И действительно, ехать оставалось не более сотни метров, и я осторожно, сбавив скорость, завернул в аэропорт. Народу сегодня было много, хотя всего лишь утро. Кто знает, зачем и к чему это всё.
- Так, мы на месте, Сэм, глуши двигатель, я посмотрю, где у нас там наши люди. Самолёт уже должен был приземлиться.
Не успел он выйти из машины, как со стороны города показались полицейские машины. Три, или четыре, было далеко, я не мог разглядеть.
- Твою мать! Сэм, разворачивай тачку боком, – говорил Серджио, доставая ружьё.
Пока мы маневрировали и прятались за машиной, полиция уже успела подъехать, и все двенадцать полицейских рассыпались вокруг машин и за ними.
Началась паника, люди стали убегать, кто куда. Но почти все бежали в здание аэропорта, подальше от полиции.
- Полиция Лост Хэвена, говорит лейтенант Лоуренс. Сдавайтесь! Оба. Выхода у вас нет. Бросьте оружие и выходите с поднятыми руками.
- Подстава, твою мать, это грёбаная подстава. Ну что, Сэм, готов задать им трёпку? – спросил Серджио, заряжая ружьё.
- Да, конечно – ответил ему я, доставая автомат.
- Чёрта с два, ублюдки! Мочи их! – с этими словами он выглянул из-за кузова и всадил дробь аккурат между двумя полицейскими. Послышался звук разбиваемого стекла.
- Убить! Стреляйте, одного взять живым! – послышались команды лейтенанта.
Полицейские открыли огонь из револьверов. Десятки пуль застревали в нашей машине, кто-то разбил стекло водительской двери, кто-то задел фару, но нас они не доставали, точность у казённого оружия была отвратная. Я и Серджио высунулись в один и тот же момент. Я открыл огонь по ближайшей машине, а он пытался поразить ещё кого-нибудь. Мне еле удалось спрятаться за машину, как прогремел взрыв и раздались крики. Пятеро или шестеро копов уже ничего нам не сделают. Воспользовавшись сумятицей, мы открыли по ним огонь, скашивая одного за другим и разбивая в дребезги их машины. Автомат буквально вылетал из рук, отдача была колоссальная, зато выстрелы лились без остановки. Одна из полицейских пуль задела Серджио, он чуть не выронил из рук ружьё. Мне пришлось быстро переместиться к нему и помочь, хотя и был риск, что кто-нибудь из них догадается бить мне по ногам. Но, к счастью, они все оказались слишком тупыми. Их оставалось ещё трое, в том числе и их незатейливый лейтенант. Действовать нужно было быстро. Серджио нужна была помощь. Перезарядившись, я послал почти весь свой барабан в последнюю из машин, за которой прятались копы. Вскоре и она взлетела на воздух. Но я заметил, что к нам едет ещё группа машин.
- Чёрт с ними, Сэм! Садись быстрее! Надо делать ноги отсюда.
- Я тоже так считаю – согласился я с ним, залезая за руль. Копы решили полностью перекрыть нам выезд, пришлось резко дать газу и поехать прямиком на них. Кое-кто успел вылезти из машины, это была не лучшая их идея. Снеся к чёрту обе машины, я резко остановился, открыл дверь и обстрелял их из автомата, для большей безопасности, после чего поехал в сторону нашего склада, по пути завёз Серджио нашему доку.
***
К вечеру в кабинете начальника полиции собралась уйма народу, парочка полицейских, которые выжили в бойне, детектив, начальник охраны и главный редактор. Шеф был багровый от ярости, но молчал, лишь судорожно тряся в руках вечерним выпуском газеты и выкуривая очередную сигару.
- Если говорить коротко и мягко, я крайне не доволен. восемнадцать трупов, в том числе и лейтенант Лоуренс, пять разбитых машин, две из которых сгорели дотла, куча свидетелей, перепуганных на столько, что они даже не могут сказать, кто это устроил бойню такую, но вот судя по рассказу этих вот двоих, Питер – он указал сначала на полицейских, а потом на начальника охраны, - один из ублюдков стрелял из автомата марки Томпсон. Вы проверили оружейную, всё на месте?
- Никак нет – потупился он, - одного автомата не хватает и трёх барабанов к нему.
- Таааааак…… - шеф резко и с яростью затушил остатки сигары – вора установить удалось? Его поймали?
- В ту ночь дежурил Спенсер, сэр, надо у него спросить.
- Ну а теперь ты, долбанный газетчик…. – Если этот выпуск попадёт в руки Джеймса Барретта, знаешь, что он с нами сделает?
В этот момент в дверь постучали, и в кабинет вошёл тот, о ком только что говорили. Вскочивший было начальник полиции медленно опустился в кресло…
Гоночный уикенд.
17 июля 1928
Джеймс Барретт:
Вот и наступили выходные. Конечно, проблем за эту неделю только добавилось, но всё-таки можно и немного отдохнуть, кроме того, в эти выходные в городе будут проходить гонки. Лучшие моторы Америки эти два дня проведут в Лост-Хэвене. Это зрелище нельзя пропустить. Как всегда, проснулся я рано, и, умывшись, спустился в столовую, где Чарли и Морти уже завтракали. Похоже, настрой сегодня был хороший у всех.
- Господа, как вы смотрите на то, что бы сегодня посетить гонки?
- Пожалуй, я пойду заводить машину – как бы ответил мой телохранитель – кстати, мистер Барретт, яичница безупречна!
- Благодари Мэтью! Это он у нас за повара, пока тот в отпуске.
Морти тихо удалился, а я сел напротив сына.
- Ну, как сегодня себя чувствуешь? Как твоя работа? – поинтересовался я у него, приступая к еде.
- Всё нормально, папа – ответил он. – кстати, на кого ты поставил? Я знаю, ты любишь делать ставки…
- Сынок, я поставил на Мэтта О’Райли, он поедет в машине под шестым номером и обязательно победит. Во всяком случае, так говорят газеты.
- И ты веришь газетам? Давно ли ты брал их в руки? Тут недавно было написанно какой то бойне в аэропорту…
- Да, да, я слышал об этом, работа на работе, отдых в выходные, я не буду тратить на это своё личное время. После этой бойни кое кто в верхах получил много подзатыльников, так что будь спокоен. Сегодня у нас день гонок. Я поставил на Мэтта тысячу баксов, когда он победит, я получу пять тысяч! Четыре тысячи как с куста, лишь за то, что я читаю газеты. Здорово, а?
- Да, наверное, лично я поставлю на парня из Чикаго. У меня остались кое-какие сбережения. Думаю, поставлю долларов двести, не хочу рисковать большими суммами.
Похоже, Чарльз относился к гонкам, как к спортивному развлечению, в целом это неплохая позиция, но не в случае, когда ты делаешь ставки. Сын явно ставил наугад, не шибко рассматривая кандидатуры. Ну что же, сегодня жизнь его научит, как правильно сдерживать азарт.
- Сынок, послушай – отставил я остатки яичницы – ставки надо делать лишь тогда, когда ты уверен в победе, да и… если, конечно, у тебя есть лишние деньги. Ладно, пойдём, нужно успеть на стадион.
Морти, как и подобает, автомобиль уже подготовил.
Лихо спустившись с крутой горы, отделяющий наш квартал от остального города, мы покатились по мало заполненным улицам.
Для меня с Чарли гонки это в первую очередь развлечение, но для многих бедняков это единственный способ выкроить сотню-другую на накопления. К тому же казино под запретом, так что азартные люди лились на сие зрелище рекой, лишь бы поставить последние деньги. Прибавить к этому ещё тот факт, что репертуар у нашего городского театра невелик, получится, что куча другого народа идёт на гонки даже не ради ставки, а ради зрелища. Посмотреть на машины – пик прогресса, скоростью ракеты несущихся по треку – жители просто не могли остаться в стороне.
Однако, нам повезло, ведь наши места на высоте и отдельно огорожены, так что искать местечко получше, как большинству из зрителей, нам не придётся.
Попав в небольшую пробку на финишной прямой к треку, мы уже подкатывали к столпотворению.
Пока Морти парковал машину и искал наши места, мы с Чарли поспешили пойти и сделать свои ставки.
- На кого ставим, мистер Барретт? – ответила женщина, принимающая деньги.
- Номер шесть, Мэтью О’Райли.
- Хороший выбор, мистер Барретт, а вы, Чарльз?
- Пятнадцатый, парень из Чикаго.
- Чикаго… Замечательно, вот ваши ярлыки, не потеряйте их, приятного просмотра.
Через несколько минут мы уже сидели на своих местах. Народу было очень много, но сели мы очень удачно, прямо напротив стартовой решётки. Тридцать автомобилей уже стояли, с ними возились немногочисленные члены команды технической поддержки. Я заметил прямо передо мной одного вполне приветливого парня, он был одет, впрочем, как и любой работяга, но его метод отличался от других. Он всё делал сам. Регулировка, работа со сцеплением, переключение передач и проверка тормозов – всем этим занимался один человек. Должно быть, он действительно специалист в этом деле, раз ему не нужны помощники.
Но вот минут через пять к своим машинам пошли и гонщики. Разумеется, мой взгляд был прикован к гонщику под номером шесть. Он был одет во всё чёрное, под цвет своей машины и выглядел просто возмутительно уверенным.
Да, такой человек принесёт мне победу. Сегодня из тридцать счастливчиков в финал пройдут лишь десять, и уже там будет определяться победитель гонки. Через пару минут был дан старт и машины устремились вперёд. Нужно было преодолеть пять кругов. Конечно, даже тот, кто приедет в десятке, пройдёт дальше, но вот дополнительных очков он не заработает. Да, система была немного усложнена, побеждает не тот, кто приедет первым, а тот, кто наберёт больше очков. Вот прошёл первый круг, второй, третий…. Становиться жарко, дело идёт к полудню. Я заметил, что к группе лидеров стал приближаться гонщик, машиной которого занимался тот самый парень. Четвёртый круг. Моя ставка пока полностью себя оправдывала, но тот парень стремительно приближался. И вот он, последний поворот. Но что это? Впереди ехал вовсе не номер шесть… Вот и финиш. Ставка прогорела, чёрт… А победил то, как ни странно, тот самый чикагский парень… Надо будет позвонить в департамент, уточнить имя этого паренька. Похоже, он отлично разбирается в машинах. Может, нанять его? Определённо надо. Но, сперва, его стоит проучить. И проучить жестко. Да, так и сделаем. Пока мы ехали до дома, я не проронил ни слова, а после лишь сообщил, что пойду в кабинет. Набрав номер департамента, я напрямую позвонил начальнику полиции.
***
- Добрый день, вы позвонили в департамент полиции, говорит… Мистер Барретт, это вы? Нет, я не смог поехать. Что? Механик? Хорошо, разыщем... Машина победителя сегодняшней гонки. Не беспокойтесь. Что делать с самим механиком? Только избить? Понимаю, предложить работу, если не согласиться, преподать урок. Не волнуйтесь, сегодня вечером ждите доклада.
Чуть позже, спустя несколько часов, в кабинет начальника полиции зашёл молодой детектив и передал кое какие сведения касательно механика.
- Зовут Ральф, двадцать два года. Холост, детей нет. Прекрасно разбирается в машинах. Сейчас находится на гоночном треке, работает на победителя гонки, заселен в ближайшем от трека отеле. Через пару часов заканчивает работу.
- Прекрасно, пошлите наряд полиции прямо к нему, перехватите где-нибудь на выезде с трека. И… вы знаете, что делать. Приступайте.
Тот же день
Сэмюель Моретти:
Мы с Серджио решили проехаться по городу после гонки, да заодно и развеяться немного.
Сегодня наша ставка сыграла, так что мы оба были в хорошем расположении духа.
Все эти дела с гоночными болидами подали мне идею и самому обзавестись автомобилем, в этом деле Серджио меня всецело поддержал, начав рассказывать историю из жизни, в которой без машины он не мог обойтись. А я пока решил, стоит ли мне копить на тяжеловесный и красивый кабриолет Bolt Roadster, или из нынешних накоплений взять деньжат и в ближайшие дни приобрести Bolt Runabout.
- … конечно, трамвай после этого в топку, водиле я лично голову отстрелил, но ноги тому мужику, увы, обратно не пришить, да и как он сейчас живёт без пальцев, я тоже толком понять не могу. Так что, не раздумывая бери Ранэбаут, он тихоход, но ведь черепаха, если помнишь, таки обогнала зайца, да и престижная машина будет тебе в обслуживании не по карману, и любая царапинка на кузове будет ещё долго бередить тебе душу.
- Ну что же, я тебя услышал, вот только…
- Эй, Сэм, гляди-ка туда – Серджио остановил машину и показал в сторону переулка.
Да, было на что посмотреть. Я даже забыл, что хотел спросить у Серджио. Группа копов преследовала простого работягу, похоже, предварительно побитого.
- Глянем, что там? – спросил я у Морелло.
Кивнув в ответ, он вышел из машины, я последовал за ним.
Тем временем, паренёк уже добежал до нас. Да, вид у него был не важный… Да и кроме того, он весь в крови.
- С-спасите, они хотят м-меня у-убить… - лишь успел пролепетать он, добежав до нас, после чего упал, чуть не потеряв сознание.
Копы, меж тем, остановились.
Серджио загородил паренька и решительно поинтересовался, кто они и зачем им нужен этот парень.
- Это наше дело, ясно? – вышел вперёд один из них, видимо, сержант – и вообще, не хотите загреметь за решётку, сваливайте отсюда.
- Думаю, я сам решу, моё ли это дело, не тебе мне это рассказывать. – тем временем из под плаща Серджио показался магнум, который он протянул мне и продолжил – Сэм, я думаю, ты знаешь, что делать.
- А ну заткнулись, щенки. – орал во весь голос сержант. – муляж на пол, и вприпрыжку бегите к…
Я не дал закончить пустозвону и выстрелил ему в живот, отдача от второго выстрела, нацеленного в живот другому копу, попала в горло, пока третий доставал табельный револьвер, я более-менее прицелился, заранее взяв прицел пониже, и выстрел попал третьему в голову.
- Ещё вопросы будут? – поинтересовался Морелло сержанта, тот в ответ хрипел что то нечленораздельное, удивлённо наблюдая за растекавшейся лужицей густой чёрной крови.
- Валим отсюда, ребята, чёрт с ним… - подал я идею.
Я сел за руль, паренька мы уложили на заднее сиденье и поехали к нашему доктору, к которому я уже отвозил Серджио после кровавой бани в аэропорту.
Улучив момент, на светофоре, я отдал оружие Серджио
- Слишком уж он большой и отдача сильная, нет, не моё это – больше самому себе, нежели Серджио, я сказал эти слова.
Облава.
26 июля 1928
Сэмюэль Моретти:
В тот день мы с Поли сидели в баре «У Джо». Бар стоял неподалёку от моста в Маленькой Италии, от Чёрного Кота тут было рукой подать. Это место было одним из трёх основных точек сбыта нашего Бульдога – виски, который мы гнали в Клубе Палермо. Второй точкой, понятное дело, был бар Пеппоне – Чёрный кот. А ещё недавно Семья выкупила самый близкий бар к Клубу Палермо, раз уже одного капо Дон направил, ясное дело, второй – Морелло старший, отправился к свежевыкупленному, на руководящую должность. Так же Морелло подал неплохую идею – сделать названия баров говорящими, так что в скором времени мы сменим названия на Бар Морелло и Бар Сальери. Дона мы уговаривали переименовать бар в Бар Пеппоне, но он наотрез отказывался, с этим заведением, по его словам была связанна его молодость, а Дон у нас человек консервативный и памятные вещи желает видеть неизменными.
Стоял день, бар пустовал, присутствовали лишь человек пять наших, Сальери, да мы с Поли.
Джозеф, наш бармен, только что подал нам кофе, и мы просто сидели и переговаривались. Двое парней играли в бильярд, разыгрывали «восьмёрку». Ещё один смотрел за их игрой, а я сейчас собирался быстро допить кофе и выйти во двор, меня уже ждала парочка наших, с которыми мы должны были проведать кое-кого.
- Ну что, Поли, привыкаешь? – допивая кофе, спросил я у него.
- Ага. Тут здорово. Ты знаешь, я начинаю действительно тут осваиваться. Вот сейчас допью и, пожалуй, разыграю партию. Эй, Сэм – добавил он мне, когда я уже собирался уходить – вечером жди реванша, я тебе задницу-то надеру, э хе-хе-хе…
- Хочешь снова проиграть в сухую, а, Поли? – подразнил я его – а на кону что, твои последние портки?
- Иди уже… - со смехом проводил меня Поли, махнув рукой. Я вышел во двор и увидел, что машина не готова.
- Ну, вы что так долго возитесь? Я думал, вы догадаетесь и без меня завести машину, ну-ка, Фил, что там такое?
- Тачка нихера не хочет заводиться – пробормотал один из наших, высокий такой, светловолосый парень лет под тридцать.
- Дай-ка я посмотрю…
- Сэм, у вас своя работа, у меня своя, идите в уголке покурите.
- Да уйди ты с дороги, я в машинах лучше вашего разбираюсь.
Механик пошёл на попятую, уступив мне место.
- Что-то знакомое… - только и успел сказать я, как со стороны дороги послышался резкий визг тормозов и заметил, что кто-то пробил ворота бара.
- Мать твою, копы! – заорал Фил во всю глотку, доставая револьвер.
- По укрытиям. Все прячьтесь от пуль, я с копами сам разберусь. – скомандовал я и юркнул за нашу машину.
Тем временем машина полиции остановилась в каких-то сантиметрах от забора и я увидел четверых.
Филу не повезло, он оказался со всех сторон открыт и в первую очередь копы расправились с ним, но он успел захватить с собой одного из них. Со стороны бара тоже началась перестрелка, но гораздо более интенсивная. Кажется, нас здорово прижали.
К счастью, по большей части, казённое оружие было очень не точным. Нужно было немного подумать, что делать дальше и как быть. Тут у меня возникла идея, хотя она была рискованной. Я показал второму парню, что был тут, что бы тот прикрыл меня. А сам в этот момент выскочил и послал две пули в лоб одному из копов, после чего резко сделал перекат влево. Парочка пуль просвистела мимо меня. Одна попала аккурат в то место, где я был до этого. Действовать нужно было быстро. Решив, что двумя быстрыми, резкими движениями я могу на пару секунд вывести из строя двух копов, так как третий был за забором, я так и сделал, кроме того, напарник уже обходил с другой стороны забора и подходил к копам. Два быстрых движения, и ещё один из них остаётся лежать. Мимо меня пролетела пуля, я направил револьвер на третьего полицейского и выстрелил вместе с ним, одновременно. Моя пуля попала ему в плечо, а его мне в ногу, к счастью, прошла на вылет. Тем временем, перезарядив пистолет, второй из наших, оставшийся в живых, резко вылетел из за забора и расстрелял обоих. Они ничего такого и подозревать не могли. Фух... Быстро, резко, жестоко. Парочка выстрелов тем временем ещё донеслась со стороны бара и прекратилась. Надеюсь, никто не пострадал. Вскоре появился Поли и сразу устремился ко мне. Я подобрал свой револьвер и засунул под пиджак.
- Сэм! Чёрт их всех дери, ты жив? – подбегая ко мне, спросил Поли.
- Да, всё нормально. Как остальные? – поинтересовался я, - Помоги мне, мне ногу прострелили.
Он помог мне подняться, и я облокотился об него. Мы потопали в бар.
- Джозеф и одного из наших наповал. Другие, вроде, целы. Да ещё бар разбомбили, теперь тут хренова прорва работы. А у тебя тут как?
- Фила грохнули – ответил за меня Майк, тот, кто прикрывал мою спину.
- Это крайне фигово…. – проговорил Поли.
Тем временем, когда мы сели за стол и Поли по быстрому решил перевязать меня какой-то тряпкой, вышел Сальери.
- Сэм, ты в порядке? Какого чёрта тут делали копы? Какой бардак… Джозеф… Старина Джозеф… Поли, кто ещё пострадал? – обратился Эннио к нему.
- Джозеф, Фил, и Сильвио наглухо… Сэм ранен, остальные целы, – как будто бы перед высоким начальством, продекламировал Поли.
- А что делать с этими жмуриками? – спросил Майк.
- Хороший вопрос – Сальери ненадолго задумался, - Поли, позвони нашему другу, Чарли, скажи, нужна его машина… Ну, ты сам понимаешь. Сэма надо к нашему доку, Поли, ты поедешь с Чарли, вывезите копов и наших ребят куда-нибудь загород. Майк, вы с ребятами перегоните машины в гараж, ночью, что бы никто особо не заметил, вывезем их куда-нибудь.
Поли поднялся и подошёл к телефону, набрав номер больницы.
- У телефона дежурный Спенсер – отозвалось на том конце – кто спрашивает?
- Далеко ли Чарльз Барретт? – вежливо спросил Поли – можно ли его к телефону?
- Он рядом – ответили на другом конце и теперь заговорил Чарли – Чарльз Барретт слушает.
- Чарли, говорит Поли… У нас тут небольшие проблемки, нужны колёса.
- Хм… Понимаю… Куда надо ехать?
- Бар «У Джо». Только постарайся поскорее… Один наш товарищ ранен.
- Буду через двадцать минут – ответил он и в трубке раздались гудки.
- Чарли подъедет через двадцать минут – сказал Поли Сальери.
- Отлично, а вы пока успеете убрать с дороги копов, так сказать, перенести их в одну кучу… - сказал Сальери Поли и парням, а сам сел рядом со мной, - ну как Сэм, живой? Как нога?
- Всё отлично, только болит немного… А так, вроде нормально, спасибо… Знать бы, зачем это копам по среди дня устраивать на нас такую облаву…
- Чёрт его знает, Сэм, но, кажется, Дон будет не в восторге, когда узнает об этом, да, а ведь ещё ремонт бара… Да и название теперь явно стоит менять. Похоже, этот Барретт решил крепко взяться за нас…
- А по-моему он побаивается нас…. Проверяет слабые места. Сегодня он, к примеру, натравил на нас копов тут, а завтра они поедут разбирать по кирпичам Палермо… Кто знает, босс, кто знает…
- Ну ладно, Сэм, ещё нужно сообщить Дону об этом, да Морелло. Пойду погляжу, как там дела у Поли.
Пока они собирали копов и убирали оружие, успел подъехать Чарли.
- Ну и порядок у вас тут, господа, скажу я вам… - присвистнул он, приветствуя всех, - Сальери, моё почтение, что нужно делать?
- Сейчас ребята погрузят этих жмуриков к тебе в машину, и ты отвезёшь их куда-нибудь загород. Поли и Сэм поедут с тобой, Поли. Сначала завезите Сэма к доку, а затем поезжайте выгружаться. – всё это Сальери говорил, размахивая рукой, в которой была сигара.
Ладно, ребята, езжайте… Чарли, это тебе за услуги… - и он протянул Чарли небольшую, туго набитую пачку банкнот среднего достатка.
Несмотря на события в баре «У Джимми» день спустя в «Чёрном коте» всё шло своим чередом. Тема перестрелки была Доном табуирована. Поэтому мы старались делать вид, что всё в порядке. Хотя бы, что-бы не отпугивать клиентов. Под вечер Дон созвал на небольшой разговор меня, двух своих капо, нашего главного по охране Риццо и Серджио.
- Господа. – начал Пеппоне. – как вы, я уверен, понимаете, вчерашнее событие было не случайно. Полиция знала, что в баре и подают алкоголь, знала, что за марку мы гоним, даже знала, в какое время будет большего всего наших людей, что бы арестовать больше. Так уж получилось, что эту кость они сами не сумели проглотить, и перестрелка была в нашу пользу. Вот только эту атаку можно рассчитывать как открытый вызов. Полиции ничего не стоит напасть и на Чёрного Кота, так что мы нанесём удар на опережение. Как вы понимаете, только информатор мог навести копов на такие точные данные. Сегодня я весь день размышлял на эту тему. Иных вариантов нет. Информатор этот – новичок Поли. Спокойно, Сэм. – Дон опередил меня, прежде, чем я успел сказать слова возражения. – ошибки быть не может. Всякое бывает, Поли у нас человек среднего класса, вот денежки ему глаза и закрыли. Риццо. Ты возьмёшься за устранение негодяя. Сегодня поедешь, будешь следить за Поли. Дождись, пока у него будет встреча с законниками. Мы убьём его на глазах у них, что бы всем стало понятно – мы тоже не лыком шиты, стоит полезть полиции в наши дела, так и мы сразу же полезем в их. У меня тут есть кое-что…
Дон вытащил из-под стола красивый, нарезной обрез, украшенный витиеватым узором, блестящий в свете электрических ламп, это было оружие из прошлого. Люпара. Эту вещицу достают только в особых случаях. Из неё убивают тех, кто посмел предать Это он у нас за повара, пока тот в отпуске.br / Ну и порядок у вас тут, господа, скажу я вам… Семью. В другой момент я бы заинтересовался, но сейчас был не тот случай. Поли стал мне хорошим другом, я просто не верил, что он предал всех нас…
Риццо забрал оружие и, выйдя из нашего потайного зала, уселся за ближайший столик, ожидая, когда Поли допьёт свою пинту пива и выйдет на улицу.
Когда все вышли из зала, Дон подозвал меня за дальний столик.
- Тихо. – проговорил он. – Делай вид, что ты очень расстроен. На, держи виски – он протянул мне наполовину наполненный стакан – Ну же. Сделай хмурое лицо, дурень!
Я толком не понимал, что от меня хотят, но выполнил указание. Тем временем он спокойно продолжал.
- Как известно, проще всего поймать жертву, когда она считает себя охотником. Поли у нас подсадная, скажем так, утка. Я не ручаюсь за его невиновность, но в то, что предал нас именно Риццо я верю много больше. Делаем так, друг мой. Сегодня, прежде чем убить Поли, Риццо просто обязан связаться с полицией, что бы посоветоваться. Так вот – ты следи за ним. Как только он выйдет на копов, так сразу пришей его на глазах у них.
- Босс, спасибо, я вас понял. – с трудом я сдерживал радость. – Я рад, что Поли вовсе не крыса…
- Я такого не говорил. Вполне вероятно, что и Поли замешан в этом деле. Только если это правда, то это точно не твоя забота, а Риццо. Он то ведь в такой ситуации окажется тем, за кого себя выдаёт… В общем так – в гараже автомобиль. Возьми его, на сиденье пассажира лежит Люпара. Из неё и сделаешь дело. Buona fortuna, дружище.
Сохраняя для маскировки хмурый вид, я всё же внутри ликовал, когда садился в нужную машину. Дон провернул отличную комбинацию. Просто не верится, я бы едва ли до такого додумался.
Через некоторое время вышел Поли, а за ним и Риццо. Провожая их взглядом, я держался в стороне, едя за ними на машине, не сильно разгоняясь. Риццо проводил Поли до дома и вызвал такси.
Игра началась. Риццо явно поехал сдавать информацию за день. Вот только, он высадился в Нью-Арке, и вокруг явно не было его ожидающих. Но вскоре всё стало на свои места. Риццо начал звонить в телефонной будке. Краем уха я подслушал и понял, что он с кем-то осуждает Поли. Не тратя время я выстрелил в будку, которая тут же развалилась, и дал по газам.
Пожалуй, так даже эффектнее, ведь всё, что копы услышали, так это, как его информатора пристрелили прямо во время разговора.
Сегодня вышел отличный денёк.
Препятствия здания муниципалитета.
2 августа 1928
Сэмюэль Моретти:
После того, как один из наших баров разгромили средь бела дня, Семья была деморализована. Мне иногда казалось, что только я с Поли и сам Пеппоне хранили свежую голову на плечах. Остальные были погружены в себя, смотрели на всех с опаской и недоверием. В наш, так сказать, стан ещё не удавалось пробраться копам, такие потери конечно многих потрясли, но людей намного больше волновал тот факт, что теперь даже такое защищённое место, как бар под защитой Пеппоне уже не может остановить полицию, многие посетители этих баров были видные шишки, если бы рассекретили, тогда бы они потеряли лицо. Бар стал нести потери денег, к сожалению весьма большие. Конечно, на место одного богатого садилась тройка бедных, но ныне алкоголь заказывала хорошо бы если половина того народа, что вкушали его лишь неделю назад. Наступал кризис доверия, он был как и от людей, главных наших поставщиков денег, как следствие кризис был теперь и в Семье. Многие стали уходить, но я был не из таких людей, что бы бросать Дона сразу же, как найду место по лучше. Поли, конечно, вряд ли была известна такая мораль, но он по-человечески понимал Дона и Семью, так что бросать нас тоже не собирался. Конечно, он ещё мало что умел, но теперь, когда половина народа подконтрольного Риццо решили уйти из Семьи, хотя правильнее сказать – сбежать из Семьи, ведь уйти из неё нельзя, Поли смог себя раскрыть в полной мере.
Что бы восстановить своё имя, было решено послать Барретту и его свите Последнее Предупреждение. Такого человека как Джеймс Барретт убить сложно, но мы доведём до него мысль, что Мафия на это способна. И сделаем это убив одного из главных шишек города – городского судью, да и не где-нибудь, а прямо в его кабинете в здании Городского Муниципалитета на Центральном Острове – это святая святых, сам Барретт нередко там работает. Поли сумел достать планы здания, Пеппоне разработал набросок плана, исполняющим, конечно же, должен был стать я. Проблема была лишь в том, что на нужном этаже куча охраны, к судье просто так не подобраться. На второй этаж, судья располагался на четвёртом, я должен попасть под видом репортёра. Дальше как быть – решать Исключительно мне.
Мы с Поли уже как раз были на Центральном Острове и подъезжали к зданию Муниципалитета.
Со стороны, конечно же, казалось, будто работа простая, на деле у меня душа была в пятках. Руки тряслись, будто я бухал всю ночь, я и вправду пропустил пару стаканчиков перед сном, но тряска была на самом деле от нервов.
- Сэм, мы у цели. – мрачно сообщил Поли. – Давай, дружище, я скрещу за тебя пальцы.
- Спасибо Поли, будешь стоять на парковке?
- Буду здесь, не спеши, главное без хвоста вернись, а я хоть два часа ждать буду. А может это?.. – Поли достал из под пиджака флягу. – Вздрогнем напоследок?
- Я, лучше, со свежей головой. Ну, пойду, что уж тянуть.
- Ну а я выпью. – Поли сделал жадный глоток и только когда я захлопывал дверь двухместного Bolt-а услышал фразу на итальянском – Bona Fortuna!
Передо мной расстилалось огромное белое здание, полное коридоров и главное – бдительной охраны.
Я открыл дверь, внутри был огромный зал с купольным потолком, колонами стилизованными под древнюю Грецию, пол был устлана кафелем расцветки «зелёный мрамор», зал этот был так же и гардеробом – на первом этаже располагался музей. Подойдя к гардеробу, я начал невзначай распаковывать камеру, намекая метродотелю, что я не в музей тут пришёл.
- Добрый день, сэр. – поздоровался гардеробщик. – Репортёр?
- Добрый день, да я из газеты. – ответил я слегка сняв шляпу.
- Не забудьте редакторский пропуск.
Внутри у меня всё сжалось. К такому меня Дон не готовил. Неужели провал так сразу? Мне хотелось, что бы всё быстро закончилось, но ведь я должен был выполнить задание!
На секунду я задумался, начал проверять камеру и словно случайно уронил колпачок от объектива. Расчёт оказался верным, и вещица упала с другой стороны стойки. Пока гардеробщик наклонялся, что бы её поднять я перегнулся через стойку и оглядел внутреннее убранство. Под стойкой был целый клад ненужных безделушек, ключей и номерков. Кажется, лежали подпольные бутылочки с алкоголем, нов вот оно – Бинго: была некрупная стопка листочков, редакторский пропуск!
- Сэр, вы уронили. – подавал мне крышку объектива заведующий гардероба.
- Да, премного благодарен. – к этому моменту я к счастью успел подняться на место. – Пожалуйста, повесьте мою шляпу, если можно, то подальше, это натуральный фетр, не хочу, что бы он помялся от курток зашедших зевак.
- Конечно, сэр.
Пока относили шляпу, я взял первый попавшийся билет и кое-как подправил рядом лежащей ручкой с чернилами имя, фамилию и название газеты. Получилось абы как, но будет совсем незаметно если сверху наложить горстку чаевых.
- Прошу номерок, сэр. Не потеряйте!
- Ой, вот спасибо, понимаете, я так дорожу этой шляпой, вот мой билет и… - сверху я кинул пару долларов закрыв неугодные мне строки – Будьте любезны – последите за шляпой.
Со стороны я смотрелся богатым и дурным репортёром, который разбрасываться за сохранность шляпы большими деньгами. Пусть так, зато работник засмотрелся на доллары, а не на пропуск.
Куда идти дальше я пока не знал, стоило найти туалет и посмотреть в кабинке план здания, узнать, где ближайшая лестница.
- Эй, сэр. – подозвал меня тот же работяга. – Лифт в другой стороне.
Я улыбнулся, кивнул и направился туда. Если мне повезло, то я поеду сразу на четвёртый этаж. В нетерпении я нажал кнопку вызова лифта, но когда он подъехал я был немало разочарован. При лифте стоял учтивый, вышколенный лифтёр.
- Какой вам этаж? – вежливо спросил он.
- Второй. – мрачно отозвался я.
Выйдя на нужном этаже, я пошёл по коридору. Музейный шик тут уже заканчивался, теперь это было солидное государственное здание с белыми стенами и красными коврами, набивающими оскомину после первой недели работы. Хорошо, что моя работа проходит тут лишь пару часов. Прогулявшись по зданию, я нашёл лишь кучу дверей с чужими кабинетами, если кто то проходил мимо я делал вил, что фотографировал, хотя кроме ужасных абстрактных пейзажей, почему то помещённых за стекло на картине, в коридоре запечатлеть было нечего. Наконец, то я наткнулся не заповедную надпись «Man/Woman». Я закрылся в на редкость чистой, кабинке и принялся изучать карту. Похоже, лестница была неподалёку. Вскоре, после недолгих блужданий по коридору я наткнулся на неё, но теперь была главная проблема – дверь на лестницу была заперта. Я мысленно чертыхнулся, искренне не понимая, за что мне такая сложность. Пост, с ключами я, конечно, видел, но вот как мне отвлечь охранника я толком не знал.
Вернувшись к лифту, я снял особо осточертевший мне пейзаж, сбил камерой гвоздь и аккуратно, стараясь не издавать лишних звуков, разбил стекло и уложил картину лицевой стороной вниз.
Теперь я дошёл до лестницы снова, запомнил нарисованный на двери значок и подошёл на пост охраны, благо, охранник был пока один.
- Добрый день, сэр. – поздоровался я.
- Здрас-сте.
- Я из газеты, у вас тут милое зданьице и я делаю прекрасные фото, но вот только разбитая картина около лифта немного портит впечатление, не находите?
- Чего-о?! - Охранник по очереди поднял удивлённые брови. – Какая картина?
- Около лифта.
Не сказав не слова более, охранник бешеным кабаном унёсся прочь, оставив за собой только пар из ноздрей.
Я в ответ забрал ключ с символом, увиденным мной на лестнице, и побежал в обратном, от лифта направлении, ближайшим путём побежав к лестнице.
Открыть дверь и закрыться изнутри труда не составило. Теперь было самое страшное. Я дожжен был пройти этаж, на котором был врагом для всех, меня не должны были увидеть.
Открыв дверь, я аккуратно направился в нужную мне сторону. Убранство было такое же, но неестественная тишина нагоняла тревогу. Пройдя пару метров я понял, что на меня кто-то идёт. Спрятавшись за ближайшей, дверью я подождал, пока шаги пройдут, но они не проходили. Я осмотрелся и понял, что нахожусь в кладовке, и тут замок двери начала поворачиваться. В ужасе я залез в пыльный сундук. Я услышал шаркающие шаги и попытки напеть популярный мотивчик. Судя по всему, это была уборщица. Видимо, она забрала что нужно и начала уходить, но как только я начал вылезать, то понял, что дверь закрывается на ключ.
В панике выбравшись, и попытавшись дверь открыть, успехов я не добился. После минуты страха я понял, что есть дверь ещё одна. Благо, это хоть и была закрыта, ключ торчал и0з скважины.
Как только я выбрался из кладовки, подумал, что свободен, то, закрывая дверь, увидел совершенно очумевший взгляд тщедушного охранника. По виду, он испугался не меньше моего, увидев, что вместо старой безобидной уборщицы из дверного проёма еле пролез такой здоровенный чурбан. Не теряя времени, я решил устроить небольшой импровиз.
- Спокойно, мужик. Свои.
- Немедленно представьтесь! – попытался реабилитироваться мужичонок.
- Я федеральный маршал. Слышал о таких?
По правде, я сам не особо знал, кто эти ребята, но звучало жутко, думаю, парень тоже это понял.
- Тогда документы. – менее решительно потребовал он в ответ.
- Да пожалуйста.
Я открыл паспорт и начал его протягивать.
- Скажите, эм-м, рядовой. Жетон у вас всегда такой нечищеный?
Он немного отвлёкся, я для проформы подержал бесполезный документ, но когда парниша поворачивал голову обратно, документ я захлопнул. Конечно, повторно просить хлюпик уже не будет, мне повезло, что я так внушительно выгляжу.
Я прошёл до поворота и облегчённо выдохнул. Повезло мне, что я так хорош в импровизации. Дойдя до нужного кабинета я, сверяясь с планом, решил, что удобнее будет пролезть через окно. Я осмотрелся, удостоверился, что никого вокруг нет и залез в окно, осторожно переполз и был уже в, благо открытом в такую жару, кабинете судьи. Хорошо, что на всю комнату вещал граммофон, я незаметно перебрался, судья сидел за столом, повернувшись спиной к окну.
Вытащив из кармана и раскрутив упругую металлическую леску я намотал её между кулаками и, на манер петли, обвил её вокруг шеи судьи. Тот начал брыкаться, разбрасывая вокруг канцелярские принадлежности. Граммофон закончил свою мелодию, автоматически остановился и я понял, что к кабинету приближаются шаги.
- Дьявол! – прошипел я сквозь зубы, унося чуть ослабевшего судью к шкафу. Кое-как там закрывшись, начал было в попытках утихомирить наглеца бить его по морде, но тут дверь открылась, и я не придумал ни чего лучше, как продолжить душить борова.
- Фрэд, подойди-ка.. – подозвал незнакомец.
Судья начал ещё больше брыкаться, его рука почти дотянулась до двери шкафа. Незваный гость, не найдя владельца начал оглядываться и с интересом посмотрел на шкаф.
Ну, всё сегодня было против меня! Зачем я вообще на это согласился, можно с жизнью прощаться.
- Мартин! – кажется, это позвали его обратно. – Мартин! Нам тут на втором этаже картину расколошматили.
- Что-о? – промычал он в ответ. – Да я их… - я этими словами он скрылся из комнаты.
Судья ошарашено задрыгался, я победно вздохнул и стянул петлю с новой силой. Теперь уже судья слабел и обмяк. Для эстетики я выволок его за стол и положил так, словно он внезапно уснул.
Вот теперь я чувствовал себя спокойно, я провернул почти невозможное.
Дот лифта на втором этаже я добрался спокойно. Забрал шляпу и вернулся в машину Поли.
- Ну как?
- Флягу дай.
Он протянул мне и я начал без остановки пить.
- О-у, ну я могу не спрашивать, хе-хе.
Затишье перед бурей.
7 августа 1928
Сэмюэль Моретти:
После того, как я убил судью, полиция не просто успокоилась, а словно исчезла. На улицах, если копы видели выходящих из бара выпивох, они просто прятали взгляды в толпе и старались спешно удалиться. Патрульные машины перестали обращать внимание на наши нарушения, даже в бар перестали заходить полицейские, которые ранее не редко проводили свободные от работы часы. Было ясно, что намёк Барретт понял. Я, конечно же, прекрасно понимал, что всё это ненадолго, рано или поздно Барретт вылезет из норы, тем более у него всё еще в кулаке городская дружина, хотя работает она уже не с таким энтузиазмом и с поредевшим составом. С тех пор, как у Семьи появились автоматы Томпсона, мы начали давать дружине достойный отпор. Так что стоило ловить золотые деньки затишья. Зато после того, как я доказал, что могу по-тихому убить высокопоставленного чиновника в охраняемом здании ко мне начали относиться с много большим уважением. Да и Поли тоже стали лучше воспринимать.
Так что в Семье решили, что ближайшие несколько дней нам надо провести спокойно. Кому то отдохнуть, расслабиться, да и, кроме того, надо было починить наш бар. Эннио ещё с утра отправился в аэропорт, встречать одного своего знакомого, замену бармену, Сальери сказал Дону, что этот парень отлично готовит. И не задаёт много вопросов, что, ясное дело, было нам на руку. Морелло старший и Пеппоне решили сегодня сходить в театр, а подготовкой к ремонту отправил заниматься Серджио и меня.
С нами так же поехал Поли, во-первых, он мог бы нам пригодиться, хоть и был сегодня свободен, ну а во-вторых, мы с ним так и не провели нашу партию. День выдался отличным. Ещё с утра Серджио позвонил одному своему знакомому из небольшой конторки, которая занимается строительством и ремонтом, и сейчас мы втроём сидели в баре и ждали, когда приедет представитель, что бы оценить урон и осмотреть место, что бы знать, что использовать.
- Помнится мне, - начал я, отхлебнув кофе, - мы с тобой хотели разыграть «восьмёрку», а?
- Ещё бы! Ты обещал оставить меня без портков, ну можно посмотреть сейчас, как у тебя это получится.
- Ситуация немного изменилась, Поли – ответил я ему, поднимаясь, - видишь ли, это твои последние портки, не очень то будет хорошо появиться перед Доном в одних трусах, верно я говорю? Давай сделаем так, проигравший платит за небольшую пирушку, надо же нам будет обмыть ремонт бара, а, как тебе идея?
- Сэм, поддерживаю, - заговорил Серджио, - это дельце стоит игры. Как ты на это смотришь, Поли?
- А мне, в принципе, всё равно, как Сэм рассчитается за поражение – он приподнялся и весело зашагал к бильярдному столу.
- Ну что, приступим? – спросил я, берясь за кий, - Поли, разбивай.
Хотел бы я дать Поли шанс. А на деле он-то не знает, что в бильярде я профи.
- Ну, разумеется…. – прокомментировал Поли, когда ни один из шаров после его удара не попал.
- Смотри, Поли, видишь, вон тот шар? Если поменять немного угол наклона, то можно вполне закатить его… - проговорил я ему, готовясь к удару, - вот, видишь? Всё просто! Ну, пожалуй, ещё один и пока хватит…
Второй шар аккуратно вошёл в лузу.
- Давай, Поли, видишь, я промахнулся…
- Если бы, ты нарочно промазал, а теперь гляди, как попаду я. Надо бы прицелиться только…
- Поли, тебе помочь? – ехидно спросил я у него, - ты ведь сейчас не попадёшь, это точно. А вот там есть один..
- Замолчи, Сэм. Ты меня сбиваешь – пробормотал он, - ну вот… Гговорил же, ты мешаешь!
Серджио слегка улыбнулся.
- Поли, ты хоть бы Дону предложи сыграть…. Так у тебя хоть какие-то шансы будут – проговорил Морелло, после того, как я вкатил третий шар.
Мы с ним вместе засмеялись. Правда, не долго, затем Серджио вышел к подъехавшему представителю той самой конторки, ну а мы продолжили.
- Гляди, Поли, видишь вон тот шар? Я его сейчас забью точно в левую лузу.
- Пройдя сразу через два шара? Как же, интересно?
- Обыкновенно, Поли, гляди… - я начал прицеливаться, - надо пустить его не прямо, а с небольшим уклоном вправо… Гляди…
Шар, отправленный мной, ударил по правой стороне первого шара, тот ударился об второй, но уже по левой стороне и этот шар точно попал по правой стороне нужного мне шара, после чего он полетел точно в лузу. У Поли открылся рот от изумления. К этому моменту подошёл Серджио.
- Ну как идут дела? – весело спросил он.
- Как видишь, Серджио, я забил четвёртый, можешь глянуть на выражение лица Поли, если хочешь.
- Ха! Йес! Йес! – Поли поднял руки в порыве радости, - первый готов! Смотри, Сэм, сейчас будет второй, он как раз находится там, где нужно…. Вот! Я же говорил! Второй! Готовься раскошеливаться, Сэм… А, чёртова… не попал.
- Серджио всё сказал верно, Поли – комментировал я его забитые шары, - играть тебе только с Доном. Хм… Есть пятый.
- Мазила! – выкрикнул Поли, когда я, честно признаюсь, не попал по очень выгодно находящемуся шару, - хе-хе-хе…. Вот, гляди, Сэм, доиграешься сейчас.
- Угу, посмотрим. Поли, не бей по первому попавшемуся. Вон, разве не видишь?.. не видишь… - вздохнул я после очередного промаха.
- Гляди, чего ты не заметил. Раз, – шестой шар закатился в лузу, - и два. Поли, готовься, мне ещё один шар, и твои карманы станут тоньше на двести баксов.
- Ну, сейчас мы это проверим… – говорил он, прицеливаясь – промазал, я промазал, Сэм, ё моё…
- Ребята, заканчивайте концерт, приехали. – заглянул к нам Серджио.
- Как скажешь – ответил ему я и играючи закатил восьмой шар. Поли немного поник.
- Поли, там подъехал Ральфи, объясни ему, что и как, ладно? – сказал ему Морелло.
- Эй, Серджио, подойди-ка… - подозвал я его, и продолжил немного тихим голосом, - сдаётся мне, нет у Поли способности логически мыслить, бьёт по шарам, даже не глядя, не оценивает обстановку, просто хаотично лупит. Ох, чувствую, аукнется это ему, когда ни будь.
- Ты так думаешь? – немного прищурив глаза, ответил он.
- Уж поверь, я не просто катал шары, а ещё и проверял Поли. Нет, он действует не раздумывая, не продуманно, а сразу, по ситуации. Поли ещё очень молод, возможно, ещё соберется с мыслями.
Серджио пошёл показывать подъехавшему специалисту, где и что нуждается в ремонте, а я решил немного посидеть в кабинете, и выпить бокал виски. А мысли, тем временем, у меня витали вокруг странного характера Поли….
Однако, Поли только едва успел начать, надеюсь, мы его остепеним…
Немного отдохнув от партии в бильярд, я вышел во двор. Там Поли и Ральф осматривали одну симпатичную машинку.
- Это ф-фалконер, - пояснял Ральф Поли когда я подошёл к ним, - х-хорошая машина. Привет, Сэм. С-спасибо, что выручили меня, вот только т-теперь заикаться буду, но нич-чего, это п-п-пройдёт… н-наверное…
- Дон уже видел тебя? – спросил я у него, стараясь придать голосу серьёзный тон.
- Да, к-конечно, он сказал, что у вас тут, те-теперь, м-механика н-не хватает. Ну, в-вот я, собственно, и с-согласился. Я те-теперь у в-вас в неопла-атном долгу.
- Ну, тогда, добро пожаловать – я улыбнулся ему, - кстати, откуда машина, Ральф?
- Так, з-знаешь ли, у знакомого одолжил – он улыбнулся мне довольно хитро. Я не стал вдаваться в подробности, мало ли что там может быть? Зато теперь у нас была действительно хорошая машина, а не те развалюхи, что раньше стояли в гараже.
Фальконер был синего цвета, который мне, к слову, очень к лицу. Похоже, с покупкой машины можно повременить, Дон наверняка будет мне позволять кататься на этой, во всяком случае я же за последнее время спас целый бар, совершил акт Омерты, да и пролез в святая святых – городской муниципалитет. Чёрт, да не каждая Семья с такими делишками справится, а тут, фактически, вся заслуга моя.
Пока мы переговаривались, к нам подошёл Серджио.
- Ну, как там дела? – спросил я у него.
- Прекрасно, так скажем. Через пару дней они закончат основную часть работы. Вставят нам витрину, это дело не простое, как сказал мне тот парень, но, думаю, сделают довольно быстро. Я так же сказал, что бы они заменили нашу барную стойку, Дону она сразу не понравилась. А заодно можно было бы и новую вывеску повесть, как считаешь, Сэм, где она будет лучше смотреться?
- Я бы повесил её над входом, - предложил Поли, - и не простенькую табличку с называнием, а действительно можно сделать что-нибудь масштабное, например, присобачить большую вывеску на стене. И что бы они смотрела вдоль трамвайной линии. А? И вот-вот, сейчас вы обалдеете – Поли прямо таки изливался идеями – сделаем её трех цветов, а? При чём цветов флага Италии. Что бы те настоящие Итальянцы, что проживают в Маленькой Италии, смогли чувствовать себя как дома.
Поли и вправду был романтик. Столько идей, маштабных идей, даже идей грандиозных. А вот о воплощении он совсем не подумал. Ну, а я то реалист. Так что в ответ скептически покачал головой.
- Неплохая мысль, Поли – поддержал его Серджио, - а название?
- Ну а что его придумывать? – тут же ответил он, - Бар Сальери. А что, мне кажется, будет очень хорошо смотреться. Кроме того, Дон ведь отдал этот бар ему, разве нет?
- Хм-м, - я немного подумал, - а что, я думаю, сойдёт. Вполне. Кстати, Серджио, дружище, ты не знаешь, чего за новый человек у нас будет? Не слышал?
- Братец говорил мне. Эннио рассказал ему вчера о нём. Силициец, коренной сицилиец, ребятки, это вам не шутки. Вдовец, или холост, не знаю точно, довольно высокий, кстати говоря. Да вот, собственно, и всё, пожалуй…
- Не густо, ну да и ладно, собственно.
В баре прозвучал телефонный звонок, Серджио сразу же кинулся к трубке.
- Давно ты занимаешься машинами, Ральфи? – спросил у него Поли.
- Где-е то с две-ве-ве-венадцати л-лет. – я чуть не подавился от хохота, потому что бедный Рлаьф слово двенадцати мало того с трудом выговорил, так ещё и слог «ве» повторил на невероятной скорости, словно у него что то заклинило. Хорошо, что механик не заметил моего усмешки. - Н-немного совсем, но кое-что, говорят, уже умею.
- Слышал я, будто ты недавно на треке был, в качестве механика одной из машин, это так? – будто бы невзначай решил я у него спросить, - и, вроде как, именно тот парень пришёл первым. Расскажи, за что тебя избили?
- Я не знаю, если чес-сно… - замялся он, - но один из них с-спросил меня на счёт работы, говорил чего то про в-высокую оплату… Ну, когда я отказался, с-стал мне угрожать. Ну а з-затем…
- Не похоже на случайность, а, Сэм? – повернулся ко мне Поли.
- Не знаю, Поли, не знаю… Да и выяснять сейчас как то не очень хочется. Главное бар отремонтировать. Кстати, нам могут понадобиться дополнительные финансы… Поли, возьми машину, езжай на центральный остров. Там найдёшь Первый Национальный Банк. Есть у нас там знакомый один, он имеет доступ к хранилищу, где лежит резерв города, ну, знаешь, бюджет… А, ладно, вижу, что не совсем меня понимаешь, в общем, спроси там человека по имени Фрэнк. Фрэнк Колетти его имя. Скажешь, что тебя прислал Сальери, ну, или Морелло старший. Он передаст тебе. Некоторую сумму. Приедешь сразу же сюда и передашь Серджио, понял?
- Ага, чего тут непонятного то.
Поли отправился за деньгами, а я пошёл в бар, где уже несколько человек производили замеры.
- Сэм, босс позвонил, сказал, что Эннио с Луиджи приехали, мне надо ехать. Пригляди тут за всем, ладно?
- Не волнуйся, всё будет в лучшем виде.
Ну вот, Ральф занимался машиной, Поли уехал, а что теперь остаётся делать мне? Пойду, пожалуй, разыграю ещё партию…
Да, мне нравился бильярд, он успокаивал… Размеренность, чёткость, элегантность. Забить вон тот шар тремя рикошетами от борта? «Невозможно» - скажут некоторые. «Смотрите и учитесь» - отвечу я. Бильярд, он почти как покер. Только вот в покер одному не сыграть, да и отвлечённые мысли не допускаются… а вот тут… просто настоящее удовольствие…
Через пару часов вернулся Поли. Я в это время сидел в кабинете и слушал тихий джаз, размеренно попивая порцию виски.
- О, Поли, вот и ты наконец. Ну что там у нас с деньгами?
- Фрэнк сказал, что сейчас слишком опасно брать из резерва большие суммы…. Но он смог передать небольшой пакет. А ещё, ему нужно срочно поговорить с Доном с глазу на глаз. Говорит, это важно. А где Серджио?
- Они все в баре, там Сальери привёз сицилийца, своего друга, того, который тут будет вместо Джимми.
- Ага, понимаю. Кстати, видел, первую часть они всё же поставили. Скоро витрина у нас как новенькая будет, вот увидишь. Правда, наверняка с вывеской могут возникнуть сложности.
- О чём ты? Они профессионалы, поверь… Глотнёшь? Ладно, пошли, нам пора.
Мы сели в новенький фалконер и сразу же отправились в «Чёрный Кот». Ральфи отправился к себе на такси.
А вокруг разворачивалась интереснейшая картина. Возможно, мне эти мысли шептало выпитое виски, однако дрёма буквально бросалась в глаза. Окна переставали светить веселящим огнем ламп, редкий прохожий заваливался в подъезд или бар, машины останавливались у обочины, выпуская своих хозяев к парадной своего дома, трусливые городские коты искали тепленькое место ночлега под домами. Город застилал лёгкий ночной туман, похоже, только люди нашей, с Поли, профессии ещё работали. Для всех остальных начинался сладкий сон.
Подъехав к бару, я сразу же обнаружил большую толпу народу, особенно на улице. В наступающей темноте было отлично видно, что около входа стоит человек пять, как минимум. Хм… Что это, интересно?
Мы вышли из машины и направились прямиком туда. Почти никто из тех, кто стоял у входа, знаком мне не был. Я подал знак Сильвио, нашему бармену, он сразу же указал на кабинет.
Как всегда, внутри была полутьма. Но на этот раз не было клубов дыма под потолком. В кабинете сидело несколько человек, Дон во главе стола, Эннио и Морелло старший по обе его руки. Так же присутствовал Серджио и двое незнакомых мне людей.
- А вот и вы, мальчики, - Дон поприветствовал нас, - знакомьтесь, это Луиджи.
Со стула, ближайшего к входу, приподнялся довольно приятный человек, он был высок, но немного полноват, лет под пятьдесят, с важным видом и униформой официанта. Он сделал небольшой поклон и сел.
- А второй, - снова заговорил Дон, - его приятель, и эксперт по оружию, Винченцо. Они служили вместе в мировую войну, Луиджи, конечно, был в полевой кухне, он не воевал, а вот Винченцо очень даже не плохой стрелок, судя по его рассказу. И, кстати говоря, как только мы показали ему автомат, он сразу же в нём разобрался и даже захотел тут же, на месте, разобрать его. Господа, - он обратился к ним, - это Поли и Сэм. Занимайте ваши места, мальчики, пора уже подвести сегодняшние итоги.
- Босс, - начал говорить Поли, разумеется, до того, как сесть, - Я сегодня ездил в банк, наш человек, Фрэнк, кажется, сказал, что хотел бы видеть вас. И о чём-то поговорить. С глазу на глаз.
- Хм… - он немного задумался, - ладно, Поли, спасибо за сведения. Завтра же отправлюсь к нему. Итак, господа, как я понимаю, у нас солидное прибавление, не так ли? Предлагаю поднять бокалы.
Ну а теперь, - заговорил он после недолгой паузы, вернёмся к нашему бару. Сколько потребуется времени на ремонт, Серджио?
- Около трёх-четырёх дней. Мы с ребятами, - он кивнул в нашу с Поли сторону, - решили, что будет лучше переделать кое-что… Во-первых, барную стойку. Ну а ещё Поли предложил идею повесить большую вывеску, что бы она смотрела вдоль трамвайной линии.
- Что же…. Не плохая мысль, Серджио, - он ответил ему и легонько кивнул Поли, в знак согласия с его идеей, - Вот только надо бы решить, где мы сделаем склад, да и Винченцо понадобиться место, не так ли?
- Недалеко от бара, со стороны ворот, есть лестница. Она ведёт в какую то коморку на втором этаже соседнего здания. Может, занять её? – предложил Сальери.
- Не знаю, может быть, Эннио, видишь ли, я как то не обратил на неё внимания. Если ты решишь, что она может подойти, то почему бы и нет? Кстати, Сэм, как там Ральф?
- Вполне нормально, босс, - машинально ответил я, - настроение превосходное, вот только боюсь, заикаться он теперь до конца жизни будет. Однако, механик из него отменный.
- Ну что же, вот и замечательно. Думаю, на этом мы и закончим. Поли, завтра к десяти утра подъедешь сюда, отвези меня в Банк. Хорошо?
- Бу-у сделано, босс.
Великолепный сегодня был денёк. Думаю, уже ни что не сумеет его испортить…
Тот же день
Джеймс Барретт:
Из сладостной вечерней дрёмы меня вывел телефонный звонок.
- Я слушаю.
- Результаты есть. – это был голос Джимми. – сегодня можем разобраться до конца.
- Так быстро? – ошарашено переспросил я. Однако Джимми оставил вопрос без ответа и продолжил.
- Спускайтесь вниз, сегодня мы покончим с вашей висковарней. Жду вас у ворот.
- Откуда вы знаете, где я живу?
- Ох, если бы вы знали, скольким людям известна эта информация… - таинственно ответил он и повесил трубку.
Не теряя ни минуты, я собрался и, с трудом разбирая дорогу в густом тумане, направился к воротам. Джимми сидел за рулём двухместного автомобиля. Я сел в машину, и мы тронулись с места.
- Ну, так как вам это удалось?
- Если я стану рассказывать свои секреты, то потеряю работу.
Проехав не более пары минут, мы остановились в Хобокене.
- В этом бомжатнике они устроили такой завод?! А кстати, где же он.
Джимми таинственно молчал, ведя меня за собой. Зайдя за угол, мы вышли на так привлёкшую меня рощу лиловых деревьев. С лёгкостью перемахнув через забор, он встал, ожидая, когда я повторю его действие. У меня же это так легко не вышло, но, не зря же я держу себя в форме, я перелез… и чуть не закашлялся. В воздухе отчётливо пахло техническим дымом.
- Какого… кхе-кхе… чёрта?
- Здесь дым прячут. Деревья дают приток свежего воздуха.
- И что, так просто можно от дыма избавиться?
- Что вы? – Джимми рассмеялся. – Ну конечно же нет. Висковарня работает день на день. За день отдыха оборудование остывает и избавляется от наработанного дыма, на другой день работа продолжается. Думаю, не стоит гто осуждает Поли. Не тратя время я выстрелил в будку, которая тут же развалилась, и дал по газам. Я улыбнулся, кивнул и направился туда. Если мне повезло, то я поеду сразу на четвёртый этаж. В нетерпении я нажал кнопку вызова лифта, но когда он подъехал я был немало разочарован. При лифте стоял учтивый, вышколенный лифтёр.четырёх дней. Мы с ребятами, оворить о том, что сегодня она не работает?
- Джимми, но где же сам спиртзавод?
- Вот он. – Джимми указал мне рукой на Клуб Палермо – некогда я думал, что там склад.
- Это дело не для закона. – заговорчесским тоном начал я. – Давайте оставим Мафии сообщение? В висковарне есть алкоголь?
- Да, половина от готового. Часть вывозят вечером, часть утром.
- Отлично, друг мой. Потому что это заведеньице мы сегодня подпалим…
И грянул гром.
8 августа 1028
Сэмюэль Моретти:
Сон после отличного дня. Что может быть прекраснее? В любом случае не телефонный звонок, который тебя будит в такую рань.
- Гос-споди, кого там черти принесли. – бурчал я себе под нос, направляясь к звенящему аппарату.
Бросив взгляд на часы, я обнаружил, что ещё нет и семи утра, за окном едва светлело, а ночной туман ещё не сошёл с улиц сонного города. Пелена сна начала сходить, уступая место тяжёлой нервозности, похоже, наступило и вправду что-то серьёзное, раз меня вытягивают в такую рань.
- Ало? – сказал я неведомому собеседнику на другом конце провода.
- Сэм. Это я. – это был голос Серджио.
Судя по звукам со стороны, это был звонок из телефонной будки. На заднем плане я слышал голос Поли, он с неистовым негодованием орал что то вроде: «Ублюдки!.. Паскуды!.. Я их заживо распотрошу!..», при том, на каждое предложение приходился удар чем то тяжёлым.
- Да, Серджио… Эм-м, привет. Что у вас там творится.
- Нет времени объяснять, приезжай к Клубу Палермо.
- Да. Конечно, я приеду, но что такое, в чём дело то?
- Это не телефонный разговор, приедешь, сам увидишь.
После этого Серджио повесил трубку.
Как ужаленный я, предварительно одевшись, дикой собакой выбежал из дома, запрыгнул в ближайший трамвай. Люди, завидев мою прыть, попытались отсесть подальше, но надолго я их не обременил, потому что трамвай был слишком медленный и не особо сходился с нужным не маршрутом. Наплевав на всё, я решил добраться пешим ходом, я во вполне той форме, что бы добежать до Нью-Арка минут за десять. Пешеходы, конечно же, сбегали с моего пути, некоторые даже на проезжую часть. Конечно, когда на встречу несётся дубина под два метра, ещё и в деловом костюме, это зрелище неординарное. Уже подбегая к нужному месту, из-за домов я увидел сизый дым. Ноги стали подкашиваться, усталость сыграла тут свою роль, но главное, это то, что я понял, что случилось. Кто-то подпалил висковарню. Подойдя к ней, я увидел людей из Семьи. Поли уже растерял фантазию, со сдавленным вскриком: «Суки» - исступлённо избивая кирпичную стену Клуба.
- Господи, Серджио, как они умудрились...
- Это всё та драная партия виски, что должна была быть вывезена час назад. Ею облили весь склад и подожгли.
- А как оборудование?
- В заднице. Всё в заднице. Складу конец, теперь разве что начинать всё заново.
- Но откуда у нас такие деньги?
Тут мой собседеник не выдержал и разорался в город.
- Вот, мать её, в том то и дело, что у нас их нет! У нас ни черта нет! Только восстановленный драный Бар Сальери! Сэм, ну зачем нам бар, если у нас нету выпивки?!
Ответа на этот вопрос я не нашёл
Тёплый приём.
8 августа 1028
Сэмюэль Моретти:
Почти все наши парни горевали возле Клуба Палермо до самого обеда, пока Дон Пеппоне не позвал нас на срочное совещание. Кто на своих колёсах поехал, а кому то пришлось брать такси. Я был злой и не выспавшийся. Кроме того, раз такие дела, теперь долго не придётся думать об отдыхе.
К трём часам мы собрались у нас в кабинете. Дон был очень обеспокоен и встревожен. Дождавшись, пока все, наконец, приедут, Дон встал и сразу начал говорить о деле.
- Мальчики, это не просто пожар… Мы с Морелло считаем, что дело связано с Барреттом. Как вы думаете, уж не слишком ли высоко он забрался? Как вы знаете, чем выше заберёшься, тем больнее падать... ну да сейчас речь не о нём, до него мы ещё доберёмся. Сейчас нужно в срочном порядке действовать. Но не напрямую. Сэм, вы с Поли возьмёте грузовик на нашем складе и поедете в порт, там должна была прибыть наша первая экспортная партия виски и сигар, видит Бог, не зря мы решили налаживать альтернативные источники. Знаю, Сэм, ты не любишь грязную работу. Но тебе и не придётся её выполнять. С вами поедут наши люди. Я выделил четверых. Так… Серджио, а для тебя у меня особое задание. Барретт решил нам отомстить, скорее всего за смерть того судьи, хотя мы ещё кучу всего наворотили… Ну ничего, раз он решил начать войну, мы не останемся в стороне. Твой брат предложил мне идею, как ослабить его влияние в городе, через определённых… лиц. Ты возьмёшь парочку людей и устроите небольшой фейерверк в редакции за городом. Люди любят газеты, а газеты стали печатать в основном то, о чём им скажет Барретт. Если от этой дыры не останется следа, его репутация изрядно пострадает. Сегодня у них в редакции выходной. Вы без труда сможете провернуть это дельце. Bona fortuna, господа!
Я вышел на улицу и решил закурить. В голове не укладывалось всё это… Самое неприятное, что последней каплей для Барретта было именно моё убийсьтво судьи… Однако, Дону следовало отдать должное – он держался молодцом и хранил холодную голову на плечах, чего нельзя было сказать обо мне, ведь я совершенно не представлял, как набрать прежние обороты…
Пока я думал, я не заметил, как ко мне подошёл Серджио.
- Знаешь, Сэм, - начал он, - как по мне, так этот Барретт сам себе политическую могилу выкопал. Ведь посмотри на это дело с другой стороны… Качественная выпивка исчезает с прилавков, к примеру, так? А ведь провести пару замечательных вечеров, да в хорошей компании, любят многие. Особенно это касается состоятельных лиц города.
- Пожалуй, ты, как всегда, прав, дружище… - я сделал очередную затяжку – Ладно, нам пора, увидимся, как всегда, вечером.
Мы с Поли поймали такси и поехали к нашему складу, он находился в небольшой стороне от Нью Арка. Сегодня стояла очень хорошая погода для конца лета. Было довольно тепло, даже жарко. Народец гулял по улицам, неспешно наблюдая, как падают с жёлтые листья. Пожалуй, сейчас я бы многое отдал, что бы оказаться одним из таких прохожих, с бытовыми проблемками и беззаботным будущим. Увы – этот путь был не для меня.
Наши парни уже ждали нас. Мы с Поли сели в грузовик, они поехали за нами новенькой машине, Bolt V 8, отличная машинка, лучше всего предназначенная для загородной поездки.
Пока мы неторопливо ехали к порту, Серджио с ребятами подъезжали к редакции.
- Вот дерьмо… - выругался он, - Там же полно народу…
- Ничего, босс, сунем пушки в рыло, и они сразу замолчат.
- Там копы…
- Копы? Прекрасно… - потёр он руки, говоря заговорческим тоном, - подай ка Томпсон, сейчас мы их перестреляем к хренам собачьим, они даже пикнуть не успеют. Мик, газу! – рявкнул он.
Машина резко стала набирать ход. Серджио открыл окно и расстрелял половину здания ещё до того, как мы смогли отъехать от редакции. Четверым копам помощь была уже не нужна, двое лежали в предсмертной агонии. Несколько человек выбежало из здания на выстрелы, в их числе были шеф полиции и директор редакции. Морелло передал автомат сидящим сзади, машина развернулась, и он проделал всё тоже самое, что и Серджио. Неизвестно, что делал здесь шеф полиции, но это уже не важно, он вместе с редактором и парочкой оставшихся в живых копов отправились на тот свет.
- Разворачивай! Давай сюда автомат, - Серджио раздавал команды, - тормози. Уберите трупы внутрь, а я разберусь с теми, кто остался наверху.
Да, он был разъярён, и, кажется, не хотел ничего, кроме того, как убивать. Наши люди остались внизу и убирали трупы внутрь, а Морелло поднялся наверх. Из первой же комнаты на него налетел один из клерков, и сразу же получил удар в челюсть. Надо было перезаряжаться, патронов не осталось, и поэтому решено было воспользоваться прикладом. Пока он перезаряжался, открылась дверь дальнего кабинета, и оттуда вышел ещё один клерк, он явно услышал какой-то шум уже здесь, хотя, паника и без того царила наверху, короткая очередь. И незадачливый работник лежал на полу. Серджио ногой выбил дверь в главный кабинет, там за столом сидело ещё двое, один даже обернуться не успел, у второго на лице застыло удивление. Он был на столько зол, что несколько раз ударил прикладом по всему, до чего только смогла достать рука, а так же расстрелял окна в кабинете. Немного успокоившись, он спустился вниз, парни как раз закончили работу. Мы увидели щит, где были провода. Мик взял стоящий на столе стакан с водой, ливанул воду из него на провода, а Морелло послал туда очередь. Несколько мгновений были только искры, затем провода вспыхнули.
- Валим отсюда, дело сделано, - подвёл он итоги, оглянувшись и посмотрев на трупы.
Они не успели отъехать, а на первом этаже уже начался пожар.
Пока Серджио и наши парни развлекались, мы успели проехать на территорию порта. Я заметил пару полицейских машин и немного насторожился. Доехав до места, мы вышли из машин.
- Итак, что у нас сегодня? Каков план? – спросил один из наших парней у меня, так как дон назначил главным в этой операции именно меня.
- Всё как обычно, парни, всё как обычно – деловым тоном ответил я.
- Эй, Сэм, ребята, вы, что ли? – из склада вышел наш знакомый паренёк, с которым мы всегда контактируем при передаче груза.
- А ты думал, копы, а, ха-ха? – усмехнулся я, - кстати, Бен, а чего это на территории порта полиция торчит?
- Всё очень просто, ребята, - ответил человек в белом костюме, позади нас, я обернулся, - Говард больше не желает сотрудничать с вами, особенно после того, как я напомнил ему, что может случится, если я вдруг узнаю о его связях с Мафией.
- Хрен собачий…. – Поли выругался, - этот ублюдок завалил нас?
- Спокойно, Поли, - успокоил его я, - не нервничайте, чего вам от нас нужно, детектив Брайан?
- Хватит дипломатии, Сэм, - резко остановил он меня, - выкладывайте оружие, и топайте за нами.
За его спиной появилось несколько копов.
- Вот срань… - снова выругался Поли.
- Детектив, подумайте о последствиях, - предупредил я его довольно серьёзным и суровым голосом, - сдаться вы нас не заставите, а при оказании сопротивления могут появиться трупы, в том числе и ваш…
- Хватит! – так же резко прервал он меня, - ну-ка живо бросайте оружие! Иначе, будет хуже.
Получилось абсолютно синхронно, мы и наши парни выхватили пистолеты, копы вытащили револьверы. Прозвучало несколько выстрелов. Копам пришлось хуже, вытащить оружие из кобуры несколько сложнее, чем достать из кармана, и пока мы не нарвались на ответный огонь, парочка полицейских уже лежала на земле. Одного из наших уложило наповал, ещё один был ранен. Я быстро юркнул за машину, и сразу же выстрелил по толпе противника, уложив, кажется, одного из них. Нашим парням повезло меньше, они были как раз под перекрёстным огнём. С одной стороны детектив и его люди, с другой Бен, наш приятель. Поли было сложно попасть в детектива, но, развернувшись, он уложил его. Теперь стало полегче, однако с моей стороны подбегало ещё несколько человек. Да, становилось жарко, стало ясно, что нам придётся драпать, поджав хвост. Но что мы можем сделать в такой ситуации?
- Поли, в машину, быстро! – крикнул я ему, а сам открыл огонь по бегущей с моей стороны охране. Этого хватило, что бы прикрыть ему спину и самому забраться назад. Там лежал автомат.
- Валим, Поли! Валим!
Напоследок я выпустил по всей их куче очередь, и наконец попал, в кого хотел. Да, детектив рухнул на землю, а вместе с ним и ещё пятеро. До выезда оставалось совсем немного, когда на нас сбоку на полной скорости вылетел грузовик. Поли резко дал по тормозам, а я уже был наготове с томпсоном. И всё же, последовал удар. Нас развернуло, однако, пока мы разворачивались, я дал очередь по колёсам. Теперь-то он точно нас не догонит. Из сторожки выбежала пара человек, и направились закрывать ворота. Твою мать, нас решили зажать тут, но рискнув, мы всё-таки на полном ходу направились прямиком к ним, я дал очередь из Томпсона, уложив одного, второй открыл огонь из Кольта, пару раз попав в лобовое стекло, но мы уже были в безопасности. Хорошо, что нам попалась крепкая машинка, и ворота оказались не заперты, мы просто раскрыли их и устремились к бару.
Каково мне было стрелять по невинным людям? Да хреново, честно говоря… Я не успел сообразить, как Серджио открыл огонь, вот и по инерции поддержал… Чёрт, не ужели Серджио не мучает совесть?..
В тот вечер я чертовски плохо спал…
Начало раскола.
20 августа 1928
Сэмюэль Моретти:
Чарли был информатор, что надо. За несколько дней, кто завалил нас и по чьей вине спалили висковарню. Чуть больше, чем через неделю мы с Серджио, как обычно, работая в паре, разработали план по поимке стукача. Как выяснилось – это бы тот самый поддонок, что хотел подставить нас на пять тысяч баксов. Когда я его побил, я подумал, что он побоится раскрывать нас, но я недооценил этого ублюдка.
Мы знали, где он живёт, и знали, что сегодня поедет в аэропорт, что бы слинять из города. Мы хотели его прижать, прижать крепко, а заодно выспросить кое-чего про Барретта. Нет, убивать его у меня не было никакого желания. Честно говоря, после того, что рассказал мне Серджио, я стал относиться к нему с некоторой подозрительностью, а всё ли у него в порядке с головой, хоть и не показывал этого, кроме того, сам Дон рекомендовал нам всего лишь припугнуть его. Кроме того, погода была паршивая, был сильный ветер, и хлестал ливень. Серджио вышел примерно через пару минут после меня.
- Ну так что, давай обговорим план ещё раз, дружище.
- Ага, - ответил ему я, - что бы ничего не упустить. Мы берём такси, едем загород и оставляем тебя в условленном месте.
- Далее ты едешь к его дому и сигналишь ему, - судя по всему, Серджио хотелось поскорее заняться делом, - Чарли заверил нас, что тот тип ждёт такси, что за ним должны приехать определённые люди. Ты везёшь его ко мне, и тормозишь, ссылаясь на поломку. Ну а далее выспрашиваем его, что и как.
Я кивнул, и мы направились к нашей машине, которую ещё вечера заранее нам приготовил Ральфи и пригнал её к «Чёрному Коту».
Машина, как на зло, не заводилась довольно долгое время. Когда Серджио уже хотел выйти и проверить её, мне наконец удалось завести двигатель. Включив фары, что бы был лучший обзор, мы направились загород, в сторону аэропорта.
Дождь усиливался, нужно было соблюдать аккуратность, но время поторапливало, поэтому я решил дать газу.
Что же, я наворотил тут дел, надо было того мужика сразу убить. Но, я решил, что этого хватит, а ведь стоило догадаться, что такие алчные люди со временем не меняются. Я понимаю, ошибки свойственны всем, но стоило бы мне его убить сразу и висковарня работала бы до сих пор…
Наконец, через десять минут мы добрались до маленького сарайчика. Напоследок, перед выходом, Серджио ещё раз пожелал мне удачи. Он направился внутрь, а я поехал обратно в город. Да, не хотел бы я сейчас оказаться на его месте. Легко можно было подхватить простуду. Тот парень был не очень-то богатеньким. Жил в Хобокене, в одной из тех трущоб. Понятное дело, что ради денег он решил взяться за такую работу. Обычный работяга, которому наверняка не на что жить, или сводит концы с концами. Разве Поли был не таким же?
Нет, его не стоит убивать, но и сравнивать с Поли тоже не стоило бы... Поли не предал бы работодателя...
Дождь хлестал не переставая. Кажется, мы все сегодня изрядно вымокнем. А я только что надел новое пальто и шляпу, да, пальто было лёгкое, не утеплённое, но после того, как примет в себя пару вёдер воды, ходить в нём станет не очень-то здорово. Подъехав к его дому, я попытался выглядеть максимально серьёзным и сосредоточенным. Переждав минуту, посигналил и стал ждать. Выходить на улицу мне как то не очень хотелось. Через пару минут появился и он. Высокий, крепкого телосложения мужчина, средних лет. В одной руке он держал зонт, в другой чемодан. Да, он не был простым работягой, я ошибся, это вполне состоятельный человек, но что он делает в трущобах? Открыв левую, заднюю дверцу, он сначала сунул в машину чемодан и зонт, затем сел сам.
- Вы тот самый человек, которого прислал мистер Барретт? – поинтересовался он у меня, максимально комфортно усаживаясь.
- Да, это я. Если хотите, можете называть меня по имени, Генри.
Глупец, так открыто спрашивает, как быдто я ему признаюсь, что я вовсе не человек Барретта, а подсадная утка. Кажется, тот меня начал узнавать, но вот прошло уже с тех пор весьма много времени, шляпа моя загородила пол-лица, да и сумерки на улице, скорее всего, он ничего не заподозрил.
- Ага… ага… - он заметно волновался, - Если вам не сложно, давайте выедем по другой дороге? Вас ведь это не отяготит?
- Нет, что вы, мне сообщили, что за вами может охотиться Мафия.
- Ага, да… – он довольно сильно дрожал, - всё правильно, пожалуйста, поехали тут, через стройку, объедем район с другой стороны.
- Как пожелаете.
Мы неторопливо стали выезжать прямо на тротуар. Ехать надо было осторожно, хоть пешеходов и не было, а всё-таки я предпочитал дать машине разгон, только оказавшись на ровном асфальте. Через пять минут, мы наконец выехали за город. Стараясь не пропустить сарайчик за пеленой дождя, я заранее начал сбрасывать скорость.
Мой попутчик явно занервничал. Через минуту мы остановились. Немного покопавшись около зажигания, я повернулся к нему, и хотел было сказать, что машина заглохла, но тут резко его дверь открылась, и Серджио вытащил его.
- Стой! Стой, Серджио! – резко крикнул я, выскакивая из машины, - нам надо его… Твою мать…
Я добежал до места, но было, кажется, уже поздно. Морелло, саданул его пару раз ножом.
- Какого чёрта ты натворил?! – набросился я на него с криком, - Дон же ясно дал понять, что нам надо его расспросить, припадать урок! Чёрт, Серджио…
Я облокотился об крышу такси и несколько мгновений стоял неподвижно, глядя на то, как лежавший в крови мужчина тихонько умирал. Что бы он не мучился, я сделал пару выстрелов из револьвера. Теперь, после того, как Серджио его порезал, дознаться чего-либо было невозможно.
- Давай уберём его отсюда, да поскорее, я чертовски промок, - взяв его за ноги, я продолжил, - ну вот зачем ты сразу взялся за оружие? Кто тебя просил? Дон же ясно дал понять…
- Сэм, чёрт тебя подери! – взорвался Морелло, выпустив труп, когда мы его донесли, - он заложил нас Барретту! Из-за него я не могу выпить нормального виски! И ты ещё спрашиваешь, зачем? А Дон Пеппоне… Знаешь, Сэм, - немного остудился он, - какой то уж больно мягкий. Этот ублюдок нас заложил, а он решил его отпустить? Чего-то выспрашивать? Да я больше чем уверен, что этот хрен ничего не знал. Ладно, Сэм, поехали…
- Поехали?! Ты сказал: «Поехали»?
Собирался ли я терпеть Такое? Нарушить прямой приказ Дона, который явно лучше знает, что делать. Нарушить приказ, поддавшись собственным глупым эмоциям. Ослушаться Дона? Ослушаться человека, который умнее нас всех?
Одной рукой я ударил Серджио по почкам, второй отправил превосходный хук в челюсть.
Серджио едва соображал, глупо валяясь на земли.
- Слушай сюда, подонок. Ты привёл меня к Семье, я тебе дам ответную услугу, сегодня Пеппоне я совру, но больше…
Я поднял Серджио на ноги и опёр на машину.
- …Больше близко ко мне не подходи. Я тебя, если надо, застрелю и сделаю это с удовольствием.
Напоследок я долбанул эту мразь по шарам, благо бильярд научил меня с ними обращаться.
Бизнес в полной заднице, мы лишились основного источника дохода и терпеть новые выходки, которые приводят нас к фиаско, я не намерен, что я сейчас доступно объяснил Серджио.
Виски, бильярд и мысли о будущем.
18 сентября 1928
Сэмюэль Моретти:
Словно вторя происходящим событиям, некогда тёплая осень навалилась на нас внезапной метелью. Вьюга быстро таяла на земле, оставляя за собой мокрые следы, температура пока ещё не опускалась ниже нуля, так что, помимо непроглядного снега, город так же заполоняли невероятных размеров лужи.
Дни шли один за другим, пошёл уже почти месяц, однако Пепоне пока не начинал делать что-либо кардинальное, в то время, как Барретт, орудуя копами и жидкими остатками городской дружины, активно закрывал бары на окраине, правда, пока не совался в более охраняемые заведения.
Сегодня и у меня был свободный день, его я провёл в Чёрном Коте, ожидая срочных поручений, но тщетно, под вечер я отправился в свежеиспечённый Бар Сальери, там в такую погоду мне самое место – любой шикарный ресторан я всегда предпочту уютному и маленькому барчику.
Что удивительно, туч на улице не было, безоблачное небо отражало почти полную луну, свет которой пробирался на улицы Лост-Хэвена, с трудом проходя сквозь вьюгу.
Идти было недалеко, вскоре я уже был в баре.
- Здравствуй, Сэм!
Этот Луиджи был намного более приветлив, чем предыдущий бармен.
- Доброй ночи.
На улице и вправду был уже почти час ночи.
Конечно же, это время я с удовольствием бы провёл за бильярдным столом, разыгрывая одиночную партию. Бильярд стоял отлично укрытой от посторонних взглядов комнате, зато комнату начальства я отсюда видел великолепно, очень уютная бильярдная. Я разложил шары в треугольник, сразу же разбил и начал размышлять над получившейся картиной.
- Сэмюэль! - ко мне заглянул освободившийся бармен. – Не желаешь чего?
- Виски, пол-порции.
- Я мигом!
Пока бармен отлучился, я раскурил сигару, и белым шаром от борта закатил восьмой.
Что же затеял Барретт? Что он за человек? Пожалуй, я бы сказал о нём много, сойдись мы в бильярдном поединке, или за покерным столом. Он определённо импульсивен, и самоуверен, но, при том, инициативен и, конечно, умён. Но, как и все политики, он не видит жизни простого народа. Ведь, чем руководствовались люди, принимавшие сухой закон…
- Сэм, прошу твою порцию. – Луиджи принёс мне стакан.
- Спасибо, Луиджи. – я отхлебнул немного солодового напитка.
Так вот, чем ведь руководствовались те властьимущие, что приняли сухой закон? Они решили, что деньги потекут не сторонним барам, а напрямую в казну. Ну, вот скажите мне, что мешало создать муниципальные заведения, подконтрольные доходами правительству, в которых цены будут снижены, денежки потекли бы рекой, хоть были бы недовольные владельцы баров, такого резонанса не было бы точно. Хотя, я уверен, что принято это дело в верхах вовсе не просто так, а Барретт оказался лишь оружием в теневых играх властных лиц.
Точным ударам я напрямую забил четвёртый шар в лузу и затянулся сигарой, продолжая оценивать ситуацию на столе.
Если уж выбирать, от кого Семья должна быть повергнута, то, наверное, я бы выбрал именно умного и образованного Барретта. А ведь враг может появиться откуда угодно, как показало время.
Серджио Морелло, он всегда своей прыткостью и агрессией был словно уменьшенной копией старшего, своего, брата. Однако, Морелло старший никогда со мной толком не общался, предпочитая разве что бросаться надменными взглядами, так что эгоистичную натуру этой семейки я тогда разглядеть не мог. Был ли Морелло наглецом – конечно, но так уж выходило, что его интересы с интересами Семьи пересекались. Но стоило его слабо мотивированной агрессии вырваться наружу, как он наплевал на то, что нам важно, предоставив даже Пеппоне искать Барретта самому. Для Серджио было главным, что акт мести свершился. Подлый, наглый ублюдок. Вот уж от кого нам бы следовало избавиться, высоким интересам Дона этот человек ни к чему.
Сделав ещё глоток, уже начинающего затуманивать мою голову, виски, я ударил белым шаром по пятому, тот откатился, срикошетил по стоящему рядом с лузой третьему. Тот, конечно, закатился, почти сразу же я забил теперь находившийся около лузы пятый.
Ну а Дон, я не устану этого повторять, не переставал меня удивлять своим самообладанием, почти всегда он со всем разбирался без труда, а когда у него что то не получалось, ему всегда могли помочь его капо. Мне было приятно находиться на службе у такого именитого и разумного человека. Пеппоне отчасти это противопоставление Барретту. Его альтер-эго по другую сторону закона. Я бы с большим удовольствием стал таким же, как Пеппоне, но вот, пока что, никак не продвинусь, впрочем, быть лидером среди солдат Мафии тоже весьма неплохая работёнка.
Шестой и первый шар разлетелись по разным лузам после одного очень точного и невероятно элегантного удара.
Кого бы я выбрал на место капо, будь я сам Доном? Ну не Серджио, это уж точно. Поли, это понятное дело, он человек простой, резкий с хитрицой и преданностью. А ещё, что удивительно, я бы выбрал сына Барретта, нашего информатора, Чрльза. Этот человек обладает качествами Барретта старшего и Поли одновременно. Вот только, мы с ним не так уж часто видимся, поэтому моё мнение о нём вполне могло быть домыслом, сложившимся в голове.
Седьмой и пятой шар я закатил уже не столько играючи и с двух попыток, алкоголь потихоньку нарушал координацию, да и не только её, раз уж мысли мои становились более мечтательными, а отношение к окружающим более положительным.
Ну а вот кого бы я хотел видеть после ухода Дона на пенсию, так это Эннио. Так же, как Серджио был малой копией своего брата, Эннио был малой копией Пеппоне. Если речь шла про стрельбу, тут без сомнений выигрывал бы второй капо – Морелло, но именно по тем дипломатическим делам, какими так славен был Пеппоне, Сальери был очень на него похож. Пожалуй, стоит об этом с кем-нибудь потолковать по подробнее.
Остальный шары я забил с меньшим энтузиазмом, зато виски допил с удовольствием. А за окном, тем временем, таял первый снег.
Банкет и договор.
19 сентября 1928
Джеймс Барретт:
Через месяц после того, как набег гангстеров полностью уничтожил типографию, я решил лично вложить деньги, но не для восстановления, а для того что бы на её месте построить небольшой мотель, с парочкой номеров, парой бильярдных столов и баром.
Методом проб и ошибок, я решил, что город настроить на антиалкогольные настроения, пока что, мало возможно, закрытие баров официальных привело к появлению баров подпольных, увы, пока что мне следовало лишь признать, полиция города была слишком разрозненной и коррумпированной, что бы справиться с бандитами, а люди, состоявшие в моей Городской дружине, обычно нанимались для солидных выплат, первая же крупная стычка отбила охоту на меня работать у многих, так что увольнения шли одно за другим. Конечно, эта мера временная, стоит немного ослабить криминальных баронов, так мы сразу же их прижмём. А позже закроем тот самый бар в отеле. Народ, конечно, будет недоволен, однако наши главные противники уже будут за решёткой.
Да, я собирался легализовать алкоголь, но только в одном месте и строго под моим контролем. Сумма на восстановление и строительство весьма не маленькая, но если взять немного из городского бюджета, так, что бы никто не заметил, то денег вполне хватит. Я проснулся рано, на улице было пасмурно, только что прошёл небольшой дождь. Быстро позавтракав, я отправился в Первый Национальный Банк. Решил взять такси, что бы лишний раз не тревожить Морти, да, я ему доверял, но всё-таки сейчас я собирался взять деньги из бюджета города на свои собственные нужды, и свидетелей мне было не нужно. Кроме того, нечего лишним людям знать, чего я затеял. Надев новый зелёный пиджак из твида, и прикрыв его пальто, я отправился на прогулку. Выйдя на крыльцо, и глотнув воздуха, я сразу же остановил такси, которое как раз показалось из за поворота. Заплатив заранее, со всеми чаевыми, я указал ему следовать до Центрального Острова.
Погода ныне доверия не внушала, но пока что светило солнце.
Через десять с небольшим минут, я вышел неподалёку от Банка, и направился к нему. По пути мне встретился патрульный, он лишь легко кивнул. Да, деньги нужны были мне не только для того, что бы построить какой то мотель… Кое-какую сумму я намеревался потратить на парочку влиятельных людей, что бы они оказали мне поддержку и я смог беспрепятственно занять пост в департаменте полиции. Да, сейчас там временно находился какой-то парень, но мне нужна была вся полнота власти в городе. С этими мыслями я зашёл в Банк и направился прямиком к его директору, на второй этаж. С ним я был хорошо знаком, поэтому проблем быть не должно.
- Здравствуй, Боб, - поприветствовал я его, зайдя в кабинет и усаживаясь за стул.
- А, это ты, Джеймс, добрый день, добрый день, - ответил он мне, убрав какие то бумаги в стол, - тебя привело что то важное, так ведь? Иначе, зачем тебе заходить прямиком ко мне, а?
Я поставил на стол бутылку дорогого вина, и заговорил.
- Видишь ли, мне не хватает некоторой суммы… Я собираюсь вложить деньги в небольшой мотель, хочу построить его на месте сгоревшей типографии. Знаешь, кажется, это прибыльное дело.
- Джеймс… - укоризненно посмотрел он на меня, - ты же понимаешь, бюджет, городской бюджет, имеет резервы здесь, да, но я не могу вот так вот запросто им распоряжаться и выделять кому то суммы на их личные цели. Тебе стоит поговорить не со мной, а сам знаешь, с кем?
- Знаю, да, но я пришёл именно к тебе, Боб, и надеюсь на твою помощь.
- Да… Интересная ситуация получается, ты не находишь, Джеймс? Ладно, я тебе вот что скажу. Сегодня вечером, к шести, приезжай в Отель Корлеоне. Там сегодня состоится его открытие и приедут все высокопоставленные шишки нашего города. Вот там, за обедом, ты и сможешь поговорить со всеми, кто тебе нужен, но я тебе помочь не могу ничем, извини. Кроме того… Скажу тебе по секрету, Джеймс… Не ты один пользуешься резервами – добавил он шёпотом.
- Ладно, ладно… Убедил… Итак, значит, сегодня в шесть, да?
Директор Банка кивнул, а я вышел на улицу. Значит, резервы используются не по назначению… Кто то, кому очень нужны деньги. Но кто?..
Очевидно – те, у кого сейчас деньжат не хватает. Значит, я теперь точно знаю, что гангстеры действительно обделены ресурсами, не зря я спалил ту конторку, висковарню, то бишь.
Пожалуй, надо бы заглянуть в Муниципалитет.
Это здание до сих пор меня пугало, после того, как тихо и незаметно там пришили одно из главных лиц города. Увы, с тех пор напрямую я уже не действовал – полунамёки, вот теперь что мой удел. Зато я жив…
Перейдя дорогу, я сразу же оказался перед зданием. Сегодня у меня был выходной, но надо бы заглянуть, вдруг я застану на работе кого-либо из знакомых по отделу. На проходной в музей была уйма народу, и неудивительно, сегодня была суббота. Практически сразу мне на встречу вышел рослый детина под два метра ростом, он был у нас за начальника смены охраны. Поприветствовав его, я спросил, есть ли сегодня кто-либо из моих коллег по отделу, он сказал, что нет, но сегодня вечером все они приедут к Отелю Корлеоне. Похоже, сегодня намечается славная гулянка. Да, пожалуй, можно бы приехать туда. Возьму ка я с собой Чарли.
Немного прогулявшись вдоль по улочке, я взял первое же такси и поехал домой. Вечер намечался, что надо.
Домой я вернулся в прекрасном расположении духа. Уже никто не спал, все занимались какими-то делами. Я нашел Чарли в одной из комнат, он рассматривал картину.
- Чарли, не хочешь сегодня посетить один банкет, по случаю открытия отеля Корлеоне?
- Опять политика, деньги… Мне будет неинтересно, ты же знаешь, но я поеду. Всё же, открытие такого здания, это событие большого масштаба – ответил Чарли, проворачивая план, как бы подслушать и посмотреть как можно больше всего.
- Ну и прекрасно, тогда, к шести часам нам надо быть на месте.
Ну, а пока что, у меня была ещё куча писанины. Сложно поверить, сколько писем с мольбами мне присылают каждый день. И каждому должен я написать, что денег от меня ждать не надобно.
Однако, уже к пяти часам вечера я уже заканчивал дела с костюмом. Да, кажется, этот цвет мне к лицу. Поправив галстук, я зачесал волосы назад и спустился вниз. Намного подровнял свои усы. Чарли как раз тоже закончил свои приготовления. Костюм у него так же был, что надо. А вот Морти, увы, объявил себе выходной. Пришлось нам брать такси. Неудобно это. Скажу я вам, да и не очень-то солидно, но, когда иных вариантов нету, то хватит и такого. Через десяток минут мы остановились недалеко от этого отеля, дальше проехать было невозможно, кругом была куча народу. Не успел я выйти из машины. Как ко мне сразу же подошли мои коллеги по отделу. Ну а Чарли решил пройти вперёд и посмотреть, что там происходит и когда уже это всё закончися. Моросилbr / Начало раскола. небольшой дождь.
- Надо же, Джеймс, и ты приехал посмотреть на это шоу? Или же ты решил на халяву набить живот, а? Ха, ха…
- Ребята, не в курсе, Джонс здесь?
- Разумеется, тут, все тут, где же им быть? Чёрт, ну и погодка, пошли давай скорее, ты элита, тебе надо в первые ряды, пошли, пошли…
Они протолкнули меня вперёд, где Оливер Джонс произносил речь по случаю открытия.
- Уважаемые жители города, наконец-то, после столь длительного ожидания мы все сможем насладиться выполненной работой и оценить масштабы этого здания. После того, как пройдёт официальная часть и нам будет показано всё, что нужно, последует неофициальный ужин, я бы даже сказал, банкет, по случаю открытия. Увы, не все из вас смогут туда попасть, а только лишь избранные, а вот и тот, кого ждал, наконец-то, Джеймс, поднимись сюда, скорее.
Он показал на меня, и я подошёл. Разумеется, не трудно было догадаться, к чему это всё. Перерезать ленточку он решил вместе со мной и с парой других влиятельных личностей.
- Скорее бы это всё закончилось, мне надо поговорить с тобой, Оливер – шепнул я ему, отрезая часть ленты.
- Позже, Джеймс, позже, когда будем за столом, потерпи, через пару часов там всё приготовят.
- Пара часов? Ты спятил? Я не собираюсь бродить по этому отелю грёбаных два часа, что бы перекинуться с тобой несколькими словами.
- Не горячись, Джеймс… Придётся подождать, - он повернулся к остальным, - А теперь, уважаемые, прошу внутрь!
Около пятнадцати минут прошло, пока все, кто стоял на улице, зашли внутрь и сняли верхнюю одежду, было тепло. Даже очень. Вопреки тому. Что я хотел поговорить с Джонсом, меня привлек размах, с которым был построен этот отель. Особенно внутри.
Красные, премиальные обои, уютные кожаные кресла – рай для богемы, коей я и являлся.
Наконец, закончилась эта тягомотина, хотя, в целом, отель и его внутреннее убранство мне пришлись по вкусу. Но начиналось самое главное, теперь я, наконец, смогу поговорить с кем хотел.
Большой зал, в котором находилось несколько столов, представлял собой большое помещение, с большими окнами, выходящими на заднюю часть отеля, что не мешало сидящим, спокойно наслаждаться едой и разговаривать, ни на что не отвлекаясь. В банкетном зале осталось всего человек тридцать. Чарли тоже тут был, по моей просьбе. Он сел за один из столов, прилегающих к первому окну, ближнему к выходу, ну а меня пригласили сесть за самый дальний стол, там, где собрались самые влиятельные люди города.
На столе помимо двух бутылок дорогущего виски и вина, были так же и другие не менее изысканные вещи. Тарелка варёных раков, пара неизвестных мне салатов, креветки в соусе, мясо, порезанное на ровные куски, приправленное острым перцем и ароматной зеленью, несколько более простых блюд. Я сел рядом с Джонсом, напротив нового городского судьи.
Поприветствовав всех, кого ещё не видел, я сел и стал накладывать. Положил я немного салата, и кусок мяса, разбавив всё это половиной бокала виски. Я решил расслабиться, ну а что, раз отдыхать, так на полную, верно? Кроме того, на трезвую голову дела не решаются, надо было, что бы у некоторых развязались языки.
- Итак, Джеймс, что ты хотел мне сказать? – спросил Оливер, доставая одного из раков.
- Я хотел спросить на счёт выделения небольшого капитала из городского бюджета. Я тут решил построить на месте сгоревшей типографии небольшой мотель, что бы приезжие могли там немного отдохнуть. Да, и неплохо было бы легализовать там спиртное, и тогда заведение точно приносило бы прибыль.
- Хм, а ты уверен, что гангстеры не заберут его под себя? Кстати, как там Дружина твоя?
- У меня для них подготовлен небольшой сюрприз. Как только мы завершим строительство этого мотеля, я предлагаю бросить все силы на борьбу с бандитами. Но не открыто, слишком много жертв, нам и так хватает сейчас забот. Я предлагаю начинать внедрять в неё наших людей. Ну, или увеличить число наблюдателей в ночное время. Что скажете?
- Джеймс, а ты не думаешь, - сделав глоток вина, заговорил Дик Милльс, владелец таксопарка, - что всё вот это, что ты сейчас делаешь, уйдёт псу под хвост, а?
- Не волнуйся, Дик, в любом случае, ты занимаешься такси… И тебя это всё касаться не будет, тебе то какой вред от этого?
- Он прав, - заговорил судья, - вот мы сейчас решим построить мотель, а его под себя возьмут. И вся их выручка будет идти мафии.
- Я через пару недель предоставлю вам план на будущий год по борьбе со всей этой нечистью, вы останетесь довольны, господа – я сделал глоток виски, - превосходно…
- Хм… А знаешь, если увеличить число наблюдателей, мы сможем без шума, тихонько прикрывать все эти лавочки. Но всё-таки немного ослабить их влияние можно. Предлагаю на территории Палермо сделать наш собственный склад, да хотя бы и для такси, а?
- Не плохая идея, Оливер, спасибо за поддержку, - поблагодарил его Дик, - тогда я смогу расширить свою компанию и прибыль увеличиться…. Где то на сорок процентов.
- Прибыль, это здорово. Но не мы одни, господа, распоряжаемся бюджетом города и его инфраструктурой. Нам нужно поговорить об этом с Лоуренсом, а он приедет не раньше, чем через пару дней. А пока мы можем насладиться этими замечательными раками….
- Господа, пожалуй, я затянул время своего визита… У меня ещё есть дела.
- Стой, Джеймс, сядь… Ты ещё не всё видел. – остановил меня Оливер, - тут ещё будет не мало всего.
- Нет, пожалуй, я всё таки поеду… Чарльз, нам пора.
«Лучше бы деньги с этого банкета пошли мне на этот мотель… Я уверен, что суммы, которую они выделили на это мероприятие, хватило бы на всё, что я запланировал… чёртовы бездари»
Именно так я думал, сидя в такси, которое увозило нас домой.
Троянский конь.
25 сентября 1928
Джеймс Барретт:
День выдался на удивление приятный и даже солнечный. В начало декабря, обычно, не так свежо, как сегодня, впрочем, настроение от этого стало лишь лучше. Вчера я взял небольшой отгул, что бы лично присутствовать на установке столов для игры в бильярд в мотеле, а заодно съездить в хороший ресторан, куда мы давно не заглядывали. С самого раннего утра я сообщил Морти, что бы они вместе с Чарльзом подъехали к двенадцати часам в ресторанчик «Радуга», который совсем недавно открылся. Сам я, меж тем, сразу же оделся и на такси отправился загород. Надо было поспеть к десяти. Я очень порой не против сыграть в бильярд, хотя предпочитаю шахматы, да и люблю следить за процессом.
О моём приезде знали заранее, поэтому, хоть я и опоздал немного, без меня установку не начинали. Я же сам и распорядился, куда их лучше поставить. Пары столов однозначно хватит. Примерно через час мы закончили возню с этим делом. Мне предложили сыграть партию, но времени у меня было немного, и вместо этого я прошелся на второй этаж, заглянув в каждую из комнат. Прекрасно, мне всё понравилось, хотя до окончания работ было ещё далеко. Я попросил, что бы таксист подождал меня, и, оплатив дорогу до ресторанчика, я наконец поехал назад. Мои новые, заказанные специально во Франции, карманные часы, новое чудо техники, показывали четверть двенадцатого. Торопиться ныне было некуда и я спокойно погрузился в свои думы.
Морти и Чарльза ещё не было, и я решил немножко пройтись по улице, осмотреть её. Открытая площадка перед ресторанчиком была хорошим местом. Вскоре подъехали и они. Встретив их, мы направились внутрь.
В отличие от остальных, я заказал лишь небольшую кружку пива. Хотя, на улице лежал снег и было несколько холодно, но сейчас оно пришлось как нельзя кстати. Через пару минут мы начали беседу.
- Ну так что, Чарли, как работа?
- Потихоньку, отец. Есть вариант стать на ранг повыше, но я толком не уверен, что мне вообще место в больнице…
- Возможно, тебе стоило бы начать карьеру политика? В кой-то веки.
- В политику я успею, хотел бы попробовать себя в редакторском деле.
- Запомни, сын мой, у тебя ещё лет пять есть невероятный козырь – молодость. С ней тебе открыты дороги всюду, пока ты полон сил и энергии ты можешь стать кем угодно, поменять работу сотни раз, найти своё признание и призвание. Я уже, как ты понимаешь, не столь молод, мои амбиции умеренны, если моя работа вдруг покажется мне скучной, я едва ли сумею придумать, чем бы мне ещё таким заняться.
- Ну не скажи, папа, не скажи… Ты в расцвете лет, так же солидность обязывает, к твоему мнению прислушиваться станут, а кого интересует мнение юнца-наглеца, сидящего, по мнению общественности, на шее отца-богатея.
Вот тут я уже не сдержался и позволил себе широкую улыбку, ибо Чарльз размышлял ровно по тому шаблону юношеского максимализма, какой я себе представил в голове. Он не учитывал самого главного аргумента…
- А теперь скажи мне, Чарли, к чему вся эта солидность, если желание искать новую профессию уже нет? Послушай, известен ли тебе образ возрастной культивации? Позволь, я тебе объясню…
Я доел остатки блюда и продолжил.
- У всех нас есть идеи, мысли, а так же общее их направление, составная часть характера, скажем так. Вот, к примеру, я знаю, Чарльз, ты начал увлекаться гонками. Запомни этот момент, я к нему ещё вернусь. Так вот, влияние ли однотипной работы, потери детской фантазии, своего рода, творческой импотенции, или отстранённость интересов в жизни, так, или иначе, человек идёт словно по спирали, натыкаясь в разные свои года на одни и те же суждения. Со временем эти суждения будут твоей второй натурой, единственным предметом для разговора, целью жизни, если желаешь. Я не так стар, но уже это за собой замечаю – люблю я политику, а с каждым годом всё больше, тошно мне от осознания того факта, что когда ты будешь моего возраста, я стану старым скучным интриганом, получающем эстетическое удовольствие отнюдь не от книг и картин, а от того, что я ставлю нужных мне людей на нужные должности и убираю неугодных. Представь, что гонки со временем станут твоей целью жизни, и единственной радостью. Неприятно, правда? Так вот, я это к чему… Ах, да-да. Ты молодость свою береги, ты гибок ещё и в состоянии свои интересы менять. А вот я уже из политики не ногой.
В дальнейшем ели мы молча, кидаясь пустыми фразами, Чарльз был заинтригован моим изречением, было бы неплохо, если бы он его учитывал и в дальнейшем.
Примерно через полчаса Чарли указал на парочку машин, которые, казалось бы, ехали прямо к нам.
Из автомобилей посыпались люди в чёрных плащах и со скудным вооружением.
Морти сразу же взялся за Магнум, который он всегда с собой носил, но, как я и надеялся, он не понадобился. Внезапно площадь окружило несколько машин полиции. Ребята это были, что надо. Практически каждый из них имел помповое ружьё при себе. Из нашего кафе, из склада, подсобного помещения, выскочило несколько парней в простой одежде. Каждый при себе имел Томпсон. Это были парни из моей дружины.
- Полиция Лост-Хэвена! Бросьте оружие! Вы все арестованы! – проговорил один из полицейских.
Последовало в ответ несколько выстрелов. Да, гангстеров просто так не взять. Моя дружина ответила им дружной очередью из автоматов, а полицейские открыли огонь из ружей. Половину уложили сразу же. Другие, на моё удивление, сдались. Что же, пятеро мафиозо это не так уж и плохо, верно?
Когда мы уже уходили из бара Чарльз спросил:
- Отец, откуда так быстро приехали полицейские?
- Хочешь жить – умей вертеться, я неделю распространял через определённых людей информацию о том, что тут меня подловить гангстерам будет проще всего, правильно разбросанные фразы, несколько доплат и мои оппоненты по другую сторону шахматной доски прибежали яко марионетки.
- Мда, отец, хорошая многоходовка, страшно мне представить, каким же ты будешь интриганом к шестидесяти…
Едва ли Чарли понимал, что говорил, но улыбка с моего лица сошла невероятно быстро…
Слежка.
30 ноября 1928
Сэмюэль Моретти:
Прошлой ночью город засыпало снегом, так что утра можно было увидеть кучу народу, которые очищали улицы.
Дон Пеппоне сказал, что хоть сегодня и нет ничего запланированного, а всё же нам надо собраться в кабинете. Выйдя на улицу, я поправил пальто и махнул такси. Погода стояла солнечная и морозная – не самый плохой расклад для конца ноября.
Сегодня на место Риццо должен встать новый человек, Дон сам за него поручился и теперь хочет нас познакомить. Это был его хороший друг, а уж друзей босс выбирает качественно.
Снаружи, когда мы подъехали к бару, была парочка наших постоянных посетителей. Я часто встречаю их тут.
Выйдя из машины, я кивнул им и зашел внутрь.
Повесив шляпу и пальто, я тотчас же отправился в кабинет. Там собрались все, кому надлежало быть. Сальери, Морелло старший, младший сегодня нас своим присутствием не почтил, сам Дон. Рядом сидел человек лет сорока «Крепыш» - так хотелось бы сказать о нём, если компоновать общее впечатление в одно слово. Строен, не по годам подтянут, а рост даже не позволял ему толком умещаться на стуле, физиономия уличного вышибалы, на таком обрубке забавно смотрелись дорогой костюм и аккуратные, тонкие усы, однако эти атрибуты своё дело делали – придавали солидности. По выкладке и тому, как держал себя, смотрелся, словно военный на параде, не исключено, что и вправду был военным. Строен, подтянут. В руках небольшая, особенно на фоне его кулачищев, трость. Да, скорее всего отставной офицер. Дон указал взглядом на моё место и начал говорить.
- Как вы знаете, господа, после убийства Риццо, его место занял Сэм. Сегодня я решил познакомить вас с ещё одним моим другом. Он долгое время косвенно входил в состав организации и знает о многих наших делах. С другой стороны, надо было уже давно вам его представить. Это Доминико Марино. Ему известно практически всё. Просто до этого момента я считал, что пока он остаётся в тени, у нас будет дополнительная поддержка, так скажем, козырь на случай, когда наши дела пойдут плохо. Что же, я не прогадал, правда? Пожалуй, черный день настал. Кстати говоря, большинство мыслей мы с Доминико вдвоём обговаривали, после чего я говорил об этом вам. Доминико, тебе слово.
Пока новый член Семьи вставал, так мощно опершись на стол, что тот жалобно заскрипел, вокруг начался небольшой гул переговоров между собой. И это было оправданно – странно было на месте Дона преподносить нам такой сюрприз, как теневое общество мы всегда следили за конспирацией, а тут выясняется, что сам Дон основную информацию сливал кому то на стороне. Не по себе становилось от таких заявлений.
- Благодарю. – тем временем продолжил гость. - Итак, вы знаете, как меня зовут, и что я долгое время вхожу в состав Семьи, более того, Дон Пеппоне говорил мне о многих делах. Положение у нас, надо сказать, не самое лучшее. Но выход есть всегда. Насколько нам известно, от нашего информатора, Чарли, это покушение было разыграно Барреттом, что бы взять наших ребят. Он решил разыграть покушение… Что же, я думаю, сейчас мы могли бы взять его под наблюдение. Он давно уже смотрит за нашими барами, можно бы начать следить и за ним. Узнать его распорядок дня, привычки, места отдыха, в общем, как можно больше о нём. Да заодно мы могли бы выяснить, каким образом он причастен к пожару в клубе Палермо. Выяснив это, мы сможем проследить ход событий, и выйти на определённого человека или людей, которые исполнили эту задачу.
Пока что Доминико раскидывался глупыми аксиомами, давно нам известными, зато скомпоновал какой-никакой план, в любом случае, я всё ещё недоумевал, подобную стратегию мы бы составили и сами, ну, нет худа без добра, я узнал, что в принципе есть ещё один знакомый дону капо, хоть немного обнадёживающая информация за последние дни.
- Вот что я думаю, нам стоит найти на улице парочку ребят, которым мы могли бы доверять и пусть они следят за Барреттом и изучает его распорядок дня. Если это его рук дело, в конце концов он свяжется с тем, кому поручил задание избавиться от нашего виски. Правда, если он пользовался услугами кого то, о ком не сообщал никому, скорее всего, это может повредить его репутации. С этого мы и начнём. Что думаешь, Пеппоне, ты же у нас Дон, как никак? – он положил свою трость на колени, и закурил карманную трубку.
- Ты, как всегда прав, Доминико. Я согласен с твоими выводами и решением. Поли, тебе предстоит следить за Барреттом всю последующую неделю. Затем…. Сэм, сменишь его после.
Я лишь кивнул.
- Пожалуй, я засиделся тут у вас. Мне надо сделать ещё пару дел, а заодно я заеду к Фрэнку, могу сообщить ему некоторые важные детали, и что он может скоро понадобиться нам.
- Да, - Пеппоне кивнул ему, - надо бы узнать у него кое-что, скажи, что бы к вечеру приехал, ладно?
- Конечно, - он встал, надевая шляпу, которую всегда носил с собой, - всем счастливого дня.
***
Доминико Марино вышел из бара «Чёрный кот», и как раз зашли двое завсегдатаев заведения. Вскоре вышел ещё один человек, допив свой кофе и расплатившись, он пошёл по пятам за Доминико.
Он шёл на довольно большом расстоянии от своего объекта наблюдения. Перейдя дорогу, Доминико направился к трамваю.
- Такси! – свистнул наблюдатель проезжающему мимо.
Попав в автомобиль, он сказал:
- Если можете, следуйте за тем трамваем, когда я скажу, остановитесь, но только держитесь от него на некотором расстоянии. Хорошо?
- Двойная такса и я хоть за детской коляской поеду, приятель.
Такси ехало порядком двадцати минут, затормозив только около Оуквуда.
В дальнейшем наблюдатель следовал за Марино пешком, пару раз останавливаясь, пока тот не зашёл в дом, а наблюдатель позвонил из ближайшей будки.
- Алло, шеф?
- Что у вас? – послышалось на другом конце, - Есть новости?
- У меня тут довольно интересная информация, шеф, кажется, я смог обнаружить ещё одного из их компании. Не могу утверждать, у него характерная внешность, однако я увидел его впервые. Он, тем не менее, сегодня посетил их зал, в баре. Можно сделать предположение…
- Говорите по делу, детектив. Что удалось выяснить?
- Я проследил за ним до самого дома. Живёт в Оуквуде, второй дом слева от дороги, по правую руку. На вид лет под сорок, высокий, подтянутый, весьма крепко выправлен. Автомобиль Falconer, малинового цвета, стоит около дома. Номер 2А7794. Вот, пожалуй, и всё. Но мне ещё кажется, что он заметил меня…
- Я вас понял... Хорошо, благодарю за информацию, детектив, можете возвращаться.
Однако, почти сразу же вышел Доминико из дома и уехал в малиновом Фальконере, наблюдатель поспешил продлить таксиста и вскоре высадился вместе с Доминико около Первого Национального банка.
Вошёл он в него незамеченным и остановился в холле, закрывшись неприметной газеткой. Краем уха стал слышен разговор из закрытых отсеков:
- Здравствуй, Доминико. Тебя прислал Дон?
- Да, конечно. Фрэнк. Послушай, нам нужна ещё одна небольшая часть денег. Я уверен, ты мог бы нам помочь.
- А разве у вас их нет?
- Тише… Тише, Фрэнк, они есть, но они все обращены в дело, а нам нужны на руки. Дон хочет провести эту аферу под легальной сделкой.
- Оформление кредита, скажем, на несколько месяцев, устроит?
- Вполне то, что нужно, Фрэнк. Бумаги у тебя, я надеюсь?
- Да, я всё предусмотрел. Можешь не читать всё это, - он достал какие то бумаги, - а просто поставь подпись вот тут. Вот и всё. В этом портфеле, возможно, меньше, чем вам хотелось бы, но, я надеюсь, Дон знает, что я сильно рискую?
- Спокойно, Фрэнк, если что, кредит записан на моё имя, а если полиция начнет копать, то не обнаружит никаких связей с Мафией. Я чист.
- Надеюсь, надеюсь… Это всё?
- Не совсем, Фрэнк, сегодня вечером Дон ожидает тебя. Подъезжай к нему около восьми.
- Ага, хорошо, Доминико, спасибо за информации.
- Тебе спасибо, за то что выручаешь нас, Фрэнк. Дон тебя не забудет.
Она пожали друг другу и пошли по своим делам.


Ход конём.
1 декабря 1928
Сэмюэль Моретти:
Сегодняшний день наконец выдался спокойный. Первый спокойный, за последние пару недель. Я лежал в кровати и обдумывал, что же буду делать сегодня. Может, навестить Поли? Сегодня наши парни должны начать восстановление Клуба Палермо. Правда, была проблемка – на этот клуб уже претендовала одна таксомоторная компания, но без официального аукциона или тендера им была склад не заполучить. Хоть с финансами у нас и была проблема, но я думаю, уж здесь то у нас хватило бы денег, что бы выкупить клуб, если, конечно, за таксомоторной фирмой не сидят какие то более важные шишки.
Встав с постели, я позвонил Поли.
- Да?..- ответил он мне сонным голосом, - Сэм? Что-то ты рано…
- Одевайся, Поли, ещё есть дела, раньше начнём – раньше закончим. Надо бы съездить до Палермо, посмотреть, как дела у наших ребят.
- В такую рань, Сэм? На улице холод…
- Они работали всю ночь, материалы выгружали, теперь работают внутри, там должно быть тепло. Одевайся, Поли, я скоро буду.
С этими словами я повесил трубку, нацепил пальто и пошёл к нему. Идти было не так и далеко, поэтому брать такси не было никого смысла. Однако, до дома Поли я не дошёл, Поли собрался куда быстрее, чем я думал и шёл на встречу.
- Привет, Поли, - поприветствовал его я, - Что-то ты больно быстро собрался. Я не ожидал…
- Во мне говорил сон, стоит немного оклематься и я уже словно и не спал, так что поехали. – оживлённо и как то чересчур весело ответил он.
- Ага, оклемался он, хлопнул стопку вискаря небось?
В ответ Поли лишь довольно усмехнулся.
Взять такси и доехать до места оказалось делом не долгим. По пути я тоже раз веселел, было приятно осознавать, что в клубе Палермо, после такого подарка, можно выручить какую-никакую выгоду.
Расплатившись с таксистом, мы зашли внутрь.
- Эй, ребята, встречайте гостей! – выкрикнул Поли, прежде, чем зайти внутрь - виски, сигары, всё сюда, у вас сегодня важные гости.
- Тише, Поли, тут что-то не так… - прошептал ему я, когда мы зашли.
Стояла абсолютная тишина, и свет был выключен
- Включи-ка свет.
Картина перед нами предстала крайне не радостная. Четверо наших лежало в одной куче с совершенно изломанными частями, словно потрёпанные игрушки. Один свисал с торчащей из стены арматуры. Посередине на перевёрнутой бочке стояло несколько закрытых жестяных банок, осколки бутылки с виски и пепельница. Ящики стояли недалеко отсюда, значит, ребята их перетащили. Практически нигде не было крови. Наших парней отмутузили очень и очень хорошо… Но кто?
На меня накатила волна страха, несколько разряженная после того, как небольшой обыск показал, что кроме нас тут только мертвецы.
- Поли, надо бы осмотреть тут всё, а я пока позвоню в бар… Чёрт, провод перерезан. Придётся идти на улицу.
Телефонная будка, находящаяся рядом, была разбита. Какие то люди основательно подготовились к этому налёту… Твою мать.
Тем временем вышел Поли.
- Работы просто хренова прорва, Сэм… Все наши мертвы. Что делать то?
- Поехали в бар, и как можно скорее.

За день до этого.
К дому банкира Фрэнка Колетти подъехала машина с детективом. Он вышел и постучал в дверь.
- Кто там? Это ты, Мардж?
- Меня зовут Билл Паркер… Детектив Паркер, если желаете, откройте дверь, Фрэнк Колетти, нам надо поговорить.
Хозяин дома в спешке открыл дверь.
- Да, чем могу быть полезен, детектив? Входите…
Они уселись на довольно мягкий и удобный диван.
- Я перейду к сути, мистер Колетти. Вчера вы разговаривали с неким человеком, который представился вам как Доминико. Вы поговорили и передали ему какую то часть денег. Бумаги на составление кредита при вас?
- Да, если хотите, могу показать.
Он подал бумаги и после тщательного изучения, я вернул их.
- Этот Доминико Марино интересная личность, раз берёт такую большую сумму. Не подскажете, как я мог бы его найти?
Как и думал детектив, Фрэнк написал ему его адрес. Попрощавшись, он поехал не по тому, что было написано на листе бумаги, а прямиком к этому типу. Разумеется, банкир начиркал какой-то левый адрес. Вот только зачем ему это нужно? Ну а у Паркера теперь есть все основания для его ареста или хотя бы проверки.
Около дома машины не было, и детектив решил припарковаться в небольшом отдалении и просто ждать. Ждать пришлось довольно долго, он успел выкурить пару сигарет. Вскоре появился знакомый Falconer. Он не успел отойти от машины, как детектив сразу же подскочил к нему.
- Полиция Лост-Хэвена, детектив Паркер. Пожалуйста, садитесь в мою машину.
Они сели и он продолжил:
- Я хочу, что бы вы рассказали кое-что о себе. Внимательно слушайте, потому как, от этого зависит многое. Итак, кто вы? Проживаете здесь? Где работаете?
- Что вам нужно от меня? Я никогда не имел дел с полицией, и никогда у меня с ними сложностей не было.
- Здесь, мистер Марино, вопросы задаю я. Ваше дело лишь отвечать на них. Правдиво, иначе могут быть последствия.
- Какие ещё последствия? Вы решили меня испугать? Я честный человек…
- Мистер Марино, скажите прямо. Как вы связаны с Мафией?
Кажется, детектив добился чего хотел. Внезапно ощутил, как он меняется в лице, и кажется, выступил пот. Он долго молчал, наверное, собирался с мыслями.
- Зачем вам понадобились деньги? Больша-ая сума, не так ли? Кто такой этот Дон? Как вы собирались использовать их?
- Хорошо… Я расскажу вам всё. Надеюсь, я смогу после этого пойти домой?
- Вот вы и попались, господин Марино, - Паркер хитро улыбнулся, - а пойти домой, думаю, вам не суждено будет в течении лет двадцати…
Не успел повернуться ключ в замке зажигания, он с ужасом спросил.
- Как это? Что происходит? Куда мы едем? Зачем?
- Вы ведь хотели мне что то рассказать, не так ли? Мы поедем в департамент, там нам никто не помешает, Ну а затем под конвоем вас отправят в тюрьму, что на Центральном Острове.
Жизнь за виски.
5 декабря 1928
Сэмюэль Моретти:
Клуб Палермо официально был сдан полиции, которая тут же перепродала его нашей конкурентной таксомоторной компании. Удивительное дело, но каждется, здесь и вправду таилась интрига высоких чинов, ведь иначе зачем фирме гараж для такси в том складе, где когда то был нелегальный спиртзавод, да ещё и страшные убийства.
Однако, жизнь на этом не заканчивалась.
Возможно, сегодня у нас окажется первоклассное виски. Канадское, это вам не какое-нибудь пойло. Мне дважды повезло – было две кандидатуры на сделку – я и Серджио, но вот дон решил, что ситуация вполне безопасная, мои навыки не нужны, так что выбрали Серджио, а я спокойно посижу в баре и подумаю над нашей ситуацией.
Хотя нет, пожалуй, я проедусь по городу, мне надо было выкупить моё заказное утеплённое пальто – было самое время готовиться к заморозкам. Разом опрокинув стакан виски, не удовольствия ради, а исключительно для согрева, я поднялся из за стола и пошёл к выходу. Сегодня в нашем баре никого не было. Но времени ещё не много. Многие наши уехали с Серджио, а Дон и остальные поехали по своим делам.
Что же остаётся делать мне? Сделаю то, что и хотел уже давно. Утро было прекрасное. Я был в отличном расположении духа. Я сел во, всё таки купленный мною недавно Bolt, и поехал в Нью-Арк, с виду магазины там не полны того шика, что на Центральном Острове, но цены не такие большие, а качество вполне хорошее.
А народ на улице, похоже, совсем не был готов к внезапному снегу. И ладно бы снегу – на улице на днях шёл лишь дождь, так что заморозки превратили дорогу в сплошную корку льда – пеших бедняг, валявшихся на ледяном пласту, было гораздо больше, чем стоящих на ногах. За каким-то чёртом часть люда вытащила зонты – вот уж что совсем не надо при таком вялом снежке. Признаться, мой опыт автомобилиста тоже не позволял чувствовать на дороге уверенно, но я хотя-бы не упаду. Надеюсь…
Подъехав к ателье и кое-как забравшись по скользким ступеням, я попал в небольшое, увешанное разными видами одежды, помещение, в котором мороз был не меньший, чем на улице.
Метродотель без труда нашёл великолепный чёрный плащ с переливчатой синей подкладкой. Это был мой заказ, на который мне не хватало совсем немного. Теперь я пришёл, что бы его купить. Да, стоил он, конечно, не дёшево, но отдать за Такое качество стоило. Это была отличная вещь.
Не то, что бы у меня не было денег, но, после покупки автомобиля, я старался быть экономным. Выйдя из магазина, я уселся в автомобиль, отметив, что теперь мне было значительно теплее.
Теперь, пожалуй, стоило было проехать к бару Сальери, давненько я там не был. Поговорить с Ральфом, Луиджи, узнать по больше о Винченцо, да и Поли наверняка там. Я специально сказал таксисту, что бы ехал через больницу, со стороны Чайна-Тауна, мне хотелось немного расслабиться.
Чайна-Таун… Уморительно смотрелся этот пёстрый район в таком снегу – словно коп на детском утреннике. Работяги-эммигранты что-то перетаскивали в массивных коробках, судя по всему, не слишком старательно, ибо падала у них едва ли не каждая вторая. Усердие отнюдь, как я понял, китайцам не присуще, зато в развлечениях они мастера.
Пару раз я вставал на светофорах, и в такие моменты жизнь, казалось, замирает. Не люблю остановки.
Наконец, я доехал. Народу было тут неестественно много для довольно раннего времени. Луиджи, как было видно, еле справлялся, я лишь кивнул ему и направился дальше, в гараж. Ральф стоял в своей обычной позе, держа одну руку у подбородка, он всегда стоял так, когда задумывался над чем то. А перед ним прямо по центру гаража стояла машина без передних колёс. Передняя её часть находилась на подпорках, капот был открыт. Это был обычный Falconer, зачем Ральфу он нужен? Разве что, из-за цвета. Чёрный смотрелся отлично.
- Привет, Ральф. Над чем думаешь? Надеешься привести эту колымагу в порядок? Может, я и хуже разбираюсь в механике, но ведь видно, что у неё в порядке с передней осью. Разве нет?
- С-смотри, - он показал мне на точно такую же ось, только немного погнутую, лежавшую у стены, - я п-поменял их, это было не с-сложно, Осталось лишь
п-п-п-подрегулировать и всё.
Да уж, Наш старина Ральфи разбирался в машинах куда лучше, чем я, и с этим я спорить не мог.
-Хорошо. Винченцо у себя?
Он лишь кивнул, ну а я отправился к нему.
- Прости, Сэм, у меня не очень много времени. – оружейник куда то спешил. – Заскочил буквально на минутку, кофейку попить.
Пока Винни собирался, к нам зашёл Поли.
- Салют, господа! – он весело и небрежно махнул нам рукой, - Сэм, лодырь ты несчастный, поднимай задницу и поехали в бар, наши уже наверняка там. Или же ты не хочешь пропустить глоточек канадского виски, пока бутылка ещё цела, а? Хе-хе…
- Ладно, Вини, договорим тогда позже...
- Сэм, обязательно привези и мне бутылочку!
- Всенепременно, Винченцо, всенепременно, - закончил я наш разговор и закрыл дверь.
Когда мы с Поли подошли к гаражу, нас позвал Ральф. Я заметил, что машина была уже на колёсах.
- Отлично, Ральфи, молодцом, хорошая работа, дружище, - похвалил он нашего механика и, открывая водительскую дверь, обратился ко мне, - если ты так и будешь тут торчать, Сэм, придётся тебе ехать на такси.
В этой машине было немного уютнее, чем в обычных моделях или такси. Сидеть было немного мягче, да и места для ног было больше. Завелся двигатель на удивление легко, и мы довольно мягко выехали из гаража, после чего отправились к бару.
Когда мы остановились и вышли, Поли спросил меня:
- Ну, как тебе машинка, а, Сэм, хороша?
- Да, это явно более удобная модель, чем обычные. И где, интересно, Ральфи её выкопал?
- У тебя ещё весь вечер впереди, что бы думать над этим, идём.
Когда мы зашли, в баре было практически так же пусто. Мы не успели снять шляпы, как из кабинета вышел Дон. Вид у него был несколько встревоженный.
- Мальчики, стойте. Серджио нет долгое время, может, грузовики встали где-нибудь. Нужно проверить, поезжайте на ферму, загород, и посмотрите, где там наши парни.
- Вот тебе раз. - раздосадовано произнёс Поли, когда мы садились в машину, на этот раз водителем был я, - наших, оказывается, ещё не было… Что то тут не так, Сэм…
- Расслабься, всё путём, наверняка они где-нибудь застряли, сейчас там дорога гораздо хуже, чем тут, у нас.
- Ага, застряли и согреваются за счёт нашего виски.
Город, казалось бы, был бесконечен. И чем ближе мы подъезжали к его выезду, тем больше мне становилось не по себе. А вдруг с ними и правда что то случилось? Но что? Копы или же кто-то другой? А может, у них банально кончился бензин где-нибудь по дороге. К счастью, я прекрасно знал, где находится та ферма, так что, проблем с этим не возникло. Повалил снег. Сначала небольшой, а потом высыпали огромные, пушистые хлопья. Я включил фары, что бы был лучше обзор. Ехать оставалось не далеко. Редко нам на встречу попадалась какая-нибудь машина. Темнело достаточно быстро. Уже издалека я заметил, что света там не было. Нигде, наверное, они уже давно покинули ферму. Однако, когда мы повернули на мостик, я увидел следы шин, а чуть подальше силуэт, это был грузовик. Мы остановились. Я достал револьвер, Поли был с помповым ружьём. Выходили мы медленно. Нигде не было ни скрипа, ни чего-то ещё, что могло бы показать нам, что тут есть люди. Затем мы увидели большое количество следов, и я на что-то наткнулся. Это был человек. Труп. Я резко развернулся, подняв руку с револьвером, и устремил её в темноту, затем оглянулся по сторонам ещё несколько раз. Везде было удручающе тихо. Поли шёл где-то впереди, осматривая, кажется, тех, кто это был. После чего он подошёл ко мне. Я отчего то судорожно держался за револьвер и ничего не мог сделать. Появился страх.
- Тут только наши, Сэм, грузовик я тоже осмотрел, там пусто, да и он весь разбит. Его использовали как укрытие, он весь в дырках. Что делать будем?
- Ты видел Серджио? Нам надо его найти…
- Ребята... – услышали мы стонущий, хриплый голос, донёсшийся из дальнего сарайчика.
Оба бросились туда. Там, на полу, прижавшись к стене, полулежал Морелло, держась за бедро и плечо.
- Твою мать!.. – Поли вскрикнул и резко развернулся, направляя своё ружьё в темноту. Ну а я осторожно поднял его.
- Тут никого не осталось… Чёртовы копы. Дерьмо… Это была засада, Сэм.
- Поли, помоги, поддержи его, тут, скорее всего, кроме нас, никого и нет.
- Какого чёрта… Кто это был? – он обратился к Серджио, пока мы волокли его к машине.
- Потом… Ребята, потом… Кажется, Дон немного перестарался в этот раз.
- О чём ты говоришь? – спросил я, когда мы сажали его в машину.
- Да, причём тут он?
- Всё узнаете, ребята, сейчас мне нужно к нашему доку, жми, Сэм.
Вот так неожиданно закончилась поездка Серджио за канадским виски.
Рассказ Серджио.
7 декабря 1928
Сэмюэль Моретти:
Через пару дней после этих событий мы собрались на совет, там же присутствовал и Серджио, который относительно оправился от ран. На самом деле мне было его не очень то и жалко. Но с рациональной точки зрения этот член Семьи ещё нам нужен был, информацию о произошедшем нам мог дать только этот везучий ублюдок.
К вечеру дня выписки Серджио из госпиталя мы собрались в Чёрном Коте, что бы выслушать рассказ о произошедшем, и решить, что же нам предпринять в дальнейшем.
На улице усиливались морозы, а ночи были светлые, на чистом небе видны были звёзды и даже луна, оттого было ещё холоднее, а у нас в кабинете было тепло всегда. Круглосуточно. И от этого я ещё больше любил сидеть здесь, но мне по душе всё больше и больше приходился Бар Сальери, во-первых, там часто околачивался Поли, во-вторых, был бильярд, да и Луиджи интересный собеседник.
Сегодня был особенный вечер, мы за бутылкой виски и парой сигар будем слушать Серджио, что же произошло с нашим виски, почему сделка не состоялась.
Я приехал практически раньше всех, за исключением, разве что Дона. Потом подъехали Сальери и братья Морелло, подошёл Поли. Винченцо – и тот был тут, даже ему стало интересно это дело. Это уже были не шутки, сначала висковарня, теперь партия виски - из Семьи начали сбегать люди, на долго в живых после этого не остававшиеся, но паника, а тем более – потеря доверия, нам была не нужна, не говоря уж про утерянную выгоду.
Все мы вначале выкурили по сигаре, выпили по бокальчику виски, и уж потом уже Дон предложил Серджио рассказать о случившемся.
- Благодарю, босс, что дали возможность, - он глотнул и продолжил, - честно говоря, я узнал много интересного, но, обо всём по порядку, я постараюсь по возможности сократить свой рассказ.
***
Утро, как и говорил Дон, было чудесное. Серджио уже собирался выезжать.
- Обязательно привези мне бутылочку, остальное пока пусть находится на складе, часть бутылок можно будет перевезти к Сальери.
- К Сальери? Почему к нему, босс? У нас с братом неплохой бар в Нью Арке…
- Вы только недавно открылись, и район у вас слишком тихий, а вот у них в Маленькой Италии просто рай для таких, как мы, публика не прочь будет пригубить первоклассное виски.
- Как скажете, но я бы рекомендовал Бар Морелло в следующий раз.
Серджио вышел, а Пеппоне ещё стоял и смотрел на улицу из-за двери, раскуривая сигару.
Морелло и наши люди отъезжали от бара и один из них спросил:
- Босс, вы знаете, где находится ферма?
- Более-менее, там она одна, не ошибёмся. Глядите в оба, кто знает, что нас ждёт.
Немного на улице было машин, но главное, не было копов. Нас не должны были увидеть и остановить, иначе проблем не избежать.
До фермы доехали довольно быстро, ещё издалека были видны два грузовика. Кажется, нас уже ждали. И причём довольно долго, по тому, что следы уже порядком замело. Проехав немного вглубь, мы остановились. Какой-то парень, на вид довольно широкоплечий, пошёл к нам на встречу, пока мы выходили. В руке у него была бутылка.
- Добрый день, господа, рад вас видеть, - он поприветствовал нас и немного склонил голову.
- Приветствую, джентльмены. Вы у Дона на хорошем счету, надеюсь, у вас действительно превосходный товар, ребята!
- Попробуй сам и убедись, дружище, - с этими словами он подал Серджио бутылку и тот сделал несколько глотков.
- Великолепное виски! Пусть меня молния поразит, если я вру! – ответил он, передавая обратно.
- Никогда не стоит думать вслух, а иначе просьба может исполниться, - как то загадочно сказал он, затем свистнул.
Верхние створки одного из сараев открылись, и оттуда показался человек с автоматом Томпсона в руках, из дальнего дома выскочил человек с оружием, напоминающим помповое ружьё, парень, у которого была в руках бутылка, теперь держал револьвер Магнум. Дело дрянь… Это было единственное, о чём подумал Серджио, когда неожиданно началась бойня.
Кто-то сразу же попал ему в плечо, и чуть не сбил с ног, парень, уже направлял на него свой револьвер, но Серджио перехватил руку и моментально оказался у него за спиной. Во время, второй выстрел угодил в живот, не повезло, бедняге. Сверху раздался выстрел из ружья, видимо, дробь попала в грудь того, за кем укрылся Морелло, их обоих откинуло к одному из грузовиков. Вскочив, он тут же укрылся за ним и теперь практически все стреляли пытаясь попасть в него. Вот лопнула задняя шина, видимо там был очень меткий стрелок, Серджио перекатился за переднюю часть и выстрелил из Магнума прямо в лоб одного из них. Почти сразу он мельком заметил, что все наши были перебиты. План созрел быстро, надо было лишь добежать до сарайчика, что стоял за грузовиками. Он рванулся туда под шквалом огня. Почти всё попадало в грузовик или по сарайчику. Но внезапно он ощутил вязкую боль в бедре, и его пронесло вглубь этого сарая. С улицы донёсся возглас.
- Меткий выстрел, жаль, что это всё же был не я.
Голос принадлежал местному детективу Паркеру.
- Ты и так выстрелил раньше меня и сразу подпортил ему шкурку, ха… Пошли, посмотрим, чего там с ним.
- Не трать время, я стреляю метко, признаю, использую винтовку редко, но уж если попаду, шансов нету ни у кого. Да, кстати, мы уедем, он останется тут совершено один без возможности выбраться. Он умрёт, даже если и жив ещё. Мне на него плевать.
- Билл, может, возьмём хотя бы его?
Один из полицейских, что был наверху, указал на того парня, за которым прятался Серджио.
- Чёрт с ним, ещё испачкает сидение. Поехали отсюда, мне ещё нужно заехать к Марино и передать ему всё это.
***
- Вот так я и узнал, кто это был, и чего им было нужно, босс. Боже мой, Паркер полный идиот, раз при живых свидетелях выдал главного информатора, пусть даже и думал, что я не жилец. Но глупость Паркера нам лишь на руку.
- Марино… Господа, вам не показалось странным, что я совершенно незнакомого человека впустил в Семью, пусть даже и моего друга. Согласитесь, была вовсе не такая уж критичная ситуация. А всё почему?.. – Дон риторически оглядел зал в поиске неведомого ответа – А все потому, что к Доминико доверия у меня уже не было. Удобнее всего мне было его подставить под удар, засветив его у нас в баре, простите, господа, вы были своеобразной наживкой. Если уж Доминико с копами на короткой руке сейчас у него будет крайний срок для восстановления доверия, если полиция Марино берёт нахрапом, шантажом, то бишь, то тем более себя раскроет он именно сейчас. Это всё моё дело, вы должны быть в курсе – Доминико, если он ещё появится в ближайшие дни, не доверяйте ни на грамм, если он не появится… Что же… Мы его устраним.
Я был откровенно поражён. Конечно, появление Доминико меня весьма настораживало, как видно – не зря. Ну а Дон, как и тогда, с Риццо, оставил соперника в дураках, привив лжецу чувство ложной свободы.
Когда Серджио с братом вышли на улицу, я краем уха услышал их разговор:
- Знаешь, я считаю, Пеппоне решил избавиться от меня. Это всё Сэм, чёрт бы его подрал… Наверняка он рассказал Дону про того парня, которого я пришил.
- Знаешь, порой ты действительно не даёшь себе отсчёта в действиях, братец.
- Ты хочешь сказать, что согласен с ним? Неужели я так жесток, а? Скажи мне?
- Сейчас твоя жестокость никому не нужна, если мы хотим осуществить наши планы, братец, то должны держать себя в руках. Понимаешь, о чём я говорю? Ты не умеешь контролировать свои эмоции. От этого все проблемы.
- Да к чёрту их всех… Поехали домой.
Новые поставщики.
9 декабря 1928
Сэмюэль Моретти:
В ближайшую неделю мы поили наши бары остатками уцелевшего из Клуба Палермо. Теперь уже от посетителей не скрывалось, что сейчас у них последняя возможность получить спиртное в пусть и неофициальном, но всё же свободном доступе. Впереди была лишь неопределённость, но вот вчера Пеппоне сообщил, что нашёл потенциальных поставщиков из Шотландии. Поведал он об этом лишь, что удивительно, мне. И то лишь по той причине, что я должен быть его телохранителем в день сделки. Было весьма опасно, конечно же, с незнакомыми людьми устраивать встречу почти без охраны. Но была парочка аргументов к такому. Первый, это невероятное стремление Пеппоне к взаимному доверию, ну а второй, лично для меня – решающий, наш поставщик так же должен был появиться лишь с двумя охранниками. И с двумя не по собственной воле – просто именно два грузовика виски привезут нам для первого раза, ну не простому рабочему же и не самому владельцу виски водить грузовик, вот и выбрал парочку своих шестёрок Дрю Макбёрни – именно так звали человека, который должен был предоставить нам алкоголь, чистокровный шотландец, они то в виски толк знают. К тому же у Дрю могло быть не меньшее опасение на счёт охраны – про мои подвиги уже ходило немало слухов, так что один профи против двух шестёрок – неплохой вырисовывался паритет. Но это при условии, что всё идет по плану. На деле же я весь день провёл на нервах, кто знает, как обернётся ситуация.
Проснулся я на удивление поздно, однако до часа сделки оставалось ещё весьма прилично времени, так что я, долго шатался по городу, побродил по парку, рядом с госпиталем, покатался на трамвае, весьма дурной транспорт, надо сказать, никогда не поймёшь, через сколько времени ожидать остановки. Никаких указателей, на карте, которую я сегодня взял, что бы рассчитать маршрут прогулки, тоже не отмечено, да, чёрт возьми, он останавливался даже посреди проезжей части, предлагая пассажирам самим лавировать на льду среди машин. Нет, мне то, конечно, по барабану, я никуда не спешил, но из вредности иногда оформлял в голове план, как бы мне добраться до определённого здания с помощью трамвая, ничегошеньки я этим не добился, когда здание было далековато трамвай делал остановку, а так как я не знал, где следующая, мне надо было бы выходить, потому как трамвай там где надо никогда не останавливался. Нет, я конечно понимаю, транспорт этот, как и метро, бесплатный в нашем городе, но организован ужасно.
Впрочем, это негодование вполне могло быть от волнения, от предстоящей работы. Дон решил даже не вводить в курс дела своих капо так что в случае, если его атакуют, вся ответственность будет лежать на мне.
Часам к пяти, после прогулки, я пошёл в Бар Сальери, хотел было пообедать, но кусок в горло не лез.
Так просидел я полчаса, глядя, то на совершенно меня на интересующие равиолли под сыром, то на разъярённое лицо Луиджи, пилящего меня взглядом за то, что я такое изысканное блюдо не оценил. От дробовика, спрятанного у бармена под стойкой, меня спас нагрянувший Поли, тот накинулся на остывшие равиолли с такой яростью, будто это был его злейший враг, которого стоило немедленно ликвидировать. Ко всему этому пиру я заказал себе немного виски с содовой, Поли, в отместку, заказал виски без содовой, зато очень много. И без того весёлый он начал травить истории, пытаясь меня расшевелить, хоть по виду моему этого не сказать, но Поли это более-менее удалось, я хоть немного отвлёкся от работы. А Поли всё исторгал:
- … час, можешь себе представить, целый час он шатался в кромешной тьме, натыкаясь на стены, и только потом в комнату вошли. Оказалось – этот идиот всего лишь в простой больнице, а свет не работал, потому что ночь на дворе, а то, что он оклемается в этот день, никто не ожидал. И как ты думаешь, сколько дней прошло с гулянки, м-м? Пять!.. Пять. Долбанных. Дней… Хотя, я готов поспорить, что для него это было как вечность. А соль то в чём: думаешь, он просто вышел из больницы и поехал домой. Чёрта с два! Потому что он был вовсе не в Лост-Хэвене, его занесло в Эмпайр-Бэй. Эмпайр-Бэй, это же другой конец штата, мать его. Собственно, только после этого случая я стал пить виски исключительно в чистом виде, и тебе советую – все эти содовые до добра не доведут…
Я в ответ толком ничего не отвечал, хотя историю слушал.
- Что то ты сегодня какой то невесёлый. Сэм, неужто не забавно?
- Да вот ты меня теперь расстроил. – решил на ходу соврать я. – Может, не стоило виски с содовой мешать.
- Да расслабься ты, с одного раза ничего не будет…
Я взглянул на часы, уже грянуло семь, мне надо было собираться.
- Поеду я, покатаюсь, пока погода нормальная.
- Никак не можешь на машинке накататься?
- Да, вроде того…
Что бы не выделяться на улице я поехал на своей машине, подобрав Дона у Чёрного Кота мы поехали к старому складу – месту нашей встречи с Макбёрни.
- Как считаете, Дон. – осторожно начала я. – сумеем ли мы восстановить прежние обороты?
- Эта сделка, если пойдёт по плану, обратно вернёт нас в высшую лигу. Народ всё ещё о нас помнит, доверие – вот наше неоспоримое преимущество. Не алкоголь, Сэмюэль, он, как и деньги, в нашем мире лишь средства, а не самоцель, помни это иногда, если начнёшь терять в себе идеалы и интересы. Сейчас ты с этим не столкнёшься, но когда-то тебе надоест заниматься работой. Ты потеряешь цели, тебе будет не интересна деятельность. Поверь, это произойдёт когда-нибудь, тогда вспомни мои слова. Если вдруг ты решишь, что тебе мало средств, ты хочешь большего, чего-то стоящего. Ну, скажем, поймёшь, что деньжат тебе маловато, что твоя, непомерная для простых горожан, зарплата мала, то помни, что деньги это не цель, деньги лишь помогают исполнять мечты. Да, друг мой, мечты – вот к чему стоит стремиться. Высшая ценность…
Дон задумался и замолчал. Внешне он выглядел неприступно, словно он недоступен не материальному оружию, не ментальной тревоге. Но маска быстро сходила у него с лица, стоило мне с ним заговорить. Нет-нет, он не начал с горячкой что то доказывать, спорить, или наоборот отстранённо молчать. Но он с таким натянутым спокойствием ударился в жизненную философию, словно совершенно не заметив, что мой вопрос состоял в другом.
Я бы продолжил разговор, тема дона выглядела заманчивой для обсуждения, но, увы, мы уже подъезжали к складу.
Местечко это представляло собой небольшой кирпичный гаражик, автомобилей на семь-восемь, стоящий поодаль от города и основных дорог. Подъехав к нему, я заметил немалую уже, его, обветшалость, и пару грузовичков-пикапов. Макбёрни и компания уже подъехали.
Не спеша я припарковался, едва не свалившись по скользкой дороге в кювет, и мы зашли в тускло освещённый склад. Внутри стоял невысокого роста тщедушный человек, в безвкусно большом для его роста плаще, с жиденькими рыже-коричневыми волосами. Не самый выдающийся представитель шотландцев, надо заметить. Словно компенсируя невнушительный вид главного, по оба плеча от Макбёрни стояли индентичные громилы с выпиравшими из-под нарочито маленьких пиджаков мускулами и в шляпах, которые полностью закрывали верхнюю часть лица, оставляя на виду лишь подбородки-утюги. Одна рука каждого из охранников лежали в карманах пиджака, судя по всему, там они держали оружие.
Дон направился к торговцу виски, а я, не поворачиваясь к сдельщикам спиной, закрыл двери и поспешил присоединиться.
- Добрый вечер, Дон Пеппоне. – совершенно неожиданно для своей стати, Макбёрни склонился в глубоком, уважительном поклоне.
Дон же, как и я, не очень любил такую напыщенность, если она неискренна, и быстро одёрнул Дрю, сказав:
- Ну, полно, друг мой. Не нужно преклонений среди равных, они лишь тратят наше время. Позволь, лучше, мне сразу к делу перейти. Что же, как прошла перевозка нашего груза через границу?
- Ничего особенного. – собеседник расслабился и закурил сигарету – Конечно, при условии, что знаешь, как правильно это делается… А я это умею. Итак, как на счёт глоточка предлагаемого мною товара? Сэм, - я подумал, откуда это Дрю знает моё имя, но на его зов откликнулся один из охранников, вот совпадение – принеси-ка нам бутылочку и бокалы…
Мой одноимённый коллега начал отходить к грузовикам, стоявшим около стены.
В этот момент единственная на весь склад лампа вдруг загорелась намного ярче. Дон в удивлении на неё посмотрел, ещё через долю секунды свет полностью выключился.
- Твою мать, я так и знал!! – взвыл кто-то из охранников.
- Пеппоне, что ещё за шутки? – Теряя маску спокойствия, закричал Макбёрни.
Я быстро сориентировался и, схватив дона за руку, повёл к стене, от которой мы начали двигаться к двери.
Внезапно дверь со скрипом приоткрылась. Кажется, все взгляды устремились в проём. Молчание длилось секунд пять, после чего, словно силуэты, создаваемые воображением, в дверь вбежало несколько теней. Пауза всё ещё длилась, никто не хотел первым себя обнаруживать. В конце концов, послышался первый выстрел, но мы с Доном уже выбежали из склада. Моим глазам предстал длинный чёрный автомобиль, на дверях которого красовалась эмблема специальной полиции. Внутри сидел водитель, но я сразу же прострелил ему башку, сделав навскидку три выстрела. Нам повезло, что автомобиль был заведён, потому что слабенький мотор моей машины не сумел бы угнаться от этого Ласситера.
Вскоре мы кинули атвомобиль в воду с пирса, более-менее избавившись от проблем с полицией.
Вот так вот закончилась сделка, которая должна была восстановить наше положение дел.
Смертельный вагон.
12 декабря 1928
Сэмюэль Моретти:
Мерный стук колёс, особенно сейчас, в десять вечера, расслаблял и настраивал на отдых. Стоило только прикрыть глаза, как наваливалась дремота.
За окном вдаль расстилался бесконечный, на вид, железнодорожный путь, вокруг на глаза попадались лишь ели и пихты. В вагоне-ресторане было тесно, но лишь потому, что там было мало пространства, а вовсе не из-за большого количества народа. Людей здесь, собственно, было мало, лишь три столика, включая мой, не пустовали.
- Прошу, вот ваш чай. – сказал официант, подвозя каталку с подносом Эрл-Грея.
Я глотнул немного, наслаждаясь последними минутами отдыха. По правде говоря, я бы сейчас навернул большой стейк с жирком. Но вот мне сейчас нельзя было наедаться, потому что в поезде я оказался не по собственному желанию и отнюдь не для того, что бы выбраться из Лост-Хэвена. Сегодня мне в очередной раз предстояло убить предателя, третьего уже на моём личном счету. Дон узнал, что Доминико сегодня будут перевозить в этом поезде, в замыкающем вагоне. Не только полиция знала о наших шагах наперёд, Мафия тоже не лыком шита.
Надо отметить, что Дон так и не понял, откуда копам стало известно о наше сделке с Макбёрни, Доминико уже в любом случае не мог о ней знать, значит, в нашем полку стоит искать ещё одного шпиона, но сейчас это уже была не моя забота, мне сегодня предстояло очередное дело, которое под силу только такому бесшумному аккуратному и пунктуальному человеку, как я.
Оставив часть чая, я решил, что пора начинать прикидку плана, времени у меня было достаточно, так что я мог всё продумать до мелочей.
Я зашёл в свой вагон, он был через один от вагона Доминико, расстелил постель, аккуратно, что бы ничего не мешалось, сложил вещи и побрёл по коридору в поисках подходящего проводника.
Купе было не одноместным, но соседей мне не подселили, все билеты в это купе я выкупил и дал на лапу проводнику, что бы избавиться от незваных гостей.
По пути мне попался проводник, низенький сухопарый старичок, увидев мой ищущий взгляд, он осторожно спросил:
- Всё ли в порядке, мистер?.. Чего-то желаете?
Я уверенно мотнул головой, данная кандидатура определённо не подходила для моего замысла.
С интересом я обошёл ещё штуки три вагонов, люди сидели по своим купе, мирно отдыхая, хотя изредка из вагонов доносились весёлые крики – не всем ещё сейчас хотелось спать.
Вскоре я увидел идеально подходящего мне работника поезда – широченный, словно шкаф, роста даже немного выше, чем я, с бычьим лицом и широченной улыбкой, удивительно, как такой дуболом протискивался по коридорам. Ну да внешность мне его не важна, самое важное, это что по росту он был схож со мной – критерий этот для меня решающий, потому что мне нужно было переодеться в его форму.
- Простите, не могли бы вы мне помочь? – осторожно начал я.
- Конечно! - слишком громко и с невероятным энтузиазмом ответил мне проводник.
- У меня в номере шкаф не открывается… Прошу, пройдёмте.
- Пройдёмте-пройдёмте, сейчас мы этому шкафу такую взбучку зададим…
Похоже, проводник был немного навеселе, хотя возможно просто был доволен жизнью.
Пройдя к моему купе, я пропустил проводника вперёд и по-быстрому достал из карманов небольшой пузырёк и обмокнул во внутри находящуюся жидкость носовой платок. Не дожидаясь, пока жертва обернётся, я обогнул рукой его голову и сжал на уровне носа руку с платком.
Немного по брыкавшись проводник обмяк. Я снял с него форменный пиджак, а с себя галстук. Штаны я заранее одел похожего тона, рубашка, без галстука, тоже сошла бы за форменную, так что пиджак и фуражка вполне превращали меня в работника поезда, если не приглядываться.
На мужчину же я натянул пиджак, в котором сам сел не поезд, нарочито небрежно повязал галстук, уложил несчастного в постель и голову прикрыл подушкой. Со стороны картина смотрелась, словно это просто весьма перепивший пассажир, а лицо, которое раскрыло бы в нём проводника, было закрыто.
Однако, я сделал лишь часть работы. Теперь я не должен был попадаться никому на глаза из персонала, скорее всего, своих они знают в лицо. Пока что я лишь хотел без подозрений заглянуть в вагон Доминико и разузнать, в каком он купе, я направился в нужную мне сторону.
Средство, которым я с такой лёгкостью усыпил владельца униформы, был хлороформ, какой-то медицинский раствор, по словам Винченцо, он без труда обеспечивал даже самым упорным несколько часов здорового сна.
Передо мной показалось последнее сочленение вагонов – следующий уже перевозил Доминико. Я открыл дверь, и заглянул внутрь, тут же моё сердце ушло в пятки.
А дело всё в том, что за дверью не было купе, весь вагон был на манер вагона-ресторна – внутри полый с мебелью и полный копов в форме. Но это меня не пугало, у меня были права здесь находиться, просто в дальнем углу вагона сидел сам Доминико и с интересом читал какую-то книгу. Стоит только ему обернуться на шум, как он тут же узнает во мне одного из членов Семьи. Фолиант в его руках с хлопком закрылся, и он начал постепенно поднимать голову. Но на этот раз мне повезло – близко сидящий коп вскочил и заслонил меня, попутно завязывая диалог.
- Мужик, - тихо, но очень твёрдо начал он – не видишь, приватный вагон – он указал на какую-то надпись около двери – пшёл отсюда.
Но уходить я вовсе не мог, потому что на форс-мажор мой мозг весьма вовремя среагировал неплохим планом.
- Не пойду, пока не передам распоряжение. Немедленно открывайте все окна, на худой конец – крайние и средние.
- Это-о ещё к чему?
- Не твоё дело, я же не спрашиваю, что вы тут в вагоне везёте. Кое-что сейчас, скажем так, должно из поезда выветриться.
- Что выветриться? – охранник начал нервничать. – Мы что, горим?
- Открывайте окна – уклонился я от вопроса – и будут перебои с электричеством, не обращайте внимание, нам надо поменять реле, света не будет не более пяти минут.
Я захлопнул дверь перед носом собеседника и с трудом выдохнул. Как же я был близок к провалу…
А план у меня был прост. На словах, конечно же… Я всего лишь должен пробраться через окно и под выключенный свет пришить мою жертву. Со светом проблем не будет – я заприметил на сочленении вагонов провод, он был явно для освещения, для чего же ещё.
Только вот теперь у меня было весомое ограничение по времени. Чрез час поезд прибывал на первую остановку, что бы незаметно скрыться, я должен был подобрать время к замедлению поезда и спрыгнуть с него, но не расшибиться в лепёшку.
До моего купе мне оставался лишь один вагон, как вдруг тот самый старичок-проводник показался на другом конце вагона.
Я, конечно, безумно испугался, ведь этот старичок уже видел меня, когда я ещё был пассажиром, если он меня заприметит, он поймёт, что я в ворованной форме.
Он меня ещё не видел, закрывал дверь, но мне некуда было бежать – дорога то прямая. Разве что…
Я по наглому пролез в первое же купе. Боже, я мог попасть в невероятный конфуз, кто знает, что за дверью. Однако в купе, таком-же как моё, был лишь один мужчина. Среднего возраста, солидный, лысый, с ненормально голубыми глазами. Должно быть, предпрениматель, в аккуратном чёрном костюме, белой рубашке и пронзитлеьно красном галстуке. Почему то ещё на нём были перчатки.
Секунду продолжалось наше немое оценивание друг друга. Лысый мужчина захлопнул кейс, лежащий перед ним, и хотел было подняться, тут мне пришла в голову великолепная мысль. Я достал пачку долларов и аккуратно протянул, сам в это время смотрел в щёлочку в двери, ожидая, пока пройдёт старичок.
Пассажир, увидев, от кого я пытаюсь скрыться, забрал пачку денег.
Я уже выходил, как в воздухе повисло единственное, сказанное им слово.
- Понимаю…
Шут его знает, что он имел в виду, но я был на седьмом небе, осознавая, с какой легкостью отделался от потенциального преследования.
Войдя в своё купе, я переоделся в гражданскую форму и забрал нож и аккуратно свернул простыню.
Ближайшие сорок минут бродил по вагонам, маясь от скуки нервов перед предстоящей работой. Когда время истекло, я через лючок в туалетной кабинке пролез на крышу поезда. Минуя страх я на четвереньках прополз до вагона Доминико и привязал, сложенную на манер верёвки простыню, к какой то скобе на крыше. Вернувшись обратно, я медленно вздохнул и сделал последний шаг – пути назад не было. Я перерезал провод освещения.
Свет, как ни странно выключился в двух вагонах – последнем и предпоследнем. Не думая о том, что могу свалиться, я снова перелез по крыше к нужному вагону и спустился в него, используя для страховки простыню.
В вагоне стоял приглушённый гул, все нервничали. Я подошёл к столику Доминико, благо, он сидел там же. Вдруг он поднялся, оказавшись со мной нос к носу.
Нечеловеческим голос я взревел:
- ВСЕМ К ОКНУ!! БЫСТРО, БЫСТРЕЕ!!!
Все подбежали к окнам, но мне нужен там был лишь Доминико, я схватил его за ноги и перекинул. На такой скорости он расшибётся в лепёшку.
Поднявшись на крышу я побежал к началу состава, вскоре поезд начал сбрасывать ход и я, всё ещё не веря своей удаче, спрыгнул, когда он почти остановился на станции. Окрылённый я побежал к городу, в который прибыл поезд, подальше от станции.
Юбилей Морелло.
15 декабря 1928
Сэмюэль Моретти:
Смерть Доминико, как и ожидалось, повысила мой статус в Семье до уже запредельного уровня. Убрать цель в замкнутом пространстве и окружённого копами – да, свои лавры я заслужил. И не то, что бы я был этим недоволен. Но не моё это.
Быть лучше остальных.
Причина тому вполне проста, и я сам это неоднократно замечал – не люблю я, когда я должен за кого-то отвечать. Особенно, когда этот «кто то» твоё имя.
Когда ты можешь провернуть дело такого высокого уровня, это всегда привлекает к тебе уйму внимания. И отныне оступаться будет нельзя, ибо любая твоя ошибка в будущем получит ответную реакцию виде обвинений в том, что ты «уже не тот, что раньше» или, что ты «староват для таких делишек». Очевидно, что реакция эта не объективна. Но когда ты окружён акулами, глупо рассчитывать, что тебя сожрут объективно. Нет, вовсе нет.
Тебя сожрут не объективно, а с удовольствием.
Так или иначе, я стал правой рукой и первым помощником у Эннио Сальери. Быть приближённым капо, это быть приближённым к Дону, Пеппоне, к слову, тоже ко мне присматривался, чуял, мудрец, мои перспективы. Потому то и назначил меня не к мускулам Семьи, а к мозгу. Должно быть, нехорошо так говорить про Дона, но тот на глазах отходил от дел. Он искал себе замену, среди двух капо, разумеется. И тут получалась весомая сложность – сейчас было не время уходить. Потому что на нас ополчилась власть и при таких обстоятельствах капо со своими командами превращались в открытую конфронтацию. А на войне случай порой мог быть весомее рационального решения. И если случай, скажем, облава, вывел Пеппоне из игры, то делёжка власти привела бы к гибели Семьи.
Но нам ещё везло, потому что Пеппоне было во главе не только номинально. Заметить, что он отходит от дел было весьма непросто, Дон из всех сил старался недопустить конкурентов. Одним из мероприятий по примирению двух негласно конкурирующих капо должен был стать очередной праздник.
Вечером ожидалось нечто, очень грандиозное. Морелло старшему исполнялось сегодня 35 лет. Более того, сегодня же 20 лет отмечал он и со дня вступления в ряды Мафии. Нам надо было подготовить что-нибудь необычное. Говоря «нам», я имею в виду Эннио Сальери, и, всё ещеё на удивление, мне. Дон Пеппоне сегодня приболел, ему надо было посетить нашего дока, поэтому его визита не ожидалось, впрочем, болезнь его запросто могла быть сродни птице, которая, улетая, отпускает одиноких птенцов в новый мир. Дон хотел оставить противоборствующие стороны наедине, что бы они помирились между собой.
Дон боялся, что конкуренция помешает делам.
Ну а я боялся, что отсутствие Дона сегодня приведёт к мордобою.
Так или иначе, нужно было разослать кучу приглашений самым близким друзьям Морелло, а так же заказать блюда на стол, потому как мы хотели сделать действительно нечто грандиозное. Я подключил к этому делу Поли, всё равно он ничего не делал. Именно ему то и надо было объехать всех этих людей. Эннио руководил в баре, избирая лучшие сорта виски, из тех, что можно достать. Ну а я ездил и делал заказы блюд. Надо было сделать и заказать очень много, при том, что Морелло предпочитает в большинстве своём морепродукты, тоже нельзя было забывать. Для этой цели я решил взять свою машину, это гораздо дешевле, чем на такси.
Лобстеры, раки, крабы, кальмары, мидии, устрицы, что же, рыбу я на дух не переношу, но тут мне весьма повезло, ведь Лост-Хэвен город при порте, потому что основной заказ был мною закуплен в течении часа. Мне удалось, как это говориться, и рыбку съесть и в кресло сесть, в том понмании, что сорепродуктов была уйма, а самой рыбы, будь она неладна, я не купил.
Венцом вечера должен стать огромный торт со всеми 35 свечами. Нет, не просто большой, который мог бы уместиться на столе, а огромный. Его привезут на специальной тележке. Разумеется, и выпивки должно быть не мало. Откуда у нас деньги на столь роскошный банкет, для меня сложно понять. Увы, дела в Семье шли хуже некуда, но когда речь шла о Таком торжестве, у всех была сотня-другая, что бы праздник отметить с помпой.
Тот самый торт, кстати говоря, идея Дона. Он хотел поразить Морелло.
Всё оставшееся утро я провел буквально за баранкой, до самого обеда колеся по городу и заказывая то одно, то другое. К обеду надо было ещё и на заправку заскочить, одно хорошо, деньги, которые были при мне, рассчитывались хоть и для заказов, однако для форс-мажора их было едва ли не в два раза больше. Поэтому немного потратить можно было на бензин, никто не заметит. Вот случайно увидел проходившего по тротуару и заходящего в какую то квартиру Поли с небольшим свёртком в руках. Беднягу тоже по всему городу бегать заставили.
Зато сегодня вечером можно было насладиться спокойствием.
Боже упаси, торжества я не любил.
Я не собирался ехать к Морелло на этот вечер, да и Луиджи сегодня будет один в баре. Мы с Поли решили после работы заехать к нему и посидеть там. Тем более, что у него и без нас будет с кем побеседовать. Сейчас было 2 часа дня, нужно было сделать ещё некоторые мелочи ну и расставить всё по своим местам. С семи до девяти должны были привезти и торт. До этого времени, у меня очень много мелкой работы. Причём надо было ещё заехать в магазин на центральном острове, захватить белоснежный пиджак и брюки, в которых Морелло собрался показаться сегодня. А до этого времени оставалось ещё два часа. Но до того, как поехать за костюмом, надо было съездить в галерею искусств, забрать оттуда портрет, который решил заказать Серджио для своего братца. А ехать, как всегда, Сэму, конечно, он всего то самый успешный стрелок в Семье… ну ничего, всё равно это лучше, чем сидеть где то и ничего не делать. Кроме того, об этом попросил меня Дон, а ему не откажешь.
Пока что я ездил по магазинам, однако, я заметил, что работа эта меня вовсе не раздражает. И тому была весомая причина. В последнее время от меня слишком часто требовали инициативы. И более того, она была сопряжена с опасностью. О, конечно, мне сия работёнка удавалась так хорошо, как никому. Но когда тебе нужно тупо следовать плану это позволяет расслабиться и почувствовать себя человеком.
Ну что ж, все мелкие дела сделаны, можно ехать и за картиной. Подъехав туда, я не успел зайти внутрь, как ко мне уже подлетел какой-то человек, похожий на Фрэнка и сразу же заговорил о портрете. Двое парней вынесли из соседнего прохода не маленькую такую картину, которая была обёрнута тканью. Интересно… Как она поместится ко мне в мою бедную маленькую машинку?
Я посмотрел в окном, а там Болт словно жалобно склонился под тяжестью дверей. Придётся вызывать такси. Чёрт.
- С вас 250$, мистер... – вернул меня в реальность человек, который ко мне подошёл.
- Сколько? Ага, конечно. – я отсчитал сумму - Вот. Держите. Только я думаю, придётся вызывать такси. Слишком громоздкая картина, не поместится.
С трудом, но мы всё же смогли её разместить у меня в машине. Однако пришлось заплатить таксисту, которого успел вызвать кто-то из работников галереи. Ничего, оставалась не так много денег, но этого должно хватить на костюм. Только вот он теперь совершенно не поместится в моей машине. Придётся возвращаться. Перевалило за 4 часа, я могу просто не успеть за костюмом, если закроется магазин. Пришлось немного притопить. Как только я подъехал к бару, сзади меня остановились копы. Кое кто из наших вышел к ним и пока беседовал, мы вытащили картину и я поехал за костюм. Плохо, что они видели, чем мы тут занимаемся. Очень плохо. И всему виной я. Ну ничего. Главное, что я во время успел. Ещё бы десять минут и магазин бы закрылся. Я аккуратно уложил коробку на заднее сидение и поехал к Серджио, надо было передать костюм ему. Вот и всё. Теперь всё было готово. Немного поколесив по городу, выполнив некоторые мелкие детали, я в шести вечера наконец то был в баре в Нью Арке. Торт подвезли пораньше, и мы сразу же запрятали его в задней части бара до поры до времени. После чего до самого вечера я с ребятами занимался тем, что разносил и расставлял бутылки с выпивкой и разные блюда, которые привозили каждые 10-15 минут. Да, все столы были заполнены. Мы перенесли их к стенам, что бы чистым оставалась центральная часть бара. Надо бы сказать, что эта работа была мне не очень то по душе. Часа 2 мы ходили туда сюда, путались друг у друга под ногами, но наконец всё было закончено и к 9 часам подъехали братья Морелло. Наше с Поли присутствие на этом закончилось, мы поехали в бар Сальери.
К половине десятого мы уже сидели в баре вместе с Луиджи. Там же был и Ральф.
- Ну и денёк сегодня. Едри его – говорил Поли, делая глоток виски – и главное ладно если бы это была работа. А ради чего я весь день бегал по всему городу?
- Спокойнее, Поли, я тоже день провёл за баранкой – мерно сказал ему я. - Не всё же тебе по копам палить. Пошли в покер партейку, пока минута свободная.
- Пошли! – у него даже глаза загорелись, - теперь тебе со мной будет туго, Сэм, будь уверен!
- Ну посмотрим, Поли, посмотрим…
В то время, когда мы с Поли разыгрывали партию, Морелло старший на другом конце города произносил речь перед своими гостями.
***
- Господа, благодарю вас всех за этот приём. Я действительно тронут вашим вниманием. Скажу вам по секрету, скоро многое изменится. Многих из вас совершенно не устраивает политика в этом городе. Но изменится и это. Ну а сейчас, перед тем, как приступить к закуске…
Он не успел договорить, дверь с задней части открылась и украшенный 35 горящими свечами, на середину бара выкатился торт, точнее, двое человек везли его. У Морелло даже рука дёрнулась от неожиданности и он пролил виски на костюм. Грязно выругавшись, он снял пиджак, и направился к самому торту с ножом в руках, пригласив с собой Серджио и одного из близких друзей. На полпути к нему подошёл какой то высокий но очень широкий человек. Он был практически лысый.
- А, мистер Морелло, здравствуйте. Я вижу, вы тоже любите белые костюмы? Ох, забыл представится, меня зовут...
Не успел он представится, как что то хрустнуло, и там, где был торт, стоял человек с обрезом в руках, наполовину высунувшись оттуда. Прозвучал выстрел и лысый мужчина упал на пол. Затем прозвучал второй и рядом с Серджио рухнул один из охранников, который потянулся в пиджак за пистолетом. Сразу же раздался свист и в бар ворвалась полиция. Началась перестрелка, под которую неизвестному убийце удалось скрыться через задний ход. Впрочем, меньше чем через пару минут перестрелка была закончена. Восемь полицейских лежало без признаков жизни, один ещё корчился. Серджио орал на всех подряд, Морелло старшего и Сальери уже не было тут. Они ехали в бар «Чёрный Кот».
***
Игра вышла сегодня в тираж, не принеся толком никому прибыли. Однако, она получилась на редкость интересной. При счёте 5:6 в мою пользу раздался телефонный звонок и Луиджи подозвал меня.
- Ребята, Эннио срочно просит вас приехать. У них там что то случилось…
Победители и проигравшие
15 декабря 1928
Сэмюэль Моррети:
Может ли какое либо большое дело пройти без проблем? Настолько не может, что если и пройдёт, то организатор напугается еще больше: как же так, такое предприятие и без проблемы?.. Вот и я не слишком удивился, когда меня вызвали к Эннио. Но закон Мёрфи и тут дал о себе знать, потому что мне как раз стоило бы беспокоиться, ведь, как мне сказали по дороге к месту празднества, произошла отнюдь не заурядная драка с попойки. О, вовсе нет. Было полноценное покушение. И покушение это было на именинника. Сказать, что я ошарашен, всё равно что промолчать. Нет, я вовсе не стал благосклонен к Морелло старшему, но он был столпом. Скажем так, вот есть у человека лишний вес. Он этот вес ненавидит, желает избавиться, но рационально ли избавлять от жира, когда тебе вскоре придётся участвовать в сумо? Вот такая же была ситуация и с Морелло. Мне лично он не нравился, но я осознавал, что именно сейчас, на пике борьбы с властями, его пыл, авторитет, его подчинённые, держали костяк нашей малочисленной армии.
Так что неудивительно было, что к тому моменту, как мы подъехали к закрытому клубу у меня уже поджилки тряслись.
Зайдя в просторный, уставленный столами с бархатной отделкой и стойкой красного дерева, уже готовился к худшему, но тут словно бы чудо расцвело прямо у меня на глазах. Морелло был жив, сидел себе в сторонке у барной стойки, мирно потягивал что то из толстого стакана. А убийство, судя по всему, произошло на противоположной стороне. Неподалёку от стола, рядом с местом выкатывания торта, лежал какой то человек, ширококостный, но в целом неприметный. Вокруг столпился народец, я заприметил Сальери, даже Дон Пеппоне приехал, несмотря на болезнь.
- Кто это? - спросил я.
- О-о, ещё один... - протянул было кто то из зала, на дон жестом приказал крикуну замолчать.
- Это был ведущий... - глядя на труп ответил Сальери.
- Документально, к своим обязанностям он ещё даже не приступил. - деловито сказал Серджио. - Пошёл пообщаться с моим братом, пока тот резал торт. А из торта... Ну как в кино, мать его... Весь в чёрном, лысый... И с обрезом... Мужик выпрыгнул, бабахнет как по ведущему. Он ведь, хоть сейчас из-за крови толком не разберёшь, тоже в белом был. А братец как раз пиджак испачкал и снял его. Сами знаете эти костюмы-тройки, стоит снять пиджак и выглядишь как официант...
Серджио был удивительно говорлив, причём общался он со мной так, словно мы всё еще старые друзья. Ну да врагом он мне конечно не был, а такое убийство коллег объединяет, ну на время уж точно.
- А куда он потом делся?
- Я уже доставал Магнум, но тот как молния - вклинился в разговор Эннио -через выход со сцены, а там, мне кажется, авто было, потому что когда мы выбежали, его и след простыл...
Внезапно нас прервал ужасный грохот. Это Морелло старший, вместе с высоким табуретом, завалился на бок. Теперь я понял, почему он был так флегматичен, когда я его увидел. Да он просто нажрался как свинья. Впрочем немудрено, в такой то день и такой сюрприз.
За окном завыла полицейская сирена. Ну вот, теперь демагогии с копами будет на всю ночь.
- Ребята - подозвал нас Пеппоне. - идите-ка через выход со сцены, тут вам пока делать нечего... Мы, с капо, сами разберёмся...
***
Утро моё началось с чашечки кофе в Баре Сальери. Я поставил будильник, что бы встать пораньше, ибо сегодняшний день сулил адовую тучу работёнки. В газетах уже вовсю писали о вчерашнем событии, во всех говорили, что гангстерские войны до добра не доведут... Знали бы они, что на сами деле, гангстерских войн у нас нет, в нашем городе только одна Семья. Зато есть Джеймс Барретт, ставлю что угодно, что именно эта паскуда заказала Морелло. Больше просто некому. Боже мой, наёмный убийца... Как это низко, для представителя власти. Барретт словно сам признался в том, что законными путями от нас избавиться не сможет...
Внезапно кто то положил мне руку на плечо. Я оглянулся и увидел Поли, после вчерашнего он явно устроил попойку, потому что лицо его было весьма помято, а голос звучал басовито.
- Привет, Сэм - мрачно начал он. - расслабься, пока, работы сегодня не будет, но вечером встречаемся в Итальянском Садике, будем что то решать... возможно, будем расформировываться...
Расформировываться?! Семью?! Боже мой, неужели всё так плохо?
Тот же день
Чарльз Барретт:
- Это просто отвратительно!! - кричал я на Джимми, - Ты убил ведущего! Простого ведущего, ты понимаешь что это значит?!
Я приближался на опасное расстояние, но Джимми сидел абсолютно спокойно, даже вида не подавал, стыда на его лице я так же не обнаружил.
- Белый костюм? Есть. Близость к торту? Тоже. Нормально фото? О, этого вы предоставить мне не смогли. Зато я как осёл сидел в три погибели в тортике. Мда, вам бы стоило получше продумать операцию, ту ничего не скажешь... Кстати, когда ждать оплату работы?
Наивный наёмник хотел меня взбесить, но отнюдь. Я сдержался, принимая эмоциональный облик моего собеседника, так же плотно закрываясь маской небрежного нейтралитета. Я сел за свой дубовый стол, подкидывая дрова в камин, и скрестил пальцы, словно киношный злодей.
- Вы, Джимми, получите даже больше, если выполните ещё одно поручение. Пусть, громкого убийства на выйдет, но я знаю, как нам вытащить не только Морелло, но и всех главных среди гангстеров. Сегодня, к семи, ресторан итальянский садик. Они будут там...
- Откуда вам такое знать?..
В ответ я лишь загадочно улыбнулся.
Тот же день
Сэмюэль Моррети:
Хоть я и пришёл заранее, однако был последним. За столом кафе были оба Морелло, Дон, Эннио, Поли, штуки три приближённых от Морелло.
- Присаживайся, Сэм, вот местечко около Поли. - любезно предложил Сальери.
- Благодарю.
Еды не было, только по чашке кофе на каждого.
- Господа - начал Дон. - Вчерашнее покушение было последним звонком. Если мы не можем защитить наших глав. Черт возьми, может пора сдаться. В конце концов, на легальной стороне нашего дела мы можем неплохо держаться...
- Дон, опомнитесь. - вклинился Поли. - Люди потеряют уважение к нам. Более того, мы сами себя уважать перестанем! Дон, теневая организация, со всем уважением, не будет жить на честные деньги. Мы живем на благо же народа! На прошлой же неделе мы помогли кофейне избавиться от хулиганов. Смогли бы мы это, будь мы работниками пиццерии? Дон Пеппоне, не для себя же работаем! Рубашку последнюю отдам, а с работы не уйду...
- Не перегинай палку - накинулся на него Серджио. - ты хочешь сгнить в тюрьме? Да и давно ли ты бескорыстно помогал бедным владельцам кофеен? Они тебе за помощь эту такую денежку в карман кладут, что последнюю рубашку отдавать не придётся.
Я слушал перепалку без интереса, не первая она и не последняя, лучше послушать конечное решение. Пока же я просто смотрел по сторонам. Милая парочка за соседним столом праздновала свой маленький праздник... Какой то мужчина за стойкой выпивал уже не первую за вечер порцию кофе. Не заснёт ведь потом...ещё один мужчина, уже заканчивал свою трапезу, тихо поднимаясь из-за стола. Пройдя пару шагов он отправился отнюдь не к выходу. В уборную что ли? Или к телефону-автомату? Ан, нет, к нам он отправился, что то доставая из кармана. Мешаем мы ему что ли? Тихо же болтаем.
Внезапно я понял, Что мужчина доставал из кармана. В руке его блестнул короткоствольный полицейский револьвер.
- Стой, с-сука!! - взревел я и понёсся на него.
Словно бык я боднул его головой в живот, сбивая с ног. Тот повалился. Внезапно сухо хлопнуло пару выстрелов, словно пистолет уже снят с предохранителя. Резкая, острая боль пронзила область живота, будто бунтующая печень решила лопнуть как воздушный шарик. Теплая чёрная кровь разливалась по ногами. "Чёрт, что же она такая чёрная?" - отстранённо подумал я. Нашёл о чем думать.
Тем временем наши молодчики понеслись на убийцу, но тот уже выбегал из кафе.
Внезапно я понял, что кровь чёрная, потому что цвета в моих глазах поблёкли.
Рука конвульсивно дёрнулась, решив не терять момент я ухватился за ножку стула, за которой сидел тот самый, теперь окоченевший от шока, любитель кофе. Не думая, что я делаю, я дёрнул стул на себя, с которого бедняга свалился на пол. Пусть получит. В таком состоянии я могу себе позволить маленькую шалость. Глаза закрывались, но я силился додумать свою мысль. Зачем же я его скинул? Что бы жизнь мёдом не казалась.
Что бы знал, гад, как живётся в великую депрессию.
***
Ирония судьбы, но обморок был лучшим наркозом, потому что когда я очнулся, уже лежал в больнице и вроде бы живой. Только вот печень болела так же нещадно. А ещё ужасно тошнило. И как я теперь буду жить то? Вообще, сколько можно жить с простреленной печенью?
Рано наверное было радоваться, лучше ли смерть оттянутая на две недели, но когда заранее знаешь о грядущем конце?
Комната была наполнена мраком, слабый полнолунный свет вырывался из окна, освящая комнату ровно настолько, что бы я понял, что лежу в знакомом госпитале неподалёку от Нью-Арка. Часы показывали три ночи, судя по всему, валялся я не столько от шока, сколько уже от введённого для моего успокоения наркоза. Наркозы эти начисто сбивают режим сна, если уже действие закончилось, то проснёшься ты бодрым и полным энергии, даже если, как в случае со мной, на улице три часа ночи.
Раз уж спать я не хочу, стоило попробовать проанализировать свой организм, пока других развлечений не завезли. Избегая опоры на поражённую часть тела я приподнялся с кровати попробовал встать на ноги. По крайней мере, ползти на руках проблемой не было, а вот вставая на ноги я неизбежно опирался на позвоночник полноценно и живот прорезала боль и начинало подташнивать.
Эксперимент не слишком удался, похоже, последние дни своей жизни я проведу исключительно в кровати.
Продолжил я анализ пытаясь понять, сколько мне наложили швов, водя рукой по одеялу, что бы пока не особо было больно. Рука никак не натыкалась на рану, боль расползалась по животу, мешая определению источника. Однако, вскоре я нашёл эпицентр удара, снял одеяло и аккуратно дотронулся. Рука наткнулась на неприятную по консистенции дыру.
Что за чёрт? Прямо дырка в животе? Без швов? Это значит, если я повернусь на бок, из меня кровь что ли будет выливаться? Чушь какая то.
Я провёл рукой по животу ещё раз... Все верно! Ни одного шва! Просто дыра! Самая настоящая дырка в животе!!
Глубину я, конечно, проверить не мог, очень уж было больно, но швов не было точно, ошибки быть не могло.
Твою мать, а не сплю ли я? Или в каком то бреду? Нет, серьёзно, у меня, очевидно, сквозная рана, потому что стреляли почти в упор. При этом я жив, могу боле менее передвигаться. Я не истекаю кровью, хотя в животе незашитая дырень.
За окном двери включился свет, в комнату кто-то вошел и зажег лампу, свет неприятно резанул по глазам. Силуэт еще только прорезался, но голос я уже узнал.
- Ага-а, слышу же, шебуршение за стеной! - словно на улице день во весь голос кричал Поли. - А сестра говорит, что мне послышалось.
- Поли, что это за фигня? - в голове моей мысли формулировались чётко а вот произнести я толком их не мог. - Что у меня за рана такая, почему швов нету?
- Швов?.. Чёрт, точно, ты ведь у нас счастливчик!
- В смысле? На меня бинтов не хватило?
- Да, конечно, скажи мне, откуда у тебя такой великолепный портсигар?
Поли достал мой металлический портсигар, только покорёженный, словно кто-то ткнул в середину бумажки, примерно такого рода была покорёженность.
- Эта штуковина тебе жизнь спасла.
- Пуля что ли туда попала? Чёрт, а как же?.. Он же не особо-то крепкий.
- Ну-у, тебе не только он жизнь спас.
Поли продемонстрировал мне мою именную зажигалку.
- Хочешь сказать, что пуля попала ровно в зажигалку и портсигар? Такое в жизни не бывает...
- Не бывает, зажигалка немного отклонила пулю, но он врезалась в портсигар и его тоже пробила. Сними-ка одеяло.
Я стянул одеяло и принялся разглядывать рану уже при свете.
- Сэм, больной что ли? Бинты то зачем снял?
Одеяло оказалось изрядно окровавлено.
- Да я... Не снимал вроде...
- Ага, а это что? - Поли с укором показал на пол, на котором лежали лоскуты бинта, порванные, очевидно, мною.
- Я не в себе был, должно быть.
Рана на деле оказалась Весьма неприятной, но даже близко не сквозной. Сантиметром в глубину, не больше.
- А печень? Печень не задета?
- Неа, говорю же, счастливчик ты.
- Поли, а какого черта так хреново то?
- Ну ты, друг, даёшь. Представь, какое бешеное ускорение у этого снаряда. Представь, что тебя лично Джеки Браун по печени отделал, потому что со спиртным придётся завязать, да и впредь поберечься.
- Как завязать?!
- Ну не завязать, но жёстко ограничить. И еду тоже будешь потреблять другую. Да, жизнь теперь твоя волей-неволей станет поспокойнее. Дон сказал, что как уникальный кадр ты потерян. Зато, знаешь? Теперь мы вместе чаще будем на дело ходить, что бы быть тебе подмогой. И теперь то мы сможем посоперничать.
- Да брось, Поли...
- Не-не, я себя адекватно оцениваю, мне твои лучшие дела были не по зубам. Муниципалитет, дело в поезде... Не, такое бы я не выполнил. Ну, ничего, ты теперь тоже не сможешь, хе-хе.
- Поли, а ты, собственно, что тут забыл то?
- Да, чашка кофе и выстрел в лучшего друга немного сон отбивают, а когда мы тебя привезли, я тут таку-ую дежурную заприметил. - и Поли жестами стал изображать все преимущества моего личного дозора.
- Ну, раз мы оба спать не хотим. - закончив пантомиму сказал Поли - я принесу колоду, попробуем сыграть в блэкджек на двоих... Да, ещё у Дона и всех капо теперь словнео свербит в одном месте, все хотят прийти и лично поблагодарить, жди завтра гостей.
- Притворюсь спящим, наверное, не люблю когда так на мне акцентируют внимание. Ну так что, в блэкджек играть будем?
- Момент, я дежурную приведу и будет у нас своя атмосфера с блэкджеком и...
Остальные слова я не разобрал, потому что Поли ушел в коридор за картами.
***
Притворяться спящим не пришлось, не спал я аж до шести утра, позже, конечно, отрубился, успев застать, как Поли ушёл домой, спал я аж десять часов, регулярно сквозь сон осознавая, что дверью ходят люди и их всё больше, в конце концов Дон и Сальери с Морелло старшим совсем обнаглели, ввергнувшись, со своею же свитой, в мою палату, причём устроив аж локальный банкет, поставиив столик с закусками и тайно разливая вискарь из фляжек.
Не открывая глаз я начал, словно в бреду, говорить, изрядно удивив посетителей.
- Вечтины!.. У меня нехватка вечтины в организме! - Я сделал вид, что полноценно проснулся и выпучил глаза. - Быстрее, мы меня теряем!
- Да сделай те же что-нибудь! - вскрикныл Пеппоне.
Мне протянули тарелку с ветчиной.
- Спасибо. - сказал я, уминая блюдо, за ночь я действительно страшно проголодался.
Пусть шутка была и просто удивительно примитивной, однако народ в комнате повеселел, все начали задавать дежурные вопросы про состояние здоровья, я и вправду чувствовал себя весьма фигово, однако итак старался приукрасить тяжесть состояния.
Нет, я вовсе не позёр. Просто у меня такая жизненная позиция, пусть лучше на меня не будут возлагать особых надежд, но я вернусь неожиданно и с шиком, чем если все будут ждать выздоровления, а моё состояние будет стабильно плохим.
Посиделки продлились около часа, я пожалуй даже решил, что не так уж плохо, что у меня появилась травма, это немного сплотило Семью, однако если учитывать, что я больше не смогу работать так плодотворно как раньше. Я адекватно оцениваю свои умения и пусть я не гений в своей работе, но был получше многих, такой уж мне выпал талант.
Постепенно все уходили, в конце концов, остался, что удивительно, один Морелло. Он заранее настаивал на приватном разговоре, что меня немного настораживало.
- Сэм, слушай, ты понимаешь, как спас нас всех... Так уж вышло, я дважды за неделю попал под прицел пистолета. Это, знаешь, немного влияет на мировоззрение. Я не хочу в дни нашего кризиса с кем то из своих портить отношения, а к тебе, стоит признать, мы с братом относились с большим презрением. Давай-ка немного эти отношениям улучшим. - даже в такой момент тон Морелло оставался меркантильным, без нотки эмоций. - Вот, в общем, на. Это ключи от нового автомобиля, тот задрипанный драндулет просто стыдно показывать на глаза посетителей бара. Эта тачка будет лучше смотреться. - тон у Морелло значительно ускорился. - Болт на металолом, а кататься будешь на этом. В общем, развлекайся. - Морелло поспешил удалиться.
Аккорд арпеджио.
27 декабря 1928
Джеймся Барретт:
Для любителей красивых видов Оукхилл был бы просто раем. Эта возвышенность позволяла увидеть почти любой ближайший район города. Вот только позволить себе такие виды мог лишь весьма обеспеченный человек.
Мой дом как раз находился в Оукхилле, так что со второго этажа своего особняка я мог наслаждаться городом, засыпанным снегом. Спросите у любого коренного англичанина, какую комнату стоит сделать в помещении с таким шикарным видом и панорамным окном, и все как один вам ответят – здесь должна быть библиотека. Ведь по большому счёту библиотека это не столько читальня, сколько место для размышлений. Здесь можно как следует расслабиться в окружении любимых книг, возможно, картин и мягком потрескивании камина.
У англичан есть такая традиция – если у вас есть замок, то спальня в нём должна быть самой холодной комнатой. Многие могут смеяться над нашими спальными колпаками и утеплёнными пижамами, однако эти атрибуты вполне резонны. Всегда ведь есть такой жаркий день в году, когда даже сложно заснуть. Засыпать в жару это всегда проблема. Зато насколько уютнее, когда за одеялом лютый холод, а под одеялом лежит тёплая грелка, и тёплая пижама греет не столько тело, сколько душу. Полагаю, это пошло в нас от древних времен, когда в зиму не было возможности согреться. Когда человеку холодно, ему постоянно хочется укутаться, а укутавшись он без труда засыпает.
Эта традиция всегда была мне по душе, так что я с большим удовольствием перенёс спальный холод в свою библиотеку тоже. Всегда есть стимул согреться чаем, или некрепким алкоголем, погреться у камина, это неплохо наводит на насущные размышления.
Полагаю, именно поэтому, когда Джимми вошёл в библиотеку, он сделал вид, что не заметил моего предложения повесить своё пальто на вешалку, а лишь посильнее застегнулся.
- Добрый вечер, мистер Барретт. Желаете воспользоваться моими услугами?
Я указал на стоящее, неподалёку от меня, кожаное кресло, сам я находился в таком же, развернувшись лицом к камину.
Джимми молча присел, подождав пока я уберу книгу Вальтера Скотта, довольно нудную, следует признать.
- Итак, босс?
- Мы близки к завершению нашей главной задачи… - неспеша начал я.
- Вашей задачи, - мягко поправил меня собеседник – я лишь исполнитель.
-Да, Джимми, это так, но сути это не меняет. Мы убрали одного из лучших их бойцов, несмотря на полнейшее фиаско основной цели. Полагаю, целиться в верхи нам теперь не стоит. Они пока хорошо держатся. Мы пока пойдём более удобным путём, у гангстеров и так достаточно уязвимых мест. Сегодня мы сделаем нечто грандиозное. План не сложен, ты лишь обстреливаешь бар Чёрный кот. Нет сомнений, они откроют ответный огонь. В этот момент, несомненно, совершенно случайно – я позволил себе нотку сарказма в голосе. - мимо будут проезжать наши дружинники. Они то и возьмут на себя гангстеров. Тебя они не тронут, тебе лишь надо скрыться под шумок. Скорее всего, они не будут сопротивляться аресту. Этот бар их финальный оплот. Остаются ещё два, но без этого другие не протянут.
- Во сколько начало операции?
- К половине десятого прибудет дружина, рассчитай сам, сколько тебе надо времени до их приезда.
Джимми молча кивнул.
Подойди к левому стеллажу – я указал пальцем на книжную полку. – там посередине лежит Майн Рид, открой книгу.
Джимми молча исполнил поручение, и забрал лежащие в книге деньги. Ну, точнее это была не книга, а просто стилизация, небольшая коробчонка для заначки на сложный день.
- Спасибо, Джеймс, с наступающим.
Джимми молча вышел из комнаты.
Кажется, в музыкальной среде такой манёвр назывался аккордом арпеджио. Когда аккорд играется не весь одновременно, а каждая нота предвосхищает следующую. Многоходовка, если можно так выразиться.
С таким великолепным настроем Вальтер Скотт был уже не так нуден.
***
Утро встретило меня солнечной погодой и благими вестями. Я дал газетчикам время, что бы написать статью о вечерней перестрелке, проспав до полудня.
За плотным завтраком я прочитал внимательно газету, особенно выделяя заметку о закрытии бара Чёрный кот. Как выяснилось, в баре не было владельца, однако почти все подчинённые были арестованы с весомыми обвинениями. О зачине перестрелки стыдливо умалчивалось, что было вполне естественно. Истинную причину перестрелки знал лишь я и Джимми, для остальных же все было весьма туманно.
Уже дочитывая статью я позвонил в специальный колокольчик, висящий над стулом. Он нужен был для созыва прислуги, в моём случае – для вызова Мэтью.
- Доброго утра, сэр. – у Мэтью была великолепная способность незаметно появляться после первого же звонка в колокольчик.
- Привет, Мэтью. Будь добр, скажи Морти, что бы подготовил автомобиль, и вызови к Мотелю Кларка моего знакомого из редакции… Как бишь его…
- Его фамилия Чейз, сэр.
- Точно-точно, Фил Чейз…
Несколько раз мне доводилось давать ему интервью, из редакторского коллектива он мне был больше всего знаком.
***
- Вы готовы поступиться с законом, господин Барретт? – спрашивал меня Чейз, когда я уже прибыл в мотель Кларка.
Мы находились в главном зале, и тут было на что посмотреть, до Рождества было ещё время, но приготовления шли полным ходом. Жильцов пока не запускали, на время подготовки мотель прекратил свою полноценную работу.
- Ну почему же поступиться. Вы прекрасно знаете, что алкоголь среди определённых кругов и при определённых обстоятельствах не запрещён, в небольшом, разумеется количестве. Я устрою в мотеле этот праздник, пригласив сюда высших чинов общества, не запрещаю при этом посещение от простого люда, по крайней мере – за определённую плату.
Зал преобразовывали, заполняя барные стойки разово разрешённой выпивкой, и притаскивая новые столы. Скоро должны были занести гирлянды. Я собирался устроить рождественскую вечеринку, это понравилось бы простому народу к тому же я хотел бы получить пару-тройку друзей в верхах.
- Позволите пару фотографий, мистер Барретт?
- Давай только когда они закончат.
- Договорились. Так позвольте уточнить на счёт списка гостей…
- О, ну нас посетит советник, так же начальник полиции, Чудновски, и…
- А как на счёт не официалных лиц? Ну там, музыканты, банкиры…
- Будет меценат, известная личность, правда раньше мы лично не виделись, его фамилия Пеппоне.
- Вот как. – стоило признать, выдержка у редактора была великолепная, ибо хоть его взгляд и не был таким натуральным, каменное лицо он все же сохранил. – я могу отметить сей в газете?..
- Пожалуйста, кто же вам запретит. – я изобразил у себя на лице одну из лучших своих масок искренного удивления. Стоит сыграть в дурачка и сделать вид, будто о второй стороне жизни Пеппоне мне не известно.
А причина тому, что я пригласи этого человека на празднество была весьма проста. Я действительно хотел с ним познакомиться, как и с его подручными. Эти люди хорошо себя показали, как мудрые соперники, и раз уж дни их на свободе сочтены, почему бы не оказать им последнюю любезность.
Эти люди были мне скорее как соперники по шахматной партии. Я мог с ними бороться, но не стал бы воспринимать их как личных врагов. Безусловно, таким как они в нашем обществе не место. Но и до маргиналов, ворующих кошельки в подворотнях, им довольно далеко.
Пока Чейз ушёл сделать парочку фотографий для намечавшейся статьи, я пошёл к своему автомобилю, недавно купленному чёрному Ласситеру, комплектации универсал.
Там я застал Морти, мне как раз надо было сделать несколько поручений.
- Сейчас поедешь домой, Морти, разошли, будь добр, приглашения на этот список.
Я протянул ему лист бумаги. Морти вчитался без особого удивления, однако вскоре удивлённо поднял брови и посмотрел на меня.
- Что то не так?
- Как вам сказать, Босс.
Ни у кого не хватал духу упомянуть о криминальной стороне жизни Пеппоне. Тем лучше, не придётся всё объяснять.
- Как закончишь, возвращайся сюда, я пока послежу за работой.
Морти не говоря не слово уехал.
Я присел за один из готовых столиков и взял чашечку чая Эрл-Грей.
Чейз не стал упускать момент и сделал моё фото в этом удачном ракурсе, закончив он тоже отправился по своим делам.
Не спеша допив чай я укутался в пальто и вышел на улицу. Сквозь метель, как я и ожидал, уже выглядывала чёрная фигура.
- Добрый день, мистер Барретт. – тихо начал он.
- Добрый день, Джимми. Позволь, мы немного отойдем отсюда.
Прогуливаясь я начал раз0говор.
- Вчера ночью твоя работа была выполнена великолепно. План Ну, раз мы оба спать не хотим. Я указал на стоящее, неподалёку от меня, кожаное кресло, сам я находился в таком же, развернувшись лицом к камину. br /сработал. Сегодня же тебе надо будет перехватить их резервный склад с алкоголем, пока оттуда не вывезли большую часть бутылок. Просто сожжёшь там всё.
- Откуда вам известно, где находится их склад?
- С некоторых пор у меня есть один достоверный, анонимный источник, впрочем, на твою работу это не влияет.
- Жду гонорар. За такое дело двойная ставка.
- Ах, да. Сегодня без гонорара. – мой голос становился немного угрожающим. На самую малость, что бы Джимми понял мои намерения. – В этот раз без гонорара.
- Без гонорара?
- Да, без гонорара. – я незаметно приставил к его животу небольших размеров револьвер. – теперь ты всё для меня будешь делать без гонорара. У меня есть некоторый компромат на тебя, ну ты понимаешь. Как ведь в той пословице – зачем платить больше, не так ли?
Джимми не ответил и начал медленно уходить.
- И да, мистер Карелла. – выкинул я один из главных козырей, давая ему понять, что мне известна его личность. Когда он услышал свою фамилия по его телу прошла гневная дрожь. - Не думай, что сможешь меня обхитрить. Я держу тебя за горло.
Возвращение в строй.
29 декабря 1928
Сэмюэль Моретти:
Из больницы меня выписали раньше, чем ожидалось, однако с большими почестями. Все эти дни меня посещал Поли, докладывая прискорбные вещи. Бар Чёрный кот был закрыт, это подкосило Семью, многих наших молодчиков отправили на легальную сторону бизнеса, заранее подготовленную Фрэнком, однако мы всё ещё лишались людей, будучи не в состоянии оплатить их услуги, теряли доверие граждан и конечно же прибыль уже давно шла в убыток. Именно по этому я захотел выйти раньше выздоровления. Дон, в честь этого, заказал новейшие чешские таблетки со сложновыговариваемым названием «krefjezivot», способствующие повышению иммунитета, когда печень совсем сдаст. К тому же, меня теперь ждал жестокий режим питания, да и бегать как раньше я уже не мог.
Я уже приоделся в любимый смокинг с голубой рубашкой и направился к лифту госпиталя, там меня ждал Поли.
- Ну, как ты, Сэм?
- Могло быть хуже.
- Читал газету?
- Нет, пока ещё. Что то интересное?
- Интересное не то слово. – Поли достал из внутреннего кармана пиджака вырванную из газеты страницу.
Статья была небольших размеров, к ней же прилагалось несколько фото. Фотография просторного, словно ресторанного, зала и фото зачинщика наших проблем – Джеймса Барретта, сидящего в картинной позе с чашкой чая.
- И что же тут говорится?
- Джеймс Барретт официально на день бойкотирует сухой закон, на рождество позволив посетителям Мотеля Кларка выпить в честь вечеринки. Но это ещё цветочки. Знаешь, кто приглашён? Сам Пеппоне!
Мы уже спустились к выходу, там же я впервые увидел свой автомобиль, шикарный бардовый кабриолет марки «Wright».
Рассевшись по местам и оценив внутреннее убранство авто я завёл двигатель, мягко урчавший, словно котёнок, и мы продолжили разговор.
- Так значит, Барретт решил помириться с Семьёй, попутно свернув сухой закон?
- Чёрта с два, Сэм. Этой ночью спалил наш резервный склад, Барретт даже не думает мириться.
- Тогда почему же он пригласил Дона?
- Приглашён не только Дон, есть приглашение на свободный вход нескольких персон из приближённых Пеппоне, так что может мы с тобой тоже там побываем.
- Чёрт, хотел бы я там оказаться.
- Нет, я не хотел бы – Поли был категоричен – я бы не сдержался и свернул этой наглой английской морде шею прямо там.
- Я хотел бы оценить этого соперника лично, Поли.
- Хочешь сказать, ты хорошо к нему относишься?
Мы уже подъехали к Бару Сальери, я остановил машину, но двигатель глушить не стал, решив, что сначала стоит закончить разговор.
- Нет, Поли, поначалу я действительно относился к нему с интересом, своеобразным достоинством. Но ты ведь понимаешь, что он поставил Семью на колени, невозможно не попытаться пообщаться с таким человеком лично, узнать, каков он вживую.
Поли меня не понимал, просто кивнул головой и не теряя времени пошёл к бару.
Я же ещё немного посидел в машине, разглядывая элегантные тумблеры, назначение некоторых я ещё не понимал.
Поли человек простодушный, ну как ему объяснить, что общение с Барреттом в неформальной обстановке может представлять некоторый интерес. В идеале было бы оказаться с ним за шахматным столом, или в игре в покер.
Конечно, я совру, если скажу, что не желал бы его прикончить, после нашего мирного, неформального разговора.
Тот же день
Джеймс Барретт:
Обед выдался просто шикарным, хоть и немного поздним. Хотя, что уж греха таить, я больше радовался тому, что свожу на нет своих противников. Этой ночью Джимми поработал так, словно я ему действительно заплатил денег. Впрочем, альтернативы у него не было. Нет, я не изверг и не шантажист, но таких как Джимми презираю. Нету в них ни капли совести, да даже привязанности, моральных посылов в них нет. Продаются за деньги, как последние шлюхи. Поэтому то я и позволил себе взять быка за рога. После того, как я разберусь с Пеппоне и его шайкой головорезов Джимми попадёт под суд. Но сегодня для него было ещё одно дельце.
Я позвонил в колокольчик и тут же появился Мэтью.
- Чего вам угодно, мистер Барретт?
- Я закончил трапезу, можешь забирать поднос. И будь так добр, принеси печатную машинку.
Сегодня я вновь обедал в библиотеке. За окном было солнце, снегопад исчез, но сугробы двухметровыми слоями всё ещё лежали на дороге. Любо дорого смотреть, но именно смотреть, выходить на улицу в такой мороз не хотелось.
Мэтью вкатил на специальной подставке печатную машинку и переставил её на стол.
- Благодарю, ты свободен...
Ни сказав ни слова Мэтью ушёл.
Я начал печатать своё небольшое послание:
"Доброго времени суток, Джимми. Наш прошлый разговор закончился не совсем дружески, но я хочу, что бы ты понимал: я человек чести. И пусть наши деловые отношения немного вышли за рамки уважения, я считаю тебя достойным работником. Именно по этому ты заслуживаешь полноценный отпуск. Я даю тебе твоё последние задание, да и то, оно не совсем подходит под понятие "задание". Тебе надо лишь своровать автомобиль. И как ни будь поярче его расколошматить. Адрес по которому можно найти авто, а так же его марка и номер есть в карточке, прилагающейся к письму. Это будет финальный наш штрих, в дальнейшем ты свободен. Я просто о тебе забуду. Никаких новых заданий. Никаких подвохов. Можешь уехать хоть на другой конец штата, я тебя искать не буду.
С уважением. Д.Б."
Как сладка бывает ложь, я почти что сам себе поверил.
Я вновь позвонил в колокольчик.
- Мэтью, позови Морти.
Пока шёл мой телохранитель я запечатал письмо и закрепил его красивой липовой печатью.
- Вызывали, сэр?
- Да, Морти, быль добр - я протянул письмо. - закрепи это в телефонную будку около парка при госпитале.
- Сэр, что это?
- Это небольшой подарок перед завтрашней вечеринкой. Не обращай внимания, просто сделай дело и на сегодня можешь быть свободен...
Рождественская вечеринка
Рождество 1929:
Сэмюэль Моретти:
Бывают иногда у людей такие пронзительные и противные голоса. Многие меня поймут. Когда словно скрип ваты по стеклу.
Именно такой голос вывел меня сегодня из сна. В мою квартиру с криками и воплями, простите, что повторяюсь, врывался Морелло, судя по всему, старший.
- Открывай, гнида! Я из тебя всю душу сейчас выбью!
Сами понимаете, после таких обещаний открывать я не спешил.
- Подожди, Морелло, вот только оденусь и ты сразу сможешь приступить к своей задаче.
Я не спешил, одевшись, посидел немного, закурил. Поставил себе кофе, что бы немного согреться в такую стужу.
Спустя некоторое время я услышал, что его успаокаивают. Судя по голосу, пришёл на подмогу Эннио Сальери. Теперь я уже без особой опаски открыл дверь, однако держа на всякий случай за спиной кофейник полный кипятка.
Едва дверь открылась, как Морелло словно пчела влетел в прихожую, а его неуклюжесть навевала мысли о том, что мать его знавалась с медведями.
Он схватил меня за полы пиджака и злобно проговорил:
- Думаешь, ты можешь себе позволить вытирать об меня ноги?
- Вообще-то да – подначивал я его – ты неплохо сойдёшь за половик перед моей дверью. – с этим словами я выбрался их его крпекого, но неустойчивого захвата.
- Вот только белый цвет быстро марается, так что костюмчик тебе придётся сменить.
Морелло побагровел от злости, но тут вовремя вошёл Эннио и встал между нами.
- Ну-ну, друзья, успокойтесь. Сэм, не надо сейчас спорить с капо, он серьёзно расстроен…
- Если я каждый раз как расстроен врывался бы в его квартиру – ответил я – он бы давно переехал.
- Я не могу больше, дай я выбью ему эти грёбаные зубы. – Морелло попытался вырваться, но Сальери держал его крепко.
- Сэм, автомобиль, который тебе так щедро подарили братья Морелло, сегодня нашли разбитым на главной улице Центрального острова. Как видишь, Морелло подозревает тебя в этом деянии.
- Боже упаси меня выкидывать подарки от людей, которые мне не нравятся. Я бы тогда без квартиры сидел, ей богу.
- Именно так я и сказал, Сэм, ты ведь не стал бы это делать…
- Сучонок хочет показать, что он от нас независим! – Морелло никак не мог успокоиться.
- Боже мой, если уж я и хотел бы избавиться от неугодной тачки, я бы её продал! Подумай хоть раз сам, часто я иду на агрессивные поступки? Или часто я пытаюсь показать независимость? Морелло, эта авария очередная провокация Барретта. Не больше.
Морелло всё ещё бурчал под нос, но уже не так рьяно.
Теперь Сальери взял слово:
- Хорошо, Сэм, инцидент исчерпан. Мы пойдём отсюда, но ты загляни ещё в бар, тебя хотел видеть Пеппоне.
И надо же было так долго проваляться на больничной койке? Какой сегодня день, вы знаете? На носу Рождество! Да ещё и с машиной что то произошло, я так толком и не знаю всех подробностей. Чёрт! Лучше не придумаешь. Ещё и не успел выйти из больницы, как сразу же понадобился Дону. Нет, я давно уже ждал какой-нибудь работёнки, что бы размять кости, но не так же – сразу и в омут с головой. Дали бы денёк передышки, что бы пришел в себя, все таки Рождество
Так нет же – Дон вызывает… Куча мыслей витала в моей голове, а настроение становилось всё хуже, пока Поли, который любезно предложил меня подкинуть, вёз меня в Бар Сальери, ведь легендарный Черный Кот уже закрыли. Как обычно, там была ума народу. Как же – ведь сегодня будет такой праздник. Коротко поприветствовав бармена кивком головы, мы зашли в кабинет. Клубы дыма витали здесь гуще обычного. Не успев сесть на моё привычное место, Поли кинул мне сигару. Я чуть не выронил её из рук от неожиданности. Усевшись по удобнее, я сразу же начал очень внимательно слушать Дона.
- Мальчики, как вы знаете, сегодня Рождество… - начал говорить Пеппоне медленным, размеренным тоном, - и представьте себе, какой неожиданный подарок я получил, а? Приглашение на банкет в мотель Кларка! Сам Джеймс Барретт его написал!
С этими словами он положил на стол небольшой лист бумаги, и сделав затяжку, издал небольшой смешок.
Мы с Поли переглянулись, Эннио хранил молчание и пристально глядел на листок, раскуривая свою сигару, а по физиономии Морелло старшего вообще нельзя было понять, о чём он думает.
- Я подумал, - снова начал Пеппоне, - а что, если нам заглянуть туда? Банкет назначен на сегоднящний вечер. Держу пари, все сливки нашего города будут там. Думаю, будет на что посмотреть…
- Кто едет? - поинтересовался Сальери.
- Ты и Морелло, как мои капо, Серджио. Да, Сэм, конечно же. И ты поедешь с нами. Хм... ну вот, пожалуй, и всё. Ах да, Поли тоже с нами.
- Ну вот и хорошо.. И да, мальчики, разумеется, никакого оружия с собой брать не рекомендую. Ну, хотя бы будьте осторожнее, если надумаете его пронести. Ведь всё таки Рождество… Не стоит вызывать к себе подозрения. Я думаю, Барретт не станет рисковать жизнями людей и пытаться нас захватить. Итак, сегодня в восемь вечера встречаемся здесь, в баре. Сэм, на тебя у меня особая надежда, не подведи! Выбери лучший парадный костюм, который найдешь.
Разумеется, у меня дома такой костюм нашёлся. Черный брюки, голубого цвета рубашка, синий галстук-бабочка, пиджак… Да, сегодня нужно быть великолепным. Смит-Вессон надо бы спрятать. Поправив пиджак, я подошел к зеркалу и присмотрелся.
- Просто идеально. Ха, да ты ещё очень даже хорош, старина Сэм, хоть и пол печени отстрелили.
С этими словами и улыбкой на лице я аккуратно снял всё и уложил на стул, повесив рубашку и пиджак на пинку. Остается ждать до вечера. Ожидание – самая тяжелая вещь на свете. Но его легко можно скрасить, если есть хорошая компания и парочка глотков виски!
Сегодня было великолепное зимнее утро, и я предложил Поли просто пройтись и полюбоваться красотами города. Вы скажете, что это странно? Не думаю. По крайней мере, иногда полезно прогуляться по городу и разрядиться психологически. Когда я уже собрался выходить, позвонил телефон.
- Да, слушаю..
- Сэм? Как хорошо, что ты ещё дома. Это Поли, давай, бросай все дела и приезжай к Сальери. У нас тут намечается небольшой пикничок.
- Каков повод? Или же тебе и повода не нужно, что бы надраться? Ха-ха.. Ладно, уже еду.
Весь этот день мы просидели в баре, узнавая друг друга, говоря о политике, о том, что делать дальше, о Морелло и о предстоящем банкете. Луиджи на сегодня даже закрыл бар, что бы мы могли посидеть в спокойной обстановке. Так до вечера и просидели.
К назначенному времени мы подъехали к мотелю Кларка. Там, на широкой стоянке, уже было около десятка машин. Вполне вероятно, что сюда действительно приехали все сливки общества нашего города.
Не успели мы выйти из машины, как на стоянку заехал целый кортеж.
«Вот уж кто действительно нарушает уговоры, так это он».
В первой машине сидела четверка охранников. Наверняка они были при оружии. А как же иначе? Из второй вышел сначала водитель, потом с пассажирского места поднялся настоящий громила, он то и открыл одну из задних дверей, из которой и вышел Барретт. Из соседней же вылез наш хороший знакомый – а именно его сын. Ну что же, опять надо играть по его правилам…
Что меня удивило, так это то, как Барретт с доном сразу же поздоровались и начали общаться как приятели, которые очень давно знакомы. Возможно, так и было. Или, может, просто сегодня все одели маски притворства?
Внутри было просторно, хоть и народу было многовато. В центре стоял большой стол, на котором чего только не было. До официального начала празднества оставалось минут десять, и я поспешил в поисках уборной. Оказалось, что она на втором этаже. Там же был в одной из комнат стол для бильярда, за которым стояло несколько человек. Вот и развлечение нашлось мне по душе. На лестнице я столкнулся с Чарли.
- Ох, Сэм, извини..
- Ничего, всё в порядке…
Но он вдруг схватил меня за рукав.
- Послушай, - понизил он голос, - у вас в баре сейчас есть кто-нибудь?
- А что? – встревожился я.
- Просто отец говорил с начальником департамента полиции… Я не знаю точно, о чём они говорили, но вдруг?
- Ерунда. Сейчас Рождество. Не думаю, что даже твоему отцу по силам вытащить полицию на улицу сейчас.
- А ты и не думай, Сэм, я ведь так… Просто поинтересовался и сообщил тебе…
- Да, спасибо, Чарли. Мне пора идти.
Тем временем у нас уже начинался банкет. Гости рассаживались по своим местам.
- Уважаемые друзья, коллеги, гости.. – начал говорить он речь, поднявшись со стула – Сегодня прекрасный вечер. Я не стану утомлять вас долгой беседой, скажу лишь, что грядут новые порядки в нашем городе. Но сегодня не время для политики, не время для каких то разборок, сегодня пора Рождества! А посему, поднимаю бокал за всех, кто здесь присутствует.
Раздались аплодисменты. Не слишком много, похоже, кому то Барретт тоже поперёк глотки встал. Интересно, можно ли будет перевести их на свою сторону?
Примерно через полчаса кое кто из гостей начал выходить из за стола, Дон общался с кем то из городских, а я решил наконец размяться и найти партнёра для игры в бильярд. В зале было пусто, кто то так и не доиграл партию, бросив её не законченной. Надо бы размяться немного, доиграю, пожалуй, я за них. Взяв кий, я подошёл к столу и внимательно посмотрел на расположение шаров. Хм, как то играли не слишком то профессионально… По крайней мере тот, кто играл вторым…
- Собираетесь играть?
Я резко обернулся и увидел Джеймса Барретта. Вот уж кого я меньше всего ожидал увидеть за бильярдным столом. Ещё больше меня удивило то, что он взял второй кий.
- А не разыграть ли нам партию? Вижу, вы не плохой игрок, а? – спросил он у меня, кладя сигару на пепельницу.
- Вообще то я так себе игрок…
- Я прекрасно знаю, как играете именно вы. Не стоит опасаться, что я стану выспрашивать о вашей работе и связях, о том, что вы знаете. Нет, Здесь играет роль чистая банальность – я хочу проверить вас в игре, потому как я, знаете ли, – он начал собирать шары из лунок, - профессиональный игрок.
Хм, ну что же, возможно, я смогу узнать его слабые места...
- А что, это интересная мысль. Я, пожалуй, не против. К тому же сам хотел найти партнёра для игры... Так что, разбивайте.
Он обошёл стол, выбрал, как мне показалось, идеальную позицию для удара. И разбил. Два шара, одноцветные, сразу же закатились в лунки.
Через несколько секунд он забил третий, да, передо мной был настоящий профи, как бы я совсем не остался тут в бездействии. Нужна ошибка. Одна ошибка... И я должен буду закатить все шары, иначе проиграю. Нет, Барретт настоящий мастер.
- Увы, ошибся… Немного совсем, но ошибся, ваша очередь – сказал он мне немного расстроенным голосом, взяв сигару.
Немного потянувшись, и как следует настроившись, я встал к столу. Главное – держать себя в руках, без волнений, иначе точно сделаю ошибку.
Вздох. Прицеливание. Лунка прямо перед шаром. Короткий, резкий удар. Три-один. Переход… Диагональный перевод шара на последующий. Тот цепляет ещё один и он в лунке. Готово, три-два. Спокойно… Ещё парочку и нужно расслабиться... Сложно, но если посмотреть.. Ударив под углом в 60... я смогу точно угодить в край шара и он попадет в лунку. Или выбрать тот, что сложнее? Рикошетом через край стола... Да, пожалуй, так я и сделаю...
- Терзают сомнения? Быть может, более опытный игрок мог бы подсказать, что делать? – спросил он у меня.
Черт! Как же он не во время, ещё немного и я ударил бы. Кто знает, что тогда вышло... Сосредоточься, Сэм, это тебе не с Поли играть…
Но, нет, я не попал, слишком нервничал. Барретт приступил к своему ходу.
Барретт играл отлично, наконец-то мне представился достойный соперник. Ирония судьбы в том, что соперником он мне был не только по бильярдному столу. Но были и минусы в его тактике. Он действительно чувствовал себя словно властелином шаров, в том плане, что порой пытался выкинуть такие трюки, какие были ему явно не по силам. Должно быть, он и в жизни такой – достаточно умён, что бы побеждать, но и достаточно умен, что бы понимать это и задирать в честь этого нос.
Только настал мой ход, как нас внезапно прервали:
- Господа – это подошёл сам Пеппоне – начальник полиции произносит речь, давайте послушаем.
Немолодой мужчина с еврейской фамилией, которую я уже запамятовал, стоял во главе стола, по обе руки от него были репортёры, а так же представители власти в лице полицейских, которые почему то были при форме.
- Дамы и господа. – начальник полиции приступил к речи – некогда наш город задыхался от преступности, хочется отметить, что этот год нанес нам много тяжелых ударов. Подпаленные склады, заказные убийства, о да, для полиции дел хватало. И всё же, мы сегодня все вместе собрались, оставив предрассудки. Знаете, на днях мне позвонил один человек… Впрочем, не знаю правильно ли портить торжество, но среди наших гостей есть самый настоящий бандит, человек, которые привносил нам сии неприятности весь год.
Зал загудел, ну а я без колебаний схватился за спрятанный в кармане Смит-Вессон. Доставать оружие пока не стал, но я точно увидел, что наши люди сделали тоже самое.
- Так вот, господа. Позвонивший мне человек, который нынче пожелал остаться неизвестным, чистосердечно признался, что в течении года был в подручных у одного именитого мужчины. Звонивший рассказал в деталях о том, как поджигал склад по поручению, будучи подвержен шантажу, а так же, что разбивал автомобили, и даже вынужден был совершать покушения, под давлением обстоятельств.
Народ не понимал, что происходит, даже репортёры молчали как рыбы.
- Так кто же шантажист?.. – робко спросили из зала.
- О, нам всем он знаком. Этот человека зовут Джеймс Барретт.
Зал взревел, копы как с цепи сорвались и повалили Барретта, Чарльз, его сын, без сил повалился на стул, грустно провожая отца взглядом.
Ко мне тем временем тихо подошёл Сальери.
- На второй этаж, быстро.
Я поднялся на второй этаж, который не был задействован на вечеринке, в пустой комнате собрались все наши. Пеппоне, Сальери, Морелло, Поли, Серджио и я.
- Боже мой, мы победили! – Поли был вне себя от радости.
- Увы, нет Поли. – Сальери был мрачен. – как вы знаете, среди нас есть предатель, ведь после смерти Доминико, информация всё равно была слита.
- Эннио, может позже? – Морелло занервничал.
- Нет, господа, решим этот вопрос сейчас. Я думал поначалу, что информацию сливал Поли, но как выяснилось недавно, он не был в курсе некоторых операций. Скажите мне, ведь кто ещё сидит достаточно высоко? Кто решил, что бизнес надо сврегнуть?
Ответа не было.
- Господа, простите меня, но нельзя отрицать факты. Только Дон Пеппоне знал достаточно о всех наших источниках.
- Господи Иисусе! – Пеппоне не верил своим ушам. – Энннио, ты в своём уме?
- Зачем ему это? – это спросил Серджио, уже доставая оружие, что бы Эннио заткнулся.
- Не сходится, Сальери. – мрачно начал я. – вы даже не знали об одной сделке с шотландским поставщиком, но не в этом суть… Суть в том, что только я да Пеппоне туда прибыли, а на нас было покушение. И если бы Пеппоне пристрелили копы, то они лишились главного информатора.
- Сэм, подумай сам, почему они бы его именно убили? – Сальери решил оспорить мои суждения. – Может это была попытка покушения на тебя, как на самого опасного из Семьи… Ты же говоришь, что никто не знал о сделке, значит подставил вас или ты сам, или Дон.
Черт, а ведь Сальери был прав. В бессильной злобе я уперся в стену, чувствуя каждой клеточкой своего тела крушение идеалов.
Внезапно заговорил сам Дон:
- Простите меня, господа, но Сальери прав. Мы слишком опустились. Мы из благородных джентльменов стали кровавыми убийцами, страшными преступниками, достойных лишь электрического стула. Я не мог открыто вас распустить, так что был вынужден вас растрачивать по одному, сдавая информацию копам…
- Ах ты паскуда! – Морелло старший сорвался.
- Боже, да замолчи ты! Как же вы не понимаете, что таким как вы не место здесь. Мы не делаем мир лучше, мы лишь убиваем да грабим! И спаиваем людей!
- А ты лучше? – спросил я у Дона. – Ты сам то лучше? Когда ты подставил меня на встрече с Макбёрни, когда поведал Барретту, где будет встреча верхов Семьи, ты поступал лучше? Ты такой же убийца, твои руки в крови.
- Нет, Сэм, совсем ты не прав. Потому что я убивал косвенно, да и во благо…
Наступила тяжёлая, вязкая пауза.
- Господа – как ни в чем небывало начал Пеппоне. – Все равно вам здесь меня не убить, здание полно копов, так что любого из вас поймают. Лучше расходитесь, а я уже завтра исчезну. Можете искать меня и начинать Омерту, но это будет совсем другая история. Наслаждайтесь Рождеством.
- О-о, вот ты совсем не прав. – Сальери заговорчески улыбнулся – мы действительно не сможем тебя здесь убить, но есть один человек, чьё имя полиции не известно, который уже завтра слиняет из города. Это настоящий мастер, нам повезло, что Барретт так ошибся, перестав ему платить. Джимми – Сальери обратился в сторону. – заходи.
Из задней двери вышел одетый в чёрное лысый мужчина, с люпарой в руках.
Дон нервничал, но старался скрыть это.
- Можешь кричать, звать на помощь, Джимми успеет сделать своё дело. Господа, прошу ретироваться.
Когда мы выходили, Джимми вальяжно сел напротив Дона, одной рукой направляя люпару.
- Дай нам минут пять, пока мы разойдёмся.
- Конечно, босс. – Джимми ответил хладнокровно, словно даже с долей весёлости в голосе.
На ватных ногах я добрался да бара, вечеринка здесь же продолжалась, они ещё не знали, что сейчас случится.
Жизнь моя словно оборвалась. Я чувствовал горечь в сердце. Дон Пеппоне, такой умный и рассудительный нас подставил. Я не мог держать слёз, но всё же не расплакался, но моё счастье, перед барменом.
- Быть может, вам дать стаканчик лимончелло? - бармен понял, что я итальянец и решил предложить национальный напиток.
Вот только меня сейчас утешит лишь один напиток. Да, плевать, что печень теперь почти не пашет.
- Тройной виски, безо льда.
Бармен отдал мне мой заказ.
Напротив меня сел Сальери.
- Не переживай, Сэм, теперь дела пойдут на лад. Пеппоне был умный человек, он встретит достойный финал.
- Черт, как же так вышло…
- Пеппоне был слаб. Слабее нас. Увы, старикан сдал с годами, но мы будем вспоминать о нём с достоинством. Не беспокойся, такая подстава привела к закономерному финалу, но ведь ты понимаешь, что Пеппоне всё ещё уважаем, хоть и мертв?
- Босс, я не могу его уважать, после этого.
- Со временем ты поймешь его поступок. Хоть и не простишь. – голос Эннио всё грустнел и он попытался придать ему весёлый оттенок. – Ну а пока это легально, давай поднимем бокал.
- Бокал виски за сухой закон. – мрачно поддержал я собеседника. Мы сухо чокнулись.
Прерывая гул народа, со второго этажа громко прозвучал выстрел.



Автор Данил ТКАЧЁВ




Последние новости

2.05.2017
50 оттенков Alive Bars Mod
29.04.2017
Gangsters Mod
12.09.2015
Functional Black Metal
8.04.2015
О форсированных машинах
1.04.2015
История одного сицилийца
11.02.2015
Мод для изучения ПДД на улицах Лост Хэвэна
10.02.2015
Alive Continuing Mod - новый мод из семейства Alive



Это интересно

HotLog

Все права защищены © www.webgamer.hhos.ru 2003- © MikeMouse 2003- ©

Mail.Ru